Форель - рыба нежная

Бизнес
Москва, 18.06.2001
«Эксперт Северо-Запад» №11 (40)
Промышленное разведение форели способно озолотить регионы Северо-Запада

В Ленинградской области выращивание форели за два года увеличилось вдвое и по прогнозам в этом году достигнет уровня 1990-го. Дело это выгодное - фермеры работают с 30-процентной (и более) рентабельностью - и настолько перспективное, что сейчас практически весь получаемый доход рыбоводы реинвестируют.

Тем не менее крупных ферм всего две - ООО "Экон", и ООО "Форват". Примерно половина областной форели выращивается в хозяйстве Владимира Конюхова ("Экон") - в его садках находится около 150 тонн.

Демиург

Рыбовод Конюхов относится к выращиванию форели с уважением, переходящим в преклонение. Я с удивлением наблюдал, как он разделывает рыбу в белых перчатках. Любовь к рыбе Конюхов объясняет обычным любопытством и интересом к природе. Сорок лет назад студент Белгород-Днестровского техникума рассматривал экспонаты, которые привозились туда со всего мира. Рыбу-прилипалу до сих пор помнит. У нее на спине присоска в форме подошвы галоши. "В начале учебы дурака валял. Потом процесс выращивания мальков стал интересен. Почувствовал, что заменяю собой природу. Создаю такие условия, чтобы из икринки получилась большая рыба. Это невероятно. Ты в ответе за тысячи, миллионы живых организмов".

На Курилах его любовь к малькам воплотилась в реальность. Он стал директором государственного рыбоводческого завода "Активный", который каждый год выпускал в море (для воспроизводства рыбных запасов) 30 млн молоди. Жил и работал на острове Итуруп в 260 км от ближайшего населенного пункта. Ни милиции, ни врачей. Раз в месяц прилетал пограничный вертолет с Кунашира. "Это здесь вокруг много людей, условностей, обстоятельств. А там я был хозяином", - с видимым удовольствием вспоминает Конюхов.

Переехав в восьмидесятом году в Ленобласть, энтузиаст рыбоводства построил питомник по выращиванию мальков в местном колхозе им. Ленина. В начале 90-х создал первое форельное хозяйство на Суходольском озере, потом следующее, на Ладоге.

Конюхов не хочет быть монополистом и постоянно ищет последователей. По его мнению, разводить рыбу куда приятнее и выгоднее, чем свиней. Он готов отдавать подрастающую рыбу в кредит - чтобы полгода-год росла у "новичка", а потом 50% он бы забирал себе. Правда, желающих пока нет - рыбовод объясняет это отсутствием у предпринимателей информации о выгодном бизнесе.

Выгодный бизнес

В развитых странах выращивание ценных пород рыб - очень выгодный бизнес (например, в Норвегии эта отрасль по доходности на втором месте после нефтяного бизнеса). В соседней Финляндии выращивается 17-20 тыс. тонн форели и лососевых в год.

Соседи скандинавов на российском Северо-Западе никогда таких объемов не достигали (делали акцент на рыболовстве). В советские времена в Ленинградской области рыборазведением (помимо рыболовства и переработки) занимались три крупных колхоза: им. Ленина, им. Калинина и "Балтика". Сейчас этот вид деятельности у них и вовсе заглох и рыборазведением занимаются новые, средней величины по скандинавским масштабам частные фирмы. Они хотя и активно развиваются, но только в нынешнем году достигнут (все вместе), по прогнозу, уровня 1990 года - около 300 тонн. Быстро прогрессируют и рыбоводы Карелии - за последние пять лет производство форели выросло там в десять раз.

Владимир Конюхов утверждает, что даже в российских условиях рыбоводство можно сделать высокорентабельным: "При грамотном подходе прибыль фермерского хозяйства может удваиваться ежегодно". Но скорость оборота средств в этом бизнесе невелика (полный цикл - от икры до взрослой рыбы - составляет около 3 лет), и чтобы окупить первоначальные вложения (один миллион рублей для организации среднего фермерского хозяйства), начинающим фермерам нужно 2-3 года. Впрочем, это если начинать с икры. Если же закупать одно- или двухлеток и заниматься только их выращиванием, срок окупаемости может значительно сократиться (до 1-2 лет).

Спрос на продукцию рыбоводов достаточно велик - по расчетам Комитета по сельскому хозяйству Ленобласти, один только Петербург может ежегодно потреблять 800 тонн областной форели (живой). Российский же рынок и вовсе необъятен - как утверждает Конюхов, спрос сейчас раза в два превышает предложение. Существующее тепловодное рыбоводство при ТЭЦ и металлургических комбинатах явно не удовлетворяет потребности в хорошей, качественной рыбе. Так что у фермера, как он утверждает, "нет проблемы, куда продать и как продать". Два основных канала сбыта - продажа живой рыбы прямо в хозяйстве и торговая сеть Петербурга, - пока его устраивают.

Секреты "смекалки"

Владимир Конюхов любит повторять, что разведение рыбы - дело необыкновенно простое. По его словам, кроме смекалки да умения держать пилу и отвертку в руках, ничего не нужно: "Поставил колья, натянул сетку, чтобы рыбка не сбежала - вот тебе и хозяйство". На самом деле ключевую роль (помимо менеджерского таланта) здесь играет то, что он называет "смекалкой". Конюхов признает, что "если вы не знаете технологии выращивания, то рыба у вас умрет. Какими бы кормами вы ее ни потчевали".

Технология вырабатывается уже лет 300-400. Первые рыбоводы на Руси выпускали молодь из луж, что оставались от пересохших водоемов. Через два года в эти места возвращалась взрослая рыба, и таким образом рыбоводы собирали "улов". А места зимовки превращались в так называемые "зимовальные ямы". Эти водные "наделы" очень ценились и передавались по наследству (конюховские "наделы", кстати, тоже, видимо, наследственные - в хозяйстве работают два его сына).

"Рыбоводство это больше искусство, нежели наука, - говорит Конюхов. - К примеру, после зимовки в хозяйстве бывает до 20% отходов в отдельных садках, мертвой рыбы. Феномен. Знаю, что недалеко есть родник с нулевым содержанием кислорода. Пятно такой воды каждый раз двигается по-разному. Летом все перемешивается, а зимой нет. Но это предположение, как на самом деле - не знаю".

Цикл выращивания форели начинается с оплодотворения икринок в инкубаторах. Потом, в питомнике, выращивают мальков. И уже подросший молодняк выпускают в садки. Когда у младшего сына фермера я спросил, насколько тяжело выращивать мальков, он ответил: "Представьте себе, что в день нужно детским совочком выкинуть 250 кг корма. А когда рыба еще маленькая, ее нужно кормить каждые 15 минут".

Конечно, начальные стадии (от икринок до молоди) начинающий фермер может проигнорировать, купив, например, молодняк в уже существующем хозяйстве или в Федеральном селекционном центре в поселке Ропша (он существует главным образом для выполнения государственной функции обеспечения воспроизводства рыбных запасов, но часть выращиваемого молодняка продает частным фирмам).

Выращивать взрослую рыбу можно в естественных или искусственных условиях. Второй вариант позволяет достигать результата в несколько раз быстрее и с меньшими потерями (смертность может не превышать 5-10%), но требует значительных первоначальных вложений в оборудование и затрат на поддержание искусственной среды (биостимуляторов, технических средств подогрева воды, обогащения ее кислородом и др.).

Небогатым российским фермам эти затраты, как правило, не под силу. Они выращивают рыбу в естественных условиях - выживаемость при этом падает до 70%, а цикл производства растягивается до двух лет. Да и труда приходится вкладывать немало. Чтобы получить здоровую во всех смыслах форель, нужно пять раз в год ее перебирать и сортировать по возрастному признаку.

Кроме того, естественная среда - еще не значит оптимальная. "Мы три раза в день измеряем температуру и содержание кислорода, - говорит Владимир Конюхов. -Эти параметры в водоеме меняются в течение суток. Ветер подул - кислород вроде есть. Штиль - кислорода мало". Существует жесткая зависимость уровня смертности рыбы от соотношения температуры и содержания кислорода. Чем выше температура, тем больше кислорода должно быть в воде. Но рыбоводу удается реагировать на изменение природных условий и сохранять высокий уровень (80%) выживаемости форели.

Капитализм не созрел

Сейчас главная проблема практически всех рыбоводов заключается в нехватке оборотных средств для стремительно расширяющегося бизнеса - доходов от продаж не хватает на закупку кормов, что по целому ряду причин нужно делать заранее и в больших объемах. Власти Карелии создали для этого в 1999 году специальный фонд, куда внесли 3,5 млн рублей на льготные многолетние кредиты для закупки кормов местными хозяйствами. И если 8 лет назад там выращивали 50 тонн форели, то сейчас 1,5-2 тысячи тонн. Рост объемов рыбного производства стимулирует и развитие сопутствующих. Так, в ОАО "Кондопожский комбинат хлебопродуктов" запланированы инвестиции для налаживания производства высококачественных кормов.

В Ленобласти подобного фонда нет, но правительство выделило в прошлом году по 100 тыс. руб. каждой рыбоводческой ферме на компенсацию рыночной ставки кредитов, а в бюджете этого года на эти цели предусмотрено 2 млн руб. Для "Экона", расходующего ежегодно 3-5 млн руб., эти государственные деньги - капля в море. И потому Владимиру Конюхову пришлось продать собственный хутор "за рыбью еду": "В этом году у меня 150 тонн товарной рыбы, значит, в апреле я должен купить кормов на 150 тыс. долларов, плюс 1-2 леток - еще 100 тыс. Какой же банк даст мне такой кредит? Я такие деньги за год заработать не могу (на больший срок банки кредитов давать не хотят). Как и цену поднимать. Рассчитывал на кредитную линию. Не получилось".

Впрочем, он надеется, что сработает недавнее ходатайство правительства Ленобласти к четырем банкам о долгосрочном кредите рыбоводам.

Конюховская фирма "Экон" продает в основном живую рыбу. И планирует таким образом возродить культуру потребления (петербуржцы уже настолько отвыкли от качественной рыбы, что платить за настоящее качество не готовы), чтобы впоследствии перейти на частичную продажу рыбы во льду. А именно в таком виде она продается во всем мире, потому что "свежесть" при соблюдении технологии сохраняется.

Владимир Конюхов мечтает о своем рыбоводческом заводе. Уже получил редкую лицензию на воспроизводство рыбных запасов и готовит проект для привлечения инвесторов. Правда, в области функционирует несколько федеральных заводов по воспроизводству рыбных запасов. Они специализируются на ценных видах: Невский, Нарвский и Лужский заводы ориентированы на балтийского лосося, Свирский выращивает ладожского лосося и волховского сига. Все эти заводы живут на бюджетные деньги, и если они заработают на полную мощность, то новому, частному заводу придется специализироваться на других видах рыбы. Но пока фермер уверен, что "места всем хватит".

Вообще Конюхов оптимист и с надеждой смотрит на наш "недоразвитый" капитализм: "Мы обречены на бурное развитие рыбоводства. Капитализм пока не созрел. Он все еще вкладывает деньги в подпольную водочку и контрабанду. Но ничего, у меня уже появилось несколько последователей. Потом появятся и капиталисты. Будут "кормовые" деньги, сбросим цену до 60 рублей за килограмм форели. Да у нас кроме нее люди ничего есть не будут! И тогда надувать щеки будет тот, у кого в садках 3-5 килограммовая рыба. А все рыбоводы станут миллионерами, как в Норвегии".

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №11 (40) 18 июня 2001
    В поисках Северо-Запада
    Содержание:
    Единство противоположностей

    Инвестиционный риск и потенциал регионов Северо-Запада в 1999-2000 гг.

    Экономика и финансы
    Общество
    Без рубрики
    Реклама