Как не рассыпать мусор по дороге

Тема недели
Москва, 18.03.2019
«Эксперт» №12 (1112)
Возможности для построения эффективной системы обращения с отходами в стране есть. Но нам придется преодолеть давление групп лоббистов, преследующих противоположные цели, снять растущие протестные настроения в обществе и выстроить на всех уровнях четкое понимание, куда и как мы идем

ТАСС

Сто тридцать миллиардов рублей. Столько стоят материалы, которые мы выбрасываем: бумага, стекло, пластик и металл. В год. И это по самым осторожным оценкам. И без учета других фракций, например пищевых отходов, которые можно превратить в компост, экологически чистое органическое удобрение. Но не все пропадает: часть твердых коммунальных отходов (ТКО) у нас все-таки перерабатывается. По разным оценкам, от трех до семи процентов из 55–65 млн тонн образующихся отходов. Вообще, со статисткой здесь не очень хорошо. И это одна из проблем идущей в стране «мусорной» реформы. Впрочем, не единственная. В ходе подготовки перехода на новую систему обращения с отходами допущен ряд системных сбоев, которые ставят под сомнение ее успешную реализацию.

 

То едем, то не едем

Конечно, то, что последние два-три десятка лет происходило в России с бытовыми отходами, неприемлемо для развитой страны. На фоне разрушения советской системы обращения с отходами: залоговая стеклянная тара, добровольно-принудительный сбор макулатуры, металлолома и прочее — происходил рост потребления, а с ним и многократное увеличение объемов бытового мусора. Менялся мусор и качественно, менялась его морфология — в нем становилось больше пластмасс за счет роста производства продукции и упаковки из этих материалов, электронной и электробытовой техники, текстиля и прочего.

Но при этом системно обращение с бытовыми отходами оставалось прежним: мусор все также вывозился на свалки и там складировался. Из полигонов выжимали все по максимуму, а дальше — трава на них априори не росла, рекультивацией практически не занимались, свалки постепенно переполнялись, горели, фильтрат с них отравлял почву и воду.

Вместе с тем федеральный закон № 89 «Об отходах производства и потребления» был принят еще в 1998 году. Чуть ли не каждый год в него вносились изменения, но они не носили принципиального характера. При этом понимание того, что «мусорная» проблема усугубляется, нарастало.

Системные изменения законодательства начались после 2014 года.

«У органов государственной власти было четкое понимание, что вопросы обращения с коммунальными отходами криминализированы, — рассказывает Максим Шингаркин, депутат Государственной думы VI созыва, один из разработчиков мусорной реформы. — Решения о выделении земельных участков под размещение отходов на тот момент относились к ведению муниципальных органов власти. Федеральные требования к строительству защитных сооружений таких объектов были упрощены. Да и они легко обходились. Например, глава города или района разрешал временное складирование отходов. Временное превращалось в постоянное. Либо выдавались разрешения на пятый класс отходов, соответственно, полигон практически не оборудовался, а по факту туда сыпали четвертый класс. Граждане платили относительно небольшие деньги за вывоз отходов, а за их размещение на полигонах муниципальные власти всех уровней отчисляли платежи. Это создавало условия для получения откатов. Далее чиновники согласовывали увеличение объемов ра

У партнеров

    «Эксперт»
    №12 (1112) 18 марта 2019
    Поделить по-честному
    Содержание:
    Как не рассыпать мусор по дороге

    Возможности для построения эффективной системы обращения с отходами в стране есть. Но нам придется преодолеть давление групп лоббистов, преследующих противоположные цели, снять растущие протестные настроения в обществе и выстроить на всех уровнях четкое понимание, куда и как мы идем

    Специальное обозрение
    Реклама