Гордиев узел, или Как Македония стала Северной

Запад продолжает экспериментировать с демократией и национальным строительством на обломках бывшей Югославии

ТАСС

На Балканах случилось на первый взгляд незначительное, но горячо обсуждаемое и во многом историческое событие: премьер-министр Греции впервые посетил Скопье, столицу соседнего государства, недавно обретшего новое название — Северная Македония. До недавнего времени Афины категорически отказывались признавать эту страну под ее конституционным именем. Только в этом году при активной поддержке европейской и американской дипломатии спор удалось решить радикально — переименованием. Отныне небольшая Северная Македония с населением всего два миллиона человек может претендовать на вхождение в НАТО и, в перспективе, в Евросоюз.

Сложная история балканских народов породила немало противоречий. Однако даже среди них «македонский вопрос» занимает особое место. Все соседи этого молодого государства в том или ином виде претендуют на его территории. Проблема отношений с Грецией была лишь верхушкой айсберга. В случае каких-либо потрясений македонские земли могут оказаться в центре крупного регионального конфликта. Стоит вспомнить хотя бы недавнее заявление американского конгрессмена Дейны Рорабейкер, что «Македония не государство» и что ее территории должны быть поделены между Косово и Болгарией — «или любой другой страной, с которой они связаны». Комментарии тут излишни.

«Наследники» Александра Македонского

В 1991 году, когда государство под названием Югославия исчезло с политической карты мира, на его месте осталось несколько маленьких стран, и некоторые из них никогда раньше не имели собственной государственности. Одним из таких новообразований стала Македония. Ее земли в разное время входили в состав соседних держав, что создало основу для предъявления территориальных претензий. В этническом и языковом плане население Македонии близко к жителям современной Болгарии, что позволяет некоторым болгарским ученым считать македонский язык диалектом болгарского, а македонцев, соответственно, исторически болгарами. Однако самые сложные отношения у Македонии сложились с Грецией: Афины видели в названии соседней страны не только «исторический плагиат», но и потенциальную угрозу для собственной территории, поскольку пограничная область Греции носит то же имя (Эгейская Македония).

Для самой Македонии независимость стала сюрпризом. Местная политическая элита, привыкшая к жизни в рамках более крупного государственного образования — Югославии, теперь должна была срочно найти обоснование для самостоятельного существования страны. Попытка уклониться от ответа путем вступления в более крупную политическую общность (Евросоюз) не удалась: Греция заблокировала этот процесс, потребовав убрать из названия страны компонент «Македония». В условиях, когда для окружающего мира страна казалась историческим недоразумением, поиск национальной идентичности стал вопросом выживания.

Тот ответ, который в итоге был найден, трудно назвать удачным или хотя бы оригинальным. После очередного провала переговоров с Грецией македонские власти бросились в объятия безудержного национализма. Назло соседям

У партнеров

    «Эксперт»
    №16 (1116) 15 апреля 2019
    РЕСТАВРАЦИЯ ФИНТЕХ
    Содержание:
    В поиске устойчивого равновесия

    Как добиться большего представительства власти? Может ли российский парламент участвовать в назначении кабинета? За последние две недели видные российские политики инициировали дискуссию о новом балансе ветвей власти

    Реклама