Город-призрак

Общество
Москва, 04.06.2001
«Эксперт Северо-Запад» №10 (39)
В начале этого года в Калининграде активизировалась дискуссия, посвященная облику исторического ядра Кенигсберга - острова Кнайпхоф

Вот уже почти полвека, как Кнайпхоф носит ассимилированное и легкопроизносимое название - остров Канта.

Некогда богатого средневекового города, а впоследствии исторического центра бывшей столицы Восточной Пруссии давно уже не существует ни на картах, ни в головах многих калининградцев. Однако с момента превращения Кенигсберга в Калининград изменилось не только название. Радикальные перемены коснулись внешнего облика острова: тесная и густая немецкая застройка с узкими мощеными улочками, по которым едва-едва мог протиснуться дилижанс, уступила место тенистым аллеям дендропарка, украшенного незамысловатыми, а подчас просто нелепыми скульптурами. Столь основательную метаморфозу предопределил исторический налет британской авиации на Кенигсберг в 1944 году, в результате которого центральная часть города, и Кнайпхоф в том числе, превратилась в кровоточащие руины.

Свою лепту в преобразование острова внесла и советская политика послевоенных лет. Руины Кнайпхофа представляли собой клондайк строительного материала, который с 1945 года баржами стал сплавляться на восстановление разрушенных советских городов, и в первую очередь Ленинграда. В итоге к 70-м годам остров практически полностью очистили от развалин (причем зачастую сносились здания, которые в принципе подлежали восстановлению) и на нем был заложен дендрологический парк, дополненный впоследствии не вполне концептуальной скульптурной композицией. "В живых" осталось лишь одно строение - относительно сохранившаяся громада Кафедрального собора с могилой Иммануила Канта (которая, кстати, и спасла собор от сноса). Но шаги по его реставрации в советские годы так и не были предприняты. Заколоченный от любопытных глаз, он простоял вплоть до 90-х годов, обрастая мхом, лишайником и легендами. Ходили, например, леденящие кровь рассказы о таинственной Зеленой комнате, где призраки явно немецкого происхождения совершают алхимические свадьбы и тому подобные ритуалы; о полуразрушенной лестнице, спускающейся прямо в воды Преголи, по которой чуть ли не каждую ночь шествует мрачная процессия погибших от бомбежек жителей Кнайпхофа.

Аура загадочности, сотканная народным сознанием вокруг собора и острова, способствовала позднее всплеску творческой активности калининградской интеллигенции. В частности, в середине 90-х годов историк Сергей Трифонов выпустил серию мифологических очерков, посвященных якобы располагавшейся на Кнайпхофе тайной "Лаборатории Кенигсберг-13". А в 2000 году состоялось знакомство московской публики с шоу "Арт-мистерии острова Кнайпхоф", поставленным в гостинице "Рэдисон-Славянская" Аллой Яковлевой. Распад Советского Союза вдохнул в Кнайпхоф новую жизнь. На протяжении последнего десятилетия усилиями известного в городе архитектора Игоря Одинцова, позднее в шутку прозванного "губернатором острова Кнайпхоф", и его фирмы "Кафедральный собор" более или менее активно велась реставрация главного памятника Кенигсберга, а остров стал местом проведения ежегодных фестивалей. В это же время приобрел актуальность диалог о его дальнейшей судьбе.

Борьба идей

Самым радикальным замыслом преобразования острова является в настоящее время проект, предусматривающий полное восстановление довоенной застройки. Парадоксально, но на эту наиболее дорогостоящую идею проще всего найти деньги - немецкие фонды, связанные с Восточной Пруссией, по слухам, готовы ее финансировать. Однако в данном случае деньги способны решить далеко не все проблемы. И в первую очередь они не в состоянии урегулировать общественный конфликт, который неизбежно возникнет, если на острове будет срублено хоть одно дерево. Целое поколение калининградцев воспринимает Кнайпхоф не иначе, как остров Канта, - Кафедральный собор в обрамлении густой растительности.

Дополнительным аргументом в споре за сохранение парка является тот факт, что на острове собрана достаточно редкая и ценная коллекция деревьев.

Имеется также и экологическая сторона проблемы: с потерей парка город потеряет обширный зеленый оазис в своем центре, а это, учитывая стремительное увеличение в Калининграде количества автомобилей, может привести к настоящему экологическому кризису. Однако главный довод против восстановления Кнайпхофа в довоенном виде приводит Игорь Одинцов. Дело в том, что зыбкий грунт острова может попросту не выдержать тяжести новых старых построек, и строительные работы наверняка приведут к разрушению почти отреставрированного Кафедрального собора - "главного культурного события острова", по выражению одного из калининградских публицистов. Альтернативой полному восстановлению Кнайпхофа является создание на острове своеобразного города-бутафории по примеру некоторых польских городов. Обсуждая эту идею, профессор Калининградского государственного университета, а в прошлом заместитель главы администрации области Ирина Кузнецова сослалась, в частности, на опыт Эльблонга, где на одном из участков разрушенного старого города были восстановлены средневековые строения. Правда, все было сделано в очень хрупкой форме, что называется, в один кирпич, и напоминало скорее стерильный музейный экспонат, нежели участок реального городского ландшафта. В принципе идея создания на Кнайпхофе города-бутафории достаточно реалистична, но и она с неизбежностью упирается в вопрос вырубки деревьев. Маловероятно, что на такое пойдет городская власть.

Под зонтиком генплана

В новом проекте генерального плана развития Калининграда, который предполагается принять в ближайшие месяцы (из многочисленных согласований осталась лишь экологическая экспертиза, правда, самая длительная), будущее Кнайпхофа, несмотря на остроту проблемы, выглядит весьма неопределенно. Предполагается, что остров превратится в некий культурно-деловой центр, конкретное "наполнение" которого должно решиться в ходе конкурсных проектов. Все проекты обязаны быть четко вписаны в концепцию генплана, основными лейтмотивами которого, по словам главного архитектора Калининграда Павла Горбача, являются "русская европейскость" и "экологическая чистота". Однако, несмотря на туманность и общий характер формулировок, определенность в судьбе Кнайпхофа все-таки можно обнаружить уже сейчас. Подтверждением тому стало недавнее рабочее совещание в областном управлении культуры, посвященное будущему острова и собравшее под свои знамена весь региональный архитектурный истеблишмент. По признанию Игоря Одинцова, на собрании было принято решение сохранить на острове парковую зону, присовокупив к ней археологические элементы. Под последним, в частности, понимается давняя идея отрыть некоторые фундаменты немецких строений, в первую очередь, здание Кенигсбергского университета - Альбертины - и городской ратуши Кнайпхофа. В итоге гости острова смогли бы сразу получить "два удовольствия в одном": и прогуляться в тиши буковой аллеи, и ощутить дыхание истории, притаившееся среди старинной кладки.

Отдельно на совещании обсуждался вопрос о статусе острова, который, вероятно, через несколько лет превратится в архитектурно-дендрологический заповедник. Дополнительным стимулом для "мозгового штурма" калининградских архитекторов, историков и прочих специалистов, а также для повышения активности городских властей и бизнесменов являются потенциальные рекреационные возможности острова Канта. Уже сейчас Кафедральный собор не может пожаловаться на пустые залы - в прошлом году его посетило более 80 тыс. туристов, из которых четверть - иностранцы. Несколько лет назад собор вышел на самофинансирование, и, как утверждает Одинцов, обустройство архитектурно-дендрологического парка бюджетных денег не потребует. Осталось дело за малым - принять на официальном уровне четкую концепцию развития острова и начать работать.

Ясно одно: чем бы ни закончились споры вокруг будущего облика Кнайпхофа, впоследствии он должен четко выражать функцию культурно-исторического центра города. Сейчас он играет роль бесплатного приложения к Кафедральному собору, и не более, да и то лишенного должного ухода. Примечательно, что экскурсии многочисленных туристических групп из Германии начинаются и заканчиваются собором. Дальше вести туристов попросту некуда и показывать нечего. А поведешь - заслужишь порцию справедливых насмешек за извечную русскую безалаберность. Именно поэтому абсолютно все участники дискуссии на предмет Кнайпхофа единодушны во мнении, что делать что-то нужно. Тем более, что недалек тот день, когда Кенигсбергу исполнится 750 лет. К круглым датам следует готовиться по-серьезному.

Калининград

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №10 (39) 4 июня 2001
    Санкт-Петербург - 2003: Навстречу юбилею
    Содержание:
    Реклама