Водоканальский зубр

Бизнес
Москва, 02.07.2001
«Эксперт Северо-Запад» №12 (41)
Государственный "Водоканал" предпочитает обходиться без бюджетной дотации

Хотя наш журнал ориентирован на частный бизнес, мы полагаем, что нашим читателям интересно предпринимательство как таковое - как деятельность предприимчивых, энергичных, инициативных людей в любой сфере и в рамках любой формы собственности. Генеральный директор ГУП "Водоканал Санкт-Петербург" Феликс Кармазинов в этом смысле человек вполне выдающийся - без преувеличения можно сказать, что он самый известный в Петербурге директор государственного предприятия. Кармазинов из разряда гранинских "зубров", которые существуют не благодаря государству, а скорее вопреки ему. Но без них государство было бы совершенно недееспособным.

- Феликс Владимирович, почему все-таки вы не просите дотаций, а предпочитаете работать как коммерческая фирма?

- Не только я, но и все в "Водоканале" против бюджетного финансирования - мы боимся даровых денег. Ведь бюджетные деньги - это не заработанные деньги. У предприятия не работает целый ряд функций, если оно живет на бюджетных деньгах. Например, оно не стремится снижать издержки. Бюджетные деньги никто не экономит, именно потому что они не заработанные. Это каждый человек по себе знает - "даровое добро впрок не идет" - если что-то свалилось с неба, то это разлетается в один момент. А если это заработанные деньги, то они планируются и у коллектива есть стимул расходовать их рационально.

Да, я сторонник рыночных методов в экономике. Понятно, что "Водоканал" рано или поздно будет акционирован. И мы начали к этому переходу готовиться. Потому что в моем понимании не может быть одномоментного перехода от государственной форме собственности к частной. Ведь это ломка менталитета, ломка внутренних взаимоотношений на предприятии. Это повышение чувства ответственности, это целый ряд проблем, которые одномоментно, директивно решить невозможно.

Именно поэтому мы очень много внимания уделяем созданию корпоративного духа - чтобы перейти в новый статус подготовленными, с принципиально новыми взаимоотношениями внутри предприятия. Зачем? Мы забываем о том, что человек жив не хлебом единым. Для работника предприятия очень важен корпоративный дух. Что это такое? Корпоративный дух складывается и из победы собственной команды в каких-то соревнованиях. И из присуждения предприятию классного места. И даже из того, что на тарелках в столовой изображена эмблема предприятия.

Зачем все это нужно? А вот зачем. Когда на предприятии силен корпоративный дух, отец приводит сына и говорит: "Вот здесь - твоя судьба. Как и моя". Тогда не возникает проблем с текучестью кадров, тогда снимается ряд других проблем, с которыми мучаются предприятия. Многие, и мы в том числе, уже сейчас сталкиваемся с колоссальным дефицитом трудовых ресурсов. Это вообще. А если говорить о специалистах высокой квалификации, то скоро наступят времена, когда получить классного специалиста будет все равно, что выиграть сто тысяч по трамвайному билету.

Высококлассных специалистов не надо получать - их надо растить. Но растить их можно только тогда, когда присутствует корпоративный дух. И тогда человек не уйдет на предприятие за соседним забором, хотя там платят на три тысячи больше. Потому что он знает, что такого морального климата, психологической атмосферы там он не получит. И я могу сказать - это немаловажный фактор. Потому что человек должен знать, что коллектив, в котором он работает, поможет ему в трудную минуту, не оставит его в беде. Человеку очень важно знать, что коллективу далеко не наплевать как складывается твоя собственная судьба. Когда в коллективе складывается такой корпоративный дух, рождается тип предприятия, которых на Западе очень много. Люди там гордятся тем, что работают в той или иной фирме. И это очень важно.

- А у вас на "Водоканале" этот фактор уже работает?

- Нет, в полной мере еще нет. Хотя отчасти конечно работает. Но я совершенно не сомневаюсь, что через некоторое время он заработает в полную силу.

- Феликс Владимирович, а у вас лично была проблема перестройки психологии? Ведь вы же были советским директором, то есть человеком, который не привык к самостоятельности и ответственности. Который работал по указанию министерства. И вдруг оказался один на один с рынком и собственными сотрудниками...

- Более того - я кончал ВПШ. Но проблемы перестройки психологии у меня никогда не возникало. Дело в том, что и в советские времена существовало довольно много директоров, для которых этой проблемы не существовало и которые работали не стандартно. Иначе не было бы тех советских марок, которые были известны на мировом рынке. И наверно только по воле Госплана многие вещи было бы сделать просто невозможно. Многое зависело от директора и его команды. Как, кстати, и сейчас.

- Как вы справляетесь со злоупотреблениями в среднем звене? Ведь на "Водоканале" возможности для злоупотреблений очень большие...

- На "Водоканале" существует правило: человек, попавшийся на злоупотреблении, в 24 часа покидает ворота предприятия. Мою твердость в этом вопросе знают все и если у кого-то появляется желание рисковать, то он прекрасно знает, что рано или поздно попадется. У меня есть внутреннее контрольно-ревизионное управление, которое проверяет все стороны деятельности, в том числе и тендеры. Все, конечно, не охватишь, но по крайней мере возможность злоупотреблений сведена к минимуму. Я не идеализирую сегодняшнее положение на "Водоканале" - злоупотребления наверняка бывают, даже сомневаться в этом не приходится, но весь вопрос в том, насколько долго человек может этим заниматься.

- Вы выгоняли людей в последнее время за подобные вещи?

- Они сами уходили.

- Вы признавали, что раньше у вас до полугода занимало оформление подключения, а многие бизнесмены говорили, что это не из-за сложности процедуры, а просто ваши сотрудники иногда занимались вымогательством.

- Согласен. Чтобы победить это зло, мы создали Центр по работе с абонентами. Я не могу сказать, что он работает сегодня идеально. Он работает только год, а становление подобных структур занимает минимум три года. Там еще существуют всякого рода заморочки. Но жалобы абонентов носят уже совсем другой характер. В Центре очень трудно работать, потому что большинству наших работников приходится менять психологию. Они должны осознавать, что не абоненты существуют для "Водоканала", а "Водоканал" существует для абонентов. Мы должны любить наших клиентов, мы даже его с днем рожденья будем поздравлять, плясать вокруг него. Потому что только такое поведение позволит "Водоканалу" идти вперед. Но многие не могут быстро перестроиться. Нам пришлось поменять довольно много людей в этом Центре и сейчас, я думаю, положение начинает стабилизироваться.

Кроме того, мы пытаемся выработать оптимальную систему стимулирования труда работников. Мы сегодня усиленно ищем такие формы оплаты, которые не нивелировали бы труд. Чтобы каждый видел, что получает столько, сколько он заработал. Это чрезвычайно важно, но и крайне сложно сделать. Конечно. всегда будут люди, которые считают, что им платят мало. Но в любом случае каждый человек должен чувствовать, что его сосед справедливо получает больше - потому что действительно больше работает. Мы пробуем, экспериментируем, но я пока недоволен ходом этих экспериментов, пока не найдена оптимальная форма.

- Довольны ли вы той Концепцией тарифной политики, которую разработал Комитет экономики и промышленной политики администрации?

- Доволен. У меня нет принципиальных возражений против той политики, которая предлагается КЭППом. А потом, я считаю, что любая концепция лучше ее отсутствия, как сейчас. То что творится с ценообразованием сейчас - это полное безобразие. Вот мы почти закончили разработку плана корпоративного развития в нескольких вариантах (официально представим их осенью). Это далось нам ох как не просто, вы даже себе не представляете. И мы сегодня знаем, что должны делать в течении 6 лет. Но наш собственник - город. А город с этим планом может согласиться или нет. Мы показываем, к чему может привести то или иное действие или бездействие. Но любой план чего то стоит. И возникает вопрос - где взять деньги? Ведь на чужих инвестициях далеко не уедешь - это хоть и льготные, но кредиты. Которые придется отдавать.

К тому же в нашем корпоративном плане есть масса объектов, которые нам никто не будет финансировать. Если город считает, что их надо строить, то он должен сказать, за счет чего. Бюджетного финансирования мы не хотим - об этом мы уже говорили. Мы разработали корпоративный план, а значит, должен быть и тарифный план, учитывающий план капитального строительства.

И вообще, "Водоканалу" нужен договор с городом. Договор должен быть между любым предприятием и собственником. Это нужно затем, чтобы регламентировать правила поведения - какого качества я должен давать воду, в каком количестве, в какие сроки. Какое имущество мне дается, что я имею право делать с этим имуществом, а что не имею права делать, как я должен работать с персоналом, за что я несу ответственность, какова тарифная политика города? Ведь я должен знать, как строить экономику своего предприятия. Я должен знать источники финансирования.

- А город знает, что ему от вас нужно?

-Да. Город хочет питьевую воду, соответствующую требованиям санитарных норм, город, естественно, хочет иметь все стоки очищенными в соответствии с нормами хельсинкской конвенции.

- Но этого же недостаточно, чтобы выбрать из тех вариантов бизнес-плана, которые вы предложите? По-видимому, для этого город должен знать стратегию собственного развития. Например, в каких районах города появятся крупные потребители воды (канализации), в каких направлениях город будет расширяться и т.п...

- Согласен. Одних требований к качеству воды и канализования для выбора варианта нашего плана действительно недостаточно. Но мы уже приспособились к неопределенности городской стратегии развития и для "Водоканала" этой проблемы нет. Пойдет город развиваться на юго-запад - водопроводная и канализационная инфраструктура будет готова. Пока там не хватает только очистных сооружений. Пойдет город на север - проблем с нашей инфраструктурой тоже не будет. Есть только один подводный камень - если город будет развиваться в сторону Кудрова. Там есть проблема достройки коллектора. Но именно достройки - вновь начинать не придется. Так что принципиальных трудностей я не вижу. Мы успеем отреагировать на тот или иной вариант развития города.

- Как вы оцениваете экономическую политику города?

- На этот вопрос мне не хочется отвечать. В том, что касается водоснабжения и канализования, я в принципе доволен. Чтобы давать оценку в более широком плане, нужно обладать большим объемом информации и большим объемом знаний. У меня их нет. Я специалист в области водоснабжения и канализования и интересуюсь только своей областью.

- Но вы же можете судить по косвенным признакам. Например, скажите, кто ваши главные дебиторы?

- Мои главные дебиторы - это предприятия, финансируемые из федерального и городского бюджета. Если брать экономику города в целом, то промышленность, я считаю, работает неплохо. Мы это ощутили года 1,5 назад. Из лежачих остались единицы. Остальные работают неплохо. Находят свои ниши и достаточно неплохо существуют.

- Много ли еще тех, кто считает, что энергообеспечение, и в том числе ваши услуги, это богом данная реальность, за которую можно не платить?

- К сожалению, много. То что электроэнергия не падает с неба, люди уже осознали, но на воду это осознание в массе еще не распространяется. Может потому, что климат у нас дождливый и вода часто с неба сама падает, да и город стоит на воде. К воде относятся приблизительно так: "Какие проблемы - насос поставил и качай сколько хошь. Вот и вся работа". Но смею вас уверить - когда человек первый раз побывает на очистных сооружениях или водопроводной станции, он выходит оттуда ошарашенный. Все видевшие наши объекты признаются, что даже не подозревали, что такое может быть. И в этом недостаток нашей работы с обществом. Мы еще не смогли развернуть информационную работу таким образом, чтобы каждый человек, как на Западе, уже с пеленок знал, что вода стоит очень недешево. Мы сейчас пытаемся поменять ситуацию, но на это нужно 2-3 года, не меньше.

- А частный бизнес как развивается, по вашему мнению? Например, на основании вашего опыта работы с подрядчиками...

- Могло бы быть и лучше. Мы не научились еще делать бизнес, предприниматели еще плохо работают с потребностями рынка. Сегодня "Водоканал" дает промышленности города очень большие заказы - на сотни миллионов рублей. Но есть целый ряд позиций которые мы вынуждены заказывать за пределами города. И не потому что мы не хотим размещать заказы в городе. Просто никто не хочет их выполнять. В одних случаях это простая нерасторопность, в других - нежелание заниматься этой работой. Иногда нас поражает - предприятие стонет от отсутствия заказов, вот-вот "ляжет", а наши заказы не берет.

Могу привести несколько примеров. Например, у нас были большие проблемы с изготовлением водосчетчиков. Когда мы купили за границей опытную партию (у нас в стране долгое время этим никто не занимался и мы сильно отстали), то в условия контракта мы записали возможность их производства в СПб. Ну, естественно, с участием западных партнеров - они это только приветствуют. И стали искать партнеров. Я не буду перечислять флагманов нашей городской промышленности, которые пытались освоить наш заказ. Предприятия, занимающиеся приборостроением - все получили от нас предложение. Некоторые получили от нас даже деньги на разработку. Но никто не смог ничего сделать, хотя водосчетчик - вещь не слишком сложная. И мы до сих пор закупаем комплектующие за рубежом.

Могу другой пример привести. Не поверите, но мы 5 лет не могли организовать производство люков в городе. Возили их из Москвы и Петрозаводска. Так что судите сами, какое мнение у меня могло сложиться об уровне развития российского бизнеса.

- А сами вы производить все это не хотите?

- Натуральное хозяйство заводить очень опасно. Помимо прочего еще и потому, что как только ты привязался к собственному производству, то состязательность исчезает и неизбежно начинается халтура. Я за то, чтобы в производстве присутствовала конкуренция. Потому что даже в люках ситуация движется в сторону прогресса. А если я привязан к своему производителю, то он знает, что у него есть гарантированный сбыт и на кой хрен ему совершенствовать продукцию? А мне это не выгодно.

- По мнению специалистов по проблеме ГУПов, важнейшим здесь является проблема стимулирования директоров. Официальные зарплаты у ваших коллег обычно очень низкие и возникает соблазн добрать до приличного уровня неофициально. А остановиться в этом "добирании" психологически очень трудно. Впрочем, бывают перегибы и в другую сторону - директора сами назначают себе сумасшедшие зарплаты... Как вы относитесь к этой проблеме?

- Это вопрос непростой. Он имеет не только материальный но и моральный аспект. Если гендиректор получает всего на 50% больше слесаря, то слесарь и относится к нему соответственно. Низкая зарплата толкает директора на идиотское существование, которое он не может себе позволить по целому ряду причин. Спецодежда директора покупается не за счет предприятия. А он, в отличие от слесаря, не может позволить себе роскошь ходить в джинсах или в любом самом модном распахае. А приличный положению директора костюм и стоит прилично.

Я считаю, что зарплата гендиректора должна равняться семи средним зарплатам на его предприятии. Вот тогда обеспечено достойное существование директора. Да, он не будет ездить на мерседесе, но все же сможет ездить на нормальной машине и у него снимутся бытовые проблемы. Кроме того, при такой системе директор не позволит, чтобы у работников его предприятия была низкая зарплата. Это достаточно интересный регулятор. И тогда мы не столкнемся с ситуацией, что средняя зарплата на предприятии две тысячи рублей, а директор получает сто двадцать тысяч. А таких случаев ведь сколько угодно.

- Феликс Владимирович, в автопарке "Водоканала" по-прежнему нет иномарок?

- Одна есть - автобус "фольксваген", который возит персонал на обучение в Финляндию. Все остальные машины - отечественные. Даже меня возят на "Волге", хотя механики подсчитали, что иномарка обошлась бы дешевле.

- Так почему же вы упорствуете? Вы такой патриот?

- Патриотизм здесь ни при чем. Просто еесли я завтра сяду на иномарку, то послезавтра весь "Водоканал" будет ездить на мерседесах. А где деньги возьмут, догадываетесь?

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №12 (41) 2 июля 2001
    Туризм
    Содержание:
    Карельская Мекка

    Рост интереса туристов к Валааму привел к возрождению монастыря, что совершенно не сказалось на жизни местного населения

    Реклама