Агитпункт раннего капитализма

Международный бизнес
Москва, 04.06.2001
«Эксперт Северо-Запад» №10 (39)
Эстония названа самой конкурентоспособной страной Восточной Европы

Авторитетный в мировых бизнес-кругах швейцарский Международный институт управления и развития (IMD) в своем ежегоднике World Competitiveness Yearbook за 2001 год опубликовал рейтинговую таблицу международной конкурентоспособности, куда впервые включена Эстония.

В списке из 49 стран Эстонии отведено 22-е место. Впрочем, среди государств Восточной Европы Эстония признана лидером: ближайшая к ней Венгрия занимает 27-ю строчку. Кроме них из постсоциалистических стран в обзор включены еще Чехия, Польша, Словакия, Словения и Россия.

Анализ проводится по 286 показателям, охватывающим все стороны жизни общества - от экономики государства и эффективности его правительственного аппарата до качества образования и цен на недвижимость.

По мнению специалистов, ежегодник IMD - одно из наиболее престижных в мире изданий по части анализа предпринимательского климата в разных государствах, к оценкам которого серьезно относятся руководители бизнеса при принятии решений об инвестициях в экономику той или иной страны. И с этой точки зрения сам факт внесения Эстонии в список рассматриваемых государств является, несомненно, позитивным. Однако не все эксперты безоговорочно оптимистичны.

Сапоги с хлебом

Известный в Эстонии экономист, ректор частного Института экономики и управления профессор Ханон Барабанер в целом высоко оценивает включение Эстонии в рейтинг IMD как свидетельство признания ее успехов в развитии рыночной экономики. "Однако, - подчеркивает профессор, - при подобном анализе ключевая проблема - определение удельного веса каждого показателя, включенного в обзор. И когда их 286, то решение проблемы резко затрудняется, поскольку многие из них просто несопоставимы. Например, число инженеров в стране и вклад работников в суммарный социальный налог. Получается, что мы складываем сапоги с хлебом".

Серьезные вопросы вызывает такой, например, показатель, как дух предприимчивости населения. В оценке аналитиков IMD Эстония по этому показателю занимает четвертое место (поляки на 38-м месте, шведы на 13-м, финны на 29-м). За основу берется такой фактор, как готовность учредить собственную фирму. На взгляд Барабанера, подобная оценка не вполне корректна. Ведь такая готовность может проистекать как из действительно высокой степени предприимчивости данного коммерсанта, так и из его неумения представить себе все последствия этого шага, или из незнания всех нюансов законодательства, регулирующего деятельность частных фирм.

Одна пушка или 200 тонн масла?

По внедрению новых технологий Эстонии отводится почетное седьмое место (у Канады - восьмое). Первую тройку в этом разделе образуют Финляндия, Швеция и Исландия, последнюю строчку занимает Италия. Но без "фоновой" информации этот факт, по мнению нашего эксперта, также повисает в воздухе, поскольку и в данной области успехи могут быть следствием самых разных факторов. Одно дело, когда производство уже насыщено новыми технологиями, и их замена ведется с использованием лишь самых последних разработок. И совсем другое - если до рассматриваемого периода новые технологии вообще не применялись, и только теперь начато их внедрение. В последнем случае абсолютные показатели могут выглядеть гораздо предпочтительнее, чем в первом. Но получить объективную картину без данных за предшествовавший период невозможно.

В первую десятку (9-е место) входит Эстония и по развитию электронной коммерции. Возглавляет этот раздел Финляндия, роль "замыкающего" играет Польша. Россия здесь занимает 41-е место. Однако подобное распределение приобретает иную окраску при сопоставлении "сопутствующих" факторов - например, численности населения (менее 1,5 миллионов в Эстонии и 150 миллионов в России) или территории государства, - которые не в последнюю очередь влияют на темпы "электронизации".

По затратам на образование Эстония тоже выведена на 9-е место - сразу вслед за США. При этом Япония - на последнем месте. "Может сложиться впечатление, - комментирует Ханон Барабанер, - что в Японии вопросам образования не уделяется должного внимания. Но мы же знаем, что это, мягко говоря, не совсем так. Просто составители рейтинговой таблицы "забыли" уточнить, какие затраты они имеют в виду. Если со стороны государства, то все сразу же становится на свои места. В Японии, действительно, очень мало учебных заведений (особенно высших и средне-специальных), финансируемых из госбюджета, тогда как в Эстонии все наиболее крупные вузы, чей общий удельный вес в подготовке дипломированных специалистов составляет не менее 75%, находятся на государственном обеспечении. В этом смысле понятно, почему "образовательный рейтинг" возглавляют Израиль, Канада и Швеция, где количество государственных учебных заведений очень велико. И без учета этих обстоятельств мы опять рискуем, условно говоря, пытаться ответить на вопрос: что лучше - выпустить одну пушку или 200 тонн масла, не имея представления, для чего лучше".

Государство не мешает

Впрочем, многие пункты рейтинговой таблицы, очевидно, бесспорны. Действительно, одним из главных преимуществ Эстонии является тот факт, что деловые переговоры, ведущиеся ее бизнесменами с предприятиями разных стран, проходят без вмешательства правительства (по этому показателю Эстония занимает 1-е место). К плюсам относятся также низкий обменный курс национальной валюты, стимулирующий предпринимательство (2-е место), низкая задолженность правительственного сектора (2-е место). Кредитные ставки, доступ иностранных предприятий к местному рынку капиталов, экспорт коммерческих услуг и вклад работника в социальный налог также оцениваются не ниже второго места. Но, пожалуй, наиболее важно то, что, по мнению составителей рейтинга, самой привлекательной (после Сингапура) для зарубежных бизнесменов делает Эстонию степень законодательной защиты иностранных инвестиций. Россия по этому показателю - на последнем месте.

Хотя иногда то же невмешательство государства имеет негативные последствия. Во многом именно этим обстоятельством обусловлено резкое снижение экспорта товаров из Эстонии, наибольшую часть которых, как известно, составляла сельхозпродукция. Государственная политика в отношении аграрного сектора сводилась в последние годы к тому, что правительство "не мешало" эстонскому сельскому хозяйству идти ко дну. В результате по экспорту товаров Эстония занимает 49-е (последнее) место. Как и по использованию энергии: опять-таки из-за "невмешательства" государства в процесс приватизации двух крупнейших электростанции (точнее, из-за усиленного, хотя и не афишируемого, лоббирования этого процесса, причем на явно невыгодных для Эстонии условиях).

Предпоследнее место IMD отводит Эстонии и по таким позициям, как число инженеров и квалифицированных рабочих. А буква и дух иммиграционного законодательства, препятствующего найму иностранной рабочей силы, ставят Эстонию на 49-е место.

Характерно, что один из экспертов газеты Дripдev, аналитик Eesti Ьhispank (коммерческий Объединенный банк Эстонии) Свен Кунсинг, самой серьезной проблемой считает внутриполитическую ситуацию в Эстонии. Он имеет в виду сложившееся за последние годы перманентное противостояние в парламенте оппозиции и правящей коалиции при решении экономических и социальных вопросов и, как следствие, - затяжной кризис власти. Если ничего здесь не изменится, то рейтинг Эстонии вскоре начнет падать, считает Кунсинг.

Нужна хорошая госреклама!

Выдвинутый еще шесть лет назад, этот лозунг был использован по полной программе. Собственно, само появление Эстонии в рейтинге IMD в значительной степени явилось следствием именно хорошо поставленной государственной рекламной кампании, на необходимости продолжения которой настаивает советник премьер-министра Керсти Кальюлайд. Инициатива включить данные об Эстонии в ежегодник швейцарского института исходила от Эстонского агентства иностранных инвестиций, а в сборе данных активно участвовал здешний Институт конъюнктуры, сотрудниками которого были опрошены владельцы и ведущие менеджеры 150 крупнейших предприятий и фирм Эстонии.

"Международной является лишь сама анкета, - подчеркивает профессор Барабанер, - а сбор информации, на основе которой определяется рейтинг, производился национальными инстанциями. Элемент субъективизма при этом неизбежен. Во всем мире существует достаточно много исследовательских учреждений и корпораций, более или менее успешно пытающихся выстраивать страны "по ранжиру" их привлекательности для инвесторов. Можно активно рекламировать место, занятое в этом строю, но вряд ли это способно существенно повлиять на инвестиционную политику зарубежных бизнесменов".

С этим мнением заочно дискутирует на страницах Дripдev исполняющая обязанности главы Эстонского агентства иностранных инвестиций Пирет Кармо, которая считает, что при размышлениях о том, где открыть свой филиал или основное производство, инвесторы сначала составляют длинный список потенциальных мест, и теперь шансы Эстонии попасть в этот список существенно возросли. По ее словам, после устранения некоторых недостатков место Эстонии в таблице можно еще улучшить.

Когда-то советская партийная номенклатура в узком кругу называла Эстонию "агитпунктом развитого социализма", наглядно демонстрирующим преимущества "самого прогрессивного в истории человечества политико-экономического устройства". Сегодняшние руководители в этом смысле фактически повторяют своих предшественников. Разумеется, с поправкой на иное социально-политическое устройство. Благо, компактные размеры страны позволяют и в том, и в другом случае действовать достаточно успешно. Кто их за это осудит? Ведь в любом случае умение подать себя - это тоже искусство.

Таллин

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №10 (39) 4 июня 2001
    Санкт-Петербург - 2003: Навстречу юбилею
    Содержание:
    Реклама