«Газпром» погонится за «НоваТЭКом» уже без Shell

Повестка дня
Москва, 15.04.2019
«Эксперт» №16 (1116)

ТАСС

«Газпром» и англо-голландская нефтегазовая компания Shell прекратили сотрудничество по проекту создания «Балтийского СПГ» в Ленинградской области.

Он предполагает строительство завода по сжижению природного газа в районе порта Усть-Луга. Shell стала партнером «Газпрома» в этом проекте в 2015 году. Предполагалось, что завод введут в эксплуатацию к 2021 году, его производственная мощность составит 10 млн тонн в год. Но реализация проекта шла неспешно: к разработке технического проекта завода партнеры приступили лишь в 2018-м, сроки ввода сдвинулись на 2023–2024 годы, при этом мощность подросла до 13 млн тонн в год, а стоимость в итоге составит порядка 700 млрд рублей.

«Газпром» имеет почти десятилетний опыт сотрудничества с Shell. В частности, первый в России СПГ-завод (мощностью 9,6 млн тонн в год) был введен в 2009 году в рамках проекта «Сахалин-2», оператор которого на 50% принадлежит «Газпрому», на 27,5% — Shell. Завод использует технологию Shell, а в мире не так много доступных технологий сжижения (см. «Когда научимся сжижать?», «Эксперт» № 8 за 2019 год). И на первый взгляд ничто не предвещало разрыва и в балтийском проекте.

Председатель Shell в России Седерик Кремерс распространяет заявления в стиле «не больно-то и хотелось», указывая на несогласие с финальной технической концепцией проекта (объявлена «Газпромом» 29 марта этого года). Эксперты отрасли полагают, что «Газпром» сам старательно выталкивал партнера, не желая уступать перспективный рынок СПГ «НоваТЭКу». Тот уже запустил свой первый проект «Ямал СПГ» (16,5 млн тонн в год), дал старт второму — «Арктик СПГ — 2», а на горизонте до 2030 года грозится выйти на объемы производства 70 млн тонн в год. Shell, со своей стороны, не против «зарезервировать» доступ к ресурсам «Газпрома», но на более отдаленное будущее, когда улягутся геополитические бури. «Де-факто “Балтийский СПГ” заморожен уже несколько лет, — отмечает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. — Его реализацию тормозит требование Shell о предоставлении льгот, как для “Ямал СПГ”, что не устраивает российское руководство: льготы “Ямал СПГ” предоставлены, потому что те с нуля разрабатывали Южно-Тамбейское месторождение, в то время как Shell для “Балтийского СПГ” собирается брать газ из трубы, идущей от разработанных месторождений. Ситуацию осложняют и опасения Shell относительно расширения американских санкций. Тема санкций уже пошла, но пока только против зарубежных СПГ-проектов российских компаний, и риск того, что под ограничения попадут и внутренние проекты, сохраняется».

Небеспочвенны и заявления Shell о несогласии с концепцией производства. В соответствии с новой конфигурацией проекта «Балтийский СПГ» будет интегрирован с крупным газохимическим комплексом «Русгаздобычи» Артема Оболенского (выходца из структур Аркадия и Бориса Ротенбергов). Оператором проекта выступает компания «Русхимальянс», созданная на паритетной основе «Газпромом» и «Русгаздобычей». Таким образом, помимо СПГ предполагается производить 4 млн тонн этана, 2,2 млн тонн СУГ и 1,5 млн тонн полиэтилена в год. Продукцию будут поставлять главным образом на экспорт. (Для сравнения: все производство полиэтилена в России по итогам прошлого года составило 2,1 млн тонн, и это исторический рекорд, а потребление — порядка 2,5 млн тонн, что тоже является пиковым показателем.) При этом львиная доля капитальных затрат ложится на газовую составляющую проекта (где и был интерес Shell), за счет чего ненужные англо-голландцам химические мощности получались сравнительно дешевыми.

Технически «Газпром» способен реализовать проект строительства завода СПГ и без Shell. Например, купив технологии у немецкой Linde, активно интересующейся российским рынком. Немцы — технологические партнеры «НоваТЭКа» в «Арктик СПГ — 2», они уже сотрудничают с «Газпромом» на проекте Амурского ГПЗ, который, к слову, тоже предполагается интегрировать с гигантским полимерным заводом (1,5 млн тонн полиэтилена в год), но на этот раз «Сибура». Кроме того, еще в 2017 году «Газпром» анонсировал запуск работ по созданию собственной технологии сжижения. В декабре того же года министр энергетики России Александр Новак обещал, что технология будет создана в течение двух лет. В апреле 2019-го стало известно, что совет директоров «Газпрома» одобрил заключение соглашения с «Росатомом» о сотрудничестве в области испытаний оборудования для СПГ.

Как отмечают эксперты отрасли, главной проблемой «Газпрома» будет обеспечение финансирования проекта после ухода Shell. Привлечение средств под проектное финансирование в таких условиях окажется крайне затруднено, и придется использовать собственные средства или занимать. Но компания уже реализует ряд крупных и дорогостоящих инвестиционных проектов.

У партнеров

    «Эксперт»
    №16 (1116) 15 апреля 2019
    РЕСТАВРАЦИЯ ФИНТЕХ
    Содержание:
    В поиске устойчивого равновесия

    Как добиться большего представительства власти? Может ли российский парламент участвовать в назначении кабинета? За последние две недели видные российские политики инициировали дискуссию о новом балансе ветвей власти

    Реклама