Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Политика

Страсти во власти

1999

Петербургские депутаты принимают законы, голосуя чужими ключами

В Петербурге досрочные выборы губернатора, похоже, становятся нормой. Вот уже второй раз за последние четыре года сокращение срока полномочий главы местной администрации происходит по наущению самой исполнительной власти. Но облечь подобную инициативу в форму закона может, разумеется, только городской парламент. Это довольно неприятное обстоятельство для Смольного, которому приходится договариваться с Мариинским дворцом: торговаться, оказывать давление, манипулировать общественным мнением. Потому что послушного парламента, единодушно голосующего по указке главных чиновников, в Питере никогда не было и, видимо, не будет.

Проторенным путем

Закон, сокративший срок полномочий Владимира Яковлева, был принят 8 октября и мгновенно вызвал бурю протеста в стане политических противников действующего губернатора. Обсуждение данного вопроса было инициировано "прогубернаторскими" депутатами, а затем с многочисленными процедурными нарушениями (как считают противники сокращения срока губернаторских полномочий) выборы губернатора были перенесены. Причем для этого сторонникам Яковлева пришлось также изменить условия принятия закона: прежняя норма, по которой решение выносилось квалифицированным большинством голосов, была смягчена - стало достаточно простого большинства. А поскольку кворума не было, оставалось одно - создать его видимость. Для этого прибегли к неоднократно опробованному способу голосования чужими ключами. Губернатор вздохнул с облегчением и немедленно подписал закон.

Добиваясь своей цели, Владимир Яковлев пошел дорогой, четыре года назад проторенной его предшественником, а ныне лютым врагом Анатолием Собчаком.

Тогда, в 1996 году, имиджмейкеры питерского мэра тоже стремились перехватить инициативу у конкурентов и занять главенствующие высоты в предвыборной борьбе. Известно ведь: при назначении досрочных выборов проигрывают, как правило, все стороны, кроме одной - действующей (и желающей действовать дальше) власти.

Директор политических программ центра экономических и политических исследований "ЭПИЦентр-СПб" Борис Вишневский рассказал, как протаскивался закон в 1996 году. Кворума не набиралось: депутаты, возмущенные "силовым давлением" со стороны городской администрации и ее слишком уж навязчивым желанием провести выборы раньше намеченного срока, покинули Мариинский дворец. Итоги электронной регистрации говорили о том, что заседание нужно закрывать. Тогда председательствующий пересчитал народных избранников "по головам", при этом дважды назвав фамилии нескольких парламентариев. В итоге набралось достаточное для легитимного голосования количество персонажей. Досрочные выборы состоялись; правда, Анатолию Собчаку они не принесли удачи.

Слово за Фемидой высшей инстанции

На прошлой неделе питерская Фемида признала правомочным городской закон, почти на полгода сокративший пребывание у власти Владимира Яковлева и назначивший соответствующие выборы на 19 декабря 1999 года. Жалобщикам - местному "Яблоку", депутату Законодательного собрания (ЗС) Алексею Ковалеву, правозащитникам Юрию Вдовину и Михаилу Чулаки, оспаривающим данное решение ЗС, городской суд в иске отказал. По всем пунктам.

Разумеется, вопрос, имели ли место серьезные нарушения регламента при обсуждении и голосовании закона от 8 октября 1999 года, остается до поры до времени открытым. Окончательное заключение на сей счет должен вынести Верховный суд, куда обратились оппоненты Владимира Яковлева. А вот тот факт, что предметом судебного разбирательства стали именно процедурные аспекты деятельности питерских законодателей, наводит на грустные размышления.

Представители "Яблока" указывают, что, когда закон о сокращении срока губернаторских полномочий принимался в целом, в зале заседаний Мариинского дворца находились максимум двадцать пять депутатов. То есть ровно половина списочного состава, но уж никак не большинство. По мнению истцов, двадцать шестой депутат, якобы присутствовавший на заседании Валерий Селиванов, днем 8 октября находился в Москве в Государственной думе РФ. Следовательно, участвовать в обсуждении и принятии исторического решения вроде бы никак не мог. Вероятнее всего, депутатским ключом Валерия Селиванова воспользовались другие люди. Но как и почему электронный ключ депутата оказался у них в руках?

Возможно, ответ на этот вопрос следует искать в откровениях депутата ЗС Андрея Корчагина, которыми он поделился с корреспондентом "Эксперта". Депутат считает, что имеет право передать ключ коллегам по фракции, пока он, например, занят важными делами за пределами зала заседаний. И попросить их по одному вопросу проголосовать так, а по другому - этак. Как он пояснил, в уставе города действительно сказано, что депутат должен голосовать лично, но не говорится, в какой форме.

Поговаривают также, что в Мариинском дворце имеют хождение фальшивые ключи-дубликаты...

Восемнадцать депутатов бойкотировали заседание ЗС, на котором обсуждался закон о сокращении срока властных полномочий Владимира Яковлева. Для этой группы народных избранников бойкот стал не только формой протеста, но и способом уйти от позорной, как им казалось, дискуссии с заранее известным результатом. Бойкот оценили по-разному. Многие считают, что его участники опозорили городской парламент, отказавшись выполнять порученную им избирателями работу - принимать законы. С другой стороны, в складывающейся политической ситуации выбор у депутатов, увы, невелик: либо сидеть в зале и принимать навязанные законы, либо прогуляться в Москву или в буфет.

С точки зрения созидательной законотворческой работы такое поведение и впрямь выглядит "нехорошим". О чем, кстати, в частном определении заявил и суд, пожуривший народных избранников за негражданское поведение. Но от нотации, прочитанной "группе восемнадцати" судьей Татьяной Гунько, до установления истинной справедливости дистанция огромного размера. Ведь суд, например, так и не выяснил, был ли депутат Валерий Селиванов в зале заседаний 8 октября сего года. Имело ли место голосование фальшивыми ключами и ключами отсутствующих депутатов? Нарушал ли городской парламент естественные права избирателей, принимая законы весьма сомнительным и спорным большинством голосов?

Как всегда, выход из внутренних региональных противоречий должна искать почему-то федеральная власть. А ведь не факт, что найдет.

В неправовом поле

В 1996 году реакция народных избранников, не поддавшихся "внушению" из Смольного и оспаривавших перенос выборов, была, по их же признанию, чрезвычайно слабой. Дело в городском суде они проиграли. Но теперь становится ясно, что в те дни они проиграли больше, чем судебный процесс. Они лишились нормальных правовых алгоритмов.

В Петербурге стала формироваться особая система взаимоотношений между исполнительной и законодательной властью субъекта федерации. И особая система взаимоотношений народных избранников друг с другом.

Во всяком случае, после 1996 года ситуация, открывающая обеим силам доступ в неправовое поле, возникала неоднократно. И каждый раз - при обсуждении крайне важных для города, для исполнительной и законодательной власти вопросов: при скандальных попытках администрации отменить устав города (1998 год), при выборах спикера ЗС (1998-й и 1999 год).

Кстати, тот факт, что Законодательное собрание уже год работает без председателя, тоже облегчает возможности для различных манипуляций, как политических, так и технических. Городской парламент лишен организующего фактора и политической воли, которые призван обеспечить спикер. Да и вообще, можно ли считать полностью дееспособным состав представительного органа, который, отработав четверть отпущенного ему срока, не в состоянии определить, кто, собственно, его должен возглавить. А время, предназначенное для решения актуальных для горожан вопросов, регулярно тратится на депутатские междоусобицы. Разве это не нарушает права избирателей?

Главная проблема ЗС прошлого и нынешнего созывов (нынешнего в особенности) - его политическая неструктурированность. Есть фракции, работают постоянные комиссии. Но Законодательному собранию откровенно не хватает политического консенсуса. Последнее, кстати, не означает единства политических взглядов. Но означает как минимум депутатскую общность в понимании того, что вообще называется законодательной властью. Общность гражданской ответственности перед избирателями. К какой бы политической группировке, партии или идеологии ни принадлежали народные избранники. Кроме того, политический консенсус это потенциальная готовность парламента дать отпор любым "инициативам" исполнительной власти, если они выходят за рамки закона и Конституции.

Тот факт, что взаимоотношения обеих "ветвей" в Петербурге выходят за эти рамки, можно считать почти доказанным. Но даже если не так, все равно нынешняя ситуация создает прекрасные условия для возможных нарушений.

Предположим, Верховный суд не успеет рассмотреть иск питерских "яблочников" до 19 декабря и выборы состоятся. Предположим, что несколько дней или недель спустя российская Фемида все-таки скажет свое слово, и это слово будет не в пользу Владимира Яковлева. Что тогда? Новые выборы? Новые политические тяжбы?

Список вопросов можно продолжить. Например, как поведут себя политические оппоненты действующего губернатора, если победят на выборах, а затем Верховный суд отменит результаты этих выборов? Ведь питерское "Яблоко" все-таки намерено участвовать в "незаконных" с их собственной точки зрения губернаторских выборах. Интересно, если их лидер Игорь Артемьев станет городским головой, будут ли они по-прежнему настаивать на "нелегитимности" голосования?

Вместо послесловия

В России конфликт между "законодателями" и "исполнителями" - какая-то дурная традиция. Вспомним боярскую Думу эпохи Московского царства. Вспомним историю российских парламентов начала ХХ века. Вспомним, наконец, 1993 год. Но история никого ничему не научила.

Сегодня противостояние уходит из федерального центра регионы, в провинцию. Но накал борьбы не становится слабее. Скорее, наоборот.

Известный питерский правозащитник и писатель Михаил Чулаки видит в происходящем тенденцию. Губернаторы в России, как будто сговорившись, формируют у себя дома диктаторскую власть. Такую, какая не снилась даже всесильному федеральному центру. Ради этой цели они идут на все. На унижение и приручение региональных СМИ. На выкручивание рук местным парламентам.

Потому что власть на местах - это ощутимо и конкретно.

«Эксперт Северо-Запад» №5 (5)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама