ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Культура

Шаг к новому поэтическому канону

2001

В России вышла книга стихов Андрея Николева (Егунова)

В московском издательстве ОГИ тиражом 1000 экзмпляров и объемом в 60 страниц вышла книга стихов (45 текстов) Андрея Николева "Елисейские радости" (подготовка текста и предисловие Глеба Морева). Спустя 33 года после смерти автора, спустя 10 лет после отмены цензуры в России. Чем можно объяснить такое опоздание? Что вообще определяет репутацию поэта и вхождение его в национальный канон?

Перемена ролей

Для русского читателя, в отличие от европейского, до самого последнего времени поэт продолжал мыслиться носителем последних откровений, пророком, обличителем погрязшего в скверне общества. Достаточно вспомнить многотысячные тиражи Самиздата, в котором расходились свежие стихи Бродского или только что ставшее известным наследие Мандельштама. Сами репрессии, обрушенные на поэтов властителями и судиями, как ничто поднимали общественный статус Поэта, приравнивая его к национальному герою.

Похоже, в 90-е годы русская поэзия в прежнем качестве прекратила свое существование. Однако же поэты продолжают писать и у них продолжают находиться читатели. Поэзия, видимо, связана с какими-то фундаментальными свойствами человека как биологического вида: она меняет форму бытования, но не исчезает.

Изменение поэтических ориентиров выразилось в росте недоверия к пафосу вообще и гражданскому пафосу в особенности, к высказыванию "во весь голос". Другой характерной чертой изменения привычных оценок стало (в связи с уходом "просто читателя" в "золотой сон" массовой культуры) резкое повышение интеллектуальной планки, которую не удается одолеть некоторым, казалось бы, уже получившим олимпийскую прописку персонажам, как, например, Сергей Есенин. Одним словом, незыблемость сложившегося к восьмидесятым годам канона из трех официально признанных "гениев" ХХ века (Блок, Есенин, Маяковский) и четырех официально непризнанных (Цветаева, Мандельштам, Пастернак, Ахматова) сегодня не является столь уж несомненной.

Кто же, собственно, "главный" в утверждении авторитетов складывающегося нового канона? Да тот немногочисленный читатель, который у поэзии остался. Он образован, знает западную поэзию (Пушкин для него далеко не всс), философию ХХ века; для него немыслимо формирование "джентльменских наборов" из двух десятков книг. Таким образом, складывающийся именно сейчас канон предполагает быть более населенным и разнообразным.

Среди самых разнообразных тенденций, вызывающих пристальное внимание сегодняшнего читателя, одно из первых мест занимает позиционирование поэтом себя уже не в качестве Пророка, а в качестве частного лица. Чаще других в этом ряду вспоминаются Михаил Кузмин (1872-1936), Константин Вагинов (1899-1934), Георгий Оболдуев (1898-1954). "Елисейские радости", пожалуй, позволяют увидеть эту тенденцию особенно рельефно.

Андрей Николев - поэтический псевдоним филолога-классика (то есть специалиста по древнегреческой и древнеримской литературам) Андрея Николаевича Егунова (1895-1968). Переводчик "Законов" Платона, будущий автор фундаментального исследования "Гомер в русских переводах", Егунов стоял особняком в литературном процессе 1920-х годов, где за право формировать мэйнстрим боролись с одной стороны былые "маги" символизма-акмеизма, с другой - футуристические радикалы, с третьей - графоманы из Пролеткульта, с четвертой - задорная комсомолия. Есенин, Багрицкий, Тихонов, Сельвинский. Поэты, безусловно, талантливые, но... другая проблематика, другой кругозор, в сущности, другая цивилизация. Сравним у Егунова:

Нанюхался я роз российских,
и запахов иных не различаю...
Всегдашний сабель блеск и варварство папах,
хоронят ли иль Бога величают
иль в морду мне дают, остервенясь -
скучаю меж соотечественников немусикийских...

Ближайшие друзья-ровесники из академической среды, из которых прежде всего следует назвать исследователя Геродота и Аристотеля, впоследствии главу петербургской классической школы Аристида Ивановича Доватура (1897-1982), собираются на полуподпольные семинары, чтобы читать в своем кругу по-древнегречески (до 1934 года классическая филология считалась не вполне лойяльным занятием).

Для солидаризации в эстетических ценностях есть другой круг, скорее богемный, круг стареющего Кузмина. Он несколько старомодно-манерен, иногда приторно-эротичен, излишне литературен, но, с другой стороны, его эстетство во многом способствовало утверждению ценности приватного высказывания.

Именно в годы знакомства начинающего поэта с мэтром тот создает свой последний шедевр, цепочку пронзительных эротических циклов "Форель разбивает лед". Кстати, в последние годы Андрей Николаевич усердно занимался расшифровкой образов "Форели".

Из литераторов, ближе всего стоявших к Николеву-Егунову, и по эстетике, и по социальному самочувствию, и по дружескому кругу, прежде всего нужно назвать Константина Вагинова. Близкий к ОБЭРИУ (Хармс, Введенский, Заболоцкий), Вагинов равно известен и как прозаик, изобразивший в своих романах деградацию интеллектуала в советских условиях, и как лирик, тяготеющий к сюрреалистическим видениям и резким сменам образных систем. Однако эту близость не стоит преувеличивать: родившийся на четыре года позже Егунова, он вместо университета попал сначала в компанию кокаинистов, а затем в Красную армию. Да и потом Вагинов всс же пусть с самого края, но был по статусу писателем, тогда как Егунов - нет. Единственным исключением служит публикация ничтожным тиражом в 1931 году тут же изъятого из продажи романа "По ту сторону Тулы".

В дальнейшем судьба Егунова сложилась трагично даже по советским меркам: ссылка в Сибирь, ссыльное поселение в Новгороде, во время немецкой оккупации направление на принудительные работы в Германию, а по окончании войны - десять лет лагеря.

Однако автор нигде не теряет чувства достоинства и самодостаточности, способности смотреть на себя самого с некоторой иронией И эта ирония тотальна. Во время серьезнейшего разговора о "самых последних" вопросах бытия Николев-Егунов может вдруг перебить самого себя, обратившись к воображаемому собеседнику: "стряхни стебелек, приставший к виску", или вернувшись, наконец, на исходе жизни домой, записать:

В стране советов я живу,
так посоветуйте же мне,
как миновать мне наяву
осуществленное во сне?
Как мне предметы очертить
и знать, что я, а что не я -
плохой путеводитель нить,
бесплотная, как линия.

(в последней строке снова иронический жест, выраженный в сбое ударения).

Слегка инфернальная ирония была свойственна Андрею Николаевичу и в жизни. Доватур любил вспоминать, как, навестив однажды Егунова в начале тридцатых годов, он нашел его комнату оклеенной портретами членов Политбюро ЦК ВКП(б). Впрочем, через неделю их место заняли члены царской фамилии и ее ближайшего окружения. Это не было политическим жестом. По словам поэта, лицезрение вершителей судеб помогало представить их образ мыслей.

Мандельштам, Пастернак, Ахматова, великие мастера Большого стиля, в минуты страха и отчаяния, как бы пытаясь заговорить зло, рисовали болезненно-востоженные портреты диктатора: "Глазами Сталина раздвинута гора // И вдаль прищурилась равнина", "не человек - деянье: // Поступок ростом с шар земной", "Мы пришли // Сказать, - где Сталин, там свобода". "Не-поэт" Николев-Егунов, ни в единой строке не потерявший хладнокровия, создал в итоге горько-скептическую фреску национальной истории:

Для наших русых - русичей иль россов -
среди помойных ям и собственных отбросов
мир оказался тесен, и в ничто
они себя спихнуть старались разом...

Санкт-Петербург

«Эксперт Северо-Запад» №15 (44)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама