Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

"Севредмет" уходит с рынка

2000

Позиция правительства РФ практически не оставляет надежд на организацию конкурентоспособного производства редких и редкоземельных металлов

ОАО "Севредмет" в Ревде (Мурманская область) - единственный отечественный добытчик сырья редких и редкоземельных металлов, а также их соединений. Из кольского лопаритового концентрата в бывшем СССР производили 80% ниобия, 50% тантала и 75% редкоземельных металлов. В каждой выпущенной оборонной промышленностью атомной субмарине, в каждом космическом спутнике и сверхзвуковом самолете была и лепта "Севредмета".

Танталовы муки

С началом рыночных реформ производство быстро пошло на спад, внутреннее потребление сократилось в семь и более раз. Уже к 1995 году редкометалльная отрасль как таковая оказалась на грани гибели - из четырех химико-металлургических заводов, задействованных в выпуске стратегической продукции, в России остался только Соликамский магниевый. Технологическая цепочка, которая была задействована в советские времена, такова: прежде чем лопаритовый концентрат превращался в готовые металлы, его транспортировали по железной дороге в Соликамск на хлорирование с получением титана и хлоридов редких металлов. Затем эту промежуточную продукцию доставляли в восточный Казахстан - извлекать ниобий и редкоземельные металлы. А после очередной перевозки, уже на другом предприятии, получали конечный и наиболее ценный компонент - тантал. Эта затратная схема вкупе с тарифными перекосами и отсутствием здорового протекционизма в наше время содействовала уходу российского товара с внешних рынков редких металлов, на которых мы в течение нескольких десятилетий занимали позиции бесспорного лидера. Образовавшуюся после нашего ухода нишу начал активно занимать Китай.

Казалось бы, на северном ветеране следует поставить крест и навсегда о нем забыть. Но в отличие от всех предприятий-банкротов Мурманской области компания "Севредмет" удостоена чести агонизировать под пристальным вниманием федерального центра. За последние годы прошло без счета министерских совещаний, заседаний рабочих групп, экспертных советов и "круглых столов", посвященных судьбе уникального предприятия. Смысл обсуждений неизменно сводился к тому, что закрывать "Севредмет" нельзя, что опасно и не дальновидно ставить крест на собственной сырьевой базе, которая питает стратегические отрасли промышленности. А потому надо предпринимать самые энергичные меры для спасения предприятия.

Человеческий фактор

К сожалению, за истекшее десятилетие так и не было сказано, кто и что должен в данной ситуации делать.

Первым, кто попытался хоть что-то предпринять, был генеральный директор комбината лауреат Ленинской премии Игорь Мусатов. Получив в 1992 году возможность обзавестись в ходе акционирования "Севредмета" пятипроцентным пакетом акций, он достаточно быстро увеличил собственную долю до 38%, став, по существу, полноправным хозяином стратегического комбината. В 1994 году по заданию Мусатова два московских института "Гипроруда" и ***"Механообр", а также петербургский ВНИПИЭТ разработали технико-экономическое обоснование проекта строительства при "Севредмете" гидрометаллургического завода. Идея производить готовые металлы здесь же, на месте добычи руд, полностью соответствовала мировой практике: добыча, обогащение, переработка руд и концентратов под одной крышей. Воплотись эта идея в жизнь, себестоимость отечественной продукции существенно бы снизилась, и наши редкие металлы, аналогично российскому никелю, алюминию и меди, получили бы возможность конкурировать на мировом рынке.

Но проект предполагал крупные - до 600 млн долларов - инвестиции. И, разумеется, надеяться на финансовые вливания из бюджета приватизированный комбинат уже никак не мог. Впрочем, хозяин-директор на это и не рассчитывал: на всех совещаниях Мусатов твердо заявлял, что желающие вложить миллионы найдутся. Его убеждение было совершенно искренним и, к слову сказать, вполне соответствовало тогдашней эйфории по поводу иностранных инвестиций. Однако вплоть до своей смерти генеральный директор так и не смог осознать глубину пропасти, в которой оказалось его предприятие. Более того, два десятилетия в статусе руководителя "уникального и неповторимого" сыграли с Мусатовым злую шутку: несговорчивость в отношениях с единственным оставшимся потребителем концентрата - Соликамским магниевым заводом (СМЗ), привела в 1996 году к фактическому разрыву производственной цепочки. С начала 1997 года СМЗ перешел на апробацию новой сырьевой схемы, получив из-за границы в общей сложности более 800 тонн танталониобиевых концентратов. А комбинат в Ревде пришлось остановить.

Вторая попытка

Как ни жестоко это звучит, но лишь уход из жизни главного акционера позволил региональной администрации активно подключиться к решению проблем комбината. Строго говоря, администрацию Мурманской области меньше всего волновал высший государственный интерес: "Севредмет" был единственным кормильцем поселка Ревда, где жили десять тысяч человек. Консервация экологически небезопасных рудников, по подсчетам специалистов, требовала не менее 3 млн долларов. Почти столько же требовалось и на переселение "ненужного" населения...

Конечно, к тому времени в Мурманске уже понимали, что делать ставку на внешний рынок, прочно оккупированный за минувшее пятилетие гораздо более дешевой (почти на 30%) китайской продукцией, теперь бесполезно. Как бессмысленно ожидать инвестора, который согласится хоть что-то вложить в допотопное производство. И поэтому пути спасения виделись в другом - в национализации уникального комбината или создании финансово-промышленной группы.

После долгих и трудных переговоров мурманчане восстановили порушенную производственную цепочку, снова "завязав" северный концентрат на СМЗ. Соликамский завод по-прежнему не являлся конечным звеном в производстве редких и редкоземельных металлов, так как отправлял полуфабрикаты на доработку эстонскому "Силмету". Тем не менее сотрудничество с соликамцами позволяло поддерживать "Севредмет" в рабочем состоянии до тех пор, пока не случится что-то хорошее - национализация или холдинг.

В холдинг, разумеется, прочили и СМЗ, уверенно вставший на ноги после того, как в 1996 году крупный пакет его акций за 3 млн долларов приобрела американская корпорация Metallurg Inc. Корпорация также помогла заводу организовать экспорт в Северную Америку 88% произведенной в Соликамске продукции (чистый магний и его сплавы). В 1996 году объем продаж Metallurg Inc. возрос более чем в 15 раз, достигнув небывалого для компании уровня в 695 млн долларов. Правда, процесс интернационализации сопровождался кое-какими неприятными мелочами, в частности, прибыль самого завода, несмотря на столь активное освоение новых рынков сбыта, сократилась практически вдвое. Да и явный интерес американцев к "Севредмету" никак не сказывался на отношениях СМЗ со своим поставщиком. Во-первых, соликамцы потребовали сократить с 1350 до 916 долларов цену за тонну лопаритового концентрата. Во-вторых, выказав готовность взять 6 млн тонн концентрата, приняли всего 2 млн, за которые расплатились лишь полгода спустя. Но в отличие от бывшего директора Мусатова администрация Мурманской области с готовностью принимала любые условия.

Но уже в июне 1998 года арбитражный суд Мурманской области ввел на ОАО "Севредмет" внешнее управление. Долги комбината вместе с пенями и штрафами составили более 360 млн рублей. "Севредмет" получил временную передышку и возможность определиться с ближайшими перспективами. Проведя переговоры с СМЗ и Metallurg Inc., региональная власть убедила их выделить комбинату оборотные средства для запуска остановленного производства, предоставив со своей стороны градообразующему банкроту все мыслимые и немыслимые налоговые льготы, чтобы снизить реальную себестоимость лопаритового концентрата. Американцы дали 2 млн долларов, и это обстоятельство сразу породило надежды у властей и в Мурманске, и в Москве. Все почему-то решили, что американцы на этом не остановятся и будут вкладывать деньги в модернизацию комбината.

Однако прагматичная корпорация вдруг утратила интерес к "Севредмету" и вложилась в акции эстонского "Силмета" и тем самым получила полную возможность формировать ценовую политику во всей российской редкометалльной отрасли. Причем "Севредмет" ничем повлиять на американцев не может, поскольку у Metallurg Inc. имеются собственные источники сырья. С 1978 года американцы располагают рудниками в Бразилии, а с 1980 года занимаются там же производством оксидов тантала и ниобия. С этой точки зрения ревдинский банкрот для них - конкурент, и в целом корпорация только выиграет, переведя Соликамский магниевый завод на экспортное сырье.

Попытка третья?

Между тем полуторагодовой срок внешнего управления уже истек, и арбитражным судом назначено конкурсное производство. В администрации области с удовольствием констатируют, что процедура эта очень небыстрая. Вначале предприятие будет выставлено на торги, и желающие купить "Севредмет", основные фонды которого оценены в 1,2 млрд рублей, едва ли найдутся. Затем наступит очередь уценки, разделения производства и продажи его по частям. Главная цель региональной власти в данный момент очевидна: всячески оттянуть крах.

Похоронив надежды на национализацию, холдинг и доброго инвестора, на Кольском полуострове вновь озадачились созданием при комбинате собственного перерабатывающего производства, правда, на порядок более дешевого. Оригинальная технология вскрытия концентрата уже есть: несколько лет назад она была разработана Институтом химии Кольского научного центра РАН и получила высокую оценку специалистов. Однако проблема в том, что ни одного действующего производства на ее основе или хотя бы опытно-промышленной установки пока не существует. По разным прикидкам, стоимость будущего завода может составить от 30 до 60 млн долларов.

Потеря перспективы

В принципе, стратегия развития металлургической промышленности России до 2005 года, разработанная специалистами Минэкономики РФ, дает весьма обнадеживающий прогноз для предприятий редкометалльной промышленности: внутренний спрос на редкие металлы, ниобий и тантал, увеличится соответственно в 8 и 14 раз, а на редкоземельные - в семь. Но вкладывать средства в создание мощностей по производству готовых металлов государство намерено совсем на других российских предприятиях - Подольском химико-металлургическом заводе, "Уралредмете", химико-металлургическом заводе ***"Гиредмет", то есть там, где не надо, как в Мурманской области, начинать с нуля. Что касается "Севредмета", то для него предусматриваются средства лишь на "модернизацию и поддержание горнодобывающих мощностей". Таким образом, чиновники воссоздают технологическую цепочку времен плановой экономики, которая и убила отечественную редкоземельную металлургию.

Местные власти, которые пытались поддержать производство, теперь только разводят руками, ведь дальнейшее решение проблемы - компетенция федерального центра, который свою позицию заявил. Правда, в Мурманске подумывают обратиться непосредственно к президенту в надежде на его "милитаризм". Ведь до сих пор Владимир Путин проявлял заботу обо всем, что относится к ВПК. Однако на этот сценарий влияет много факторов, в том числе и большая политика. Например, договор СНВ-2 снижает потребности военных в оборудовании, где используется продукция "Севредмета". Частично это падение спроса сможет компенсировать развитие гражданских отраслей, и в первую очередь ТЭК. Штокмановское и Тимано-Печорское газовые месторождения находятся в непосредственной близости от рудников "Севредмета". Но послужит ли это обстоятельство для Минэкономики достаточным аргументом, чтобы пересмотреть отдельные положения избранной им стратегии, неизвестно.

Мурманск

«Эксперт Северо-Запад» №10 (17)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама