Советский балетный плакат

Культура
Москва, 18.06.2001
«Эксперт Северо-Запад» №11 (40)
Балеты Шостаковича в Мариинском театре

Мариинский балет, придя в себя после визита Джона Ноймайера, представил "наш ответ Западу": аналогичный сборник трех спектаклей, но - отечественных, ленинградских хореографов. Это "Барышня и Хулиган" Константина Боярского, "Ленинградская симфония" Игоря Бельского, "Клоп" Леонида Якобсона. Одного хореографа, которым можно было бы заполнить все три позиции, не нашлось (с наследием Леонида Якобсона необходимо улаживать вопросы с его вдовой). Поэтому объединяющим началом стала музыка одного композитора: Дмитрия Шостаковича. Оркестр в этой программе был не по-балетному серьезен, исполняя бытовые песенки, использованные в "Клопе", с не меньшим уважением, чем Седьмую симфонию. И дирижер за пультом был один из лучших - Александр Поляничко.

"Барышня и хулиган" впервые появился в программе балетов на музыку Шостаковича, подготовленной Малым оперным театром в 1962 году: тогда балетному театру возвращали композитора, отошедшего от балета после официального разгрома и гневных передовиц газеты "Правда". "Ленинградская симфония" возникла в Кировском театре также во время "хореографической оттепели", в 1961, когда на главной ленинградской сцене один за другим появлялись балеты Бельского, Якобсона, Григоровича. Там же и тогда же был сочинен и первый вариант "Клопа" Якобсона, который в конспективном, одноактном варианте и с музыкой Шостаковича в 1974 воссоздан в "Хореографических миниатюрах" (эту редакцию теперь взяла Мариинка). То есть, помимо имени композитора, все три балета в свое время объединила открытая декларативность: каждый из них предлагал возможный выход из тупика балетов-пьес 1930-1950-х - балет-кино, балет-симфонию и балет-карикатуру.

В родную историю труппа окунулась после плотного знакомства с западными мэтрами (Баланчиным, Пти, Макмилланом и недавним Ноймайером). Но постановки ленинградских хореографов неожиданно оказались не совсем впору. Отечественный костюмчик капризничал. Исполнители то не совпадали с музыкой, то терялись в бытовых фокстротах, чарльстонах и вальсах (в "Барышне и хулигане" и "Клопе"), то расходились друг с другом в кордебалетных ансамблях (в "Ленинградской симфонии"). Репетиций явно не хватило. Дело поправил удачный кастинг. Светлана Иванова, основательно задвинутая в кордебалет, неожиданно получив главную роль Барышни, идеально соответствовала роли хрупким обликом и убедительной правильностью характера. Илья Кузнецов (Хулиган) смог развернуть актерский темперамент, которому до сих пор было немного выходов в традиционном репертуаре. В "Симфонии" блеснула единственная в Мариинке танцовщица героического плана Дарья Павленко. А "Клоп" вытащил на свет целое собрание разноплановых актеров - от Алексея Семенова (Присыпкин), Екатерины Осмолкиной (Зоя) и Яны Серебряковой (Эльзевира) до исполнителей ролей массовки, тщательно прописанных хореографом. Но и это не отменило главного итога: лозунги 1960-х, повторенные в условиях нынешнего кризиса хореографического сочинительства, выглядели милым, но чахлым ростком, проращенным в лабораторных условиях из давно высохшего гербарного зернышка.

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №11 (40) 18 июня 2001
    В поисках Северо-Запада
    Содержание:
    Единство противоположностей

    Инвестиционный риск и потенциал регионов Северо-Запада в 1999-2000 гг.

    Экономика и финансы
    Общество
    Без рубрики
    Реклама