Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Мирная оккупация

2001

Приезжие все больше влияют на метаморфозы

Падение железного занавеса привело к выразительной метаморфозе: Калининградская область из закрытого военизированного региона превратилась в объект повышенной миграционной активности. Вслед за этническими немцами из Поволжья и Казахстана в 90-е годы в область стали прибывать на постоянное место жительства люди разных национальностей и из самых различных уголков постсоветского пространства. По неофициальным источникам, число переселенцев уже перевалило за отметку в 100 тыс. человек и составляет в настоящее время более 10% от общей численности населения региона. Подобное обстоятельство не могло не отразится на социокультурном климате эксклава. Некоторые местные ученые в связи с глобальным переселением поспешили заявить о повышении нестабильности калининградского социума. Действительно, отчасти наплыв мигрантов стимулировал вспышку новых очагов социальных конфликтов: как на бытовом уровне, так и в более высоких сферах, в политике и экономике. Однако такая точка зрения, едва получив публичное выражение, нашла себе оппонентов, которые увидели в миграциях прежде всего их позитивный смысл, ссылаясь при этом, в частности, на тот факт, что большинство переселенцев относится к экономически активной части населения. А значит, считает ряд экспертов, их появление в Калининграде следует рассматривать не иначе, как очередной кирпичик в фундамент формирующегося среднего класса. Тема переселенцев продолжает остро звучать в ученых дискуссиях, получает развитие в ходе избирательных кампаний, обсуждается на кухнях и в кулуарах госучреждений. Социокультурные инъекции в калининградское общество между тем продолжаются. В последнее время их материальной стороной вплотную занялись немецкие фонды, связанные с бывшей Восточной Пруссией: эксклав охватило настоящее немецкое возрождение. Реакция Калининграда на внешние воздействия по преимуществу негативная, что не мешает, однако, варягам тихим сапом добавлять в культурный, экономический и политический облик региона новые штрихи. Главный же результат внешних экспансий для калининградского общества - все более очевидное усиление его дифференциации. Этот вывод разделяют практически все участники дискуссии о настоящем и будущем калининградского социума.

Регион переселенческого социализма

Именно такое обозначение получил западный российский эксклав в одной известной монографии калининградских ученых Геннадия Федорова и Юрия Зверева. Пожалуй, Калининградская область была единственным регионом в Советском Союзе, где принципы социализма внедрялись, что называется, с чистого листа: в отличие от других территорий Союза бывшая Восточная Пруссия была лишена мощного пласта российской биографии, немецкая же история хладнокровно уничтожалась вместе с депортацией коренного населения. Потсдамское соглашение, оформившее передел послевоенной Европы, подарило Советскому Союзу прекрасный материал для социалистического эксперимента. Однако, как и во всей стране, результаты эксперимента были самыми плачевными, а наиболее ярко экономические последствия тотальной социалистической экспансии проявились в условиях калининградского села. Подавляющее доминирование дотационных совхозов в сельском хозяйстве привело как к сугубо экономическому кризису агропромышленного комплекса региона, так и к социально-психологической деградации села: по таким показателям, как, например, распространение алкоголизма или количество суицидов, область на протяжении практически всей своей краткой истории находилась в числе лидеров. Именно сельские районы области, где к девяностым годам социально-психологическая деградация населения достигла своей критической фазы, стали объектами активных миграционных процессов.

Крестоносцы и ядерные боеголовки

К слову, территория, где в настоящее время простирается Калининградская область, испокон веку отличалась повышенной миграционной активностью и неоднократно подвергалась бурному воздействию колонизационных волн. В XIII веке на полуостров Земланд, в долины Прегеля и Немана, населенные то ли славянским, то ли летто-литовским (споры этнологов на сей счет не утихают до сих пор) племенем пруссов, вслед за крестоносцами хлынул поток колонистов из Верхней Германии. Пруссы в скором времени были истреблены, оставив о себе память лишь в топонимике да в редких достопримечательностях первобытно-общинного уклада, а земля, будто бы в насмешку получившая наименование Восточной Пруссии, превратилась в немецкий форпост в Восточной Европе. Вторая мировая война, не упразднив статус форпоста, в корне изменила его принадлежность, как геополитическую, так и этническую. В результате Потсдамских соглашений северная часть Восточной Пруссии вместе с Кенигсбергом отошла к Советскому Союзу, а немецкое население в несколько этапов было депортировано на историческую родину. На освободившееся место стали прибывать переселенцы из различных регионов СССР, причем, как отмечает Геннадий Федоров, первенство принадлежало этническим русским из Центрального, Центрально-Черноземного, Волго-Вятского и Поволжского экономических районов. Последнее обстоятельство способствовало значительному преобладанию русских в сегодняшней этнической структуре региона (более 78% на 1999 год). Долгое время вследствие гарнизонного характера развития (по некоторым оценкам, в Калининградской области была размещена 100-тысячная войсковая группировка вкупе с тактическими ядерными ракетами) регион был практически полностью закрыт для внешних миграций. Двери его открылись вместе с падением железного занавеса.

Три волны миграций

В минувшее десятилетие за счет внешней миграции Калининградская область, в отличие от подавляющего большинства других административно-территориальных единиц России, удерживала положительную разницу между приростом и убылью населения. Тенденция нарушилась лишь в 1999-2000 гг., когда численность населения сократилась на 2,3 тыс. человек. Калининградские эксперты Ильмира Яфасова и Вадим Мартынюк выделяют три волны переселений в перестроечные и постперестроечные годы. В роли пионеров среди новых колонистов выступили российские немцы из Казахстана, Киргизии и Поволжья. По мнению Яфасовой и Мартынюка, их появление на бывшей немецкой земле не слишком поощрялось партийными органами, поток немецких мигрантов негласно ограничивался. Вскоре немецкие переселенцы стали переезжать в Германию, используя Калининградскую область в качестве перевалочного пункта. Продолжалось это до тех пор, пока уже правительство ФРГ не стало ограничивать миграционный процесс, предлагая переселенцам помощь для обустройства в Калининградской области. Начало второй, более мощной волны переселенцев было инициировано распадом Советского Союза. В калининградский эксклав хлынули колонисты из Прибалтики, Белоруссии, Украины, Нагорного Карабаха и некоторых других отрезанных от России регионов. Максимальный миграционный прирост, если верить Калининградскому областному комитету госстатистики, был зафиксирован в 1994 году в области осело 18379 переселенцев. Этот год можно рассматривать как дату начала третьей колонизационной волны: количество мигрантов из ближних государств СНГ и стран Балтии стремительно пошло на убыль, а число прибывающих из Казахстана и республик Средней Азии стало непрерывно возрастать.

Говорю "казахстанец", подразумеваю "мафия"

На протяжении второй половины 90-х годов Калининградский регион стабильно пополнялся переселенцами из Казахстана, причем, приезжали мигранты главным образом из наиболее русифицированных городов бывшей союзной республики - Караганды и Усть-Каменогорска. Согласно официальным данным, только в период между 1994 и 1998 годом в область прибыло более 18 тысяч казахстанцев. Значительная масса переселенцев осела в сельских районах области, заполнив тем самым крайне разреженные социально-экономические лакуны, образовавшиеся в калининградских селах и на хуторах. Результатом стал рост числа фермерских хозяйств и определенное оживление в региональном АПК. Некоторые мелкие населенные пункты оказались более чем наполовину оккупированными пришельцами. Аборигены реагировали на приезд новых жителей крайне негативно. Видя, как рядом развивается крепкое фермерское хозяйство, ведомое переселенцем из Казахстана, коренные калининградские селяне зачастую не скрывают зависти и досады. Особенно, когда переводят взгляд на собственный полуразрушенный хлев. Благодаря этой зависти в обиходе получило распространение выражение "казахстанская мафия", которое стало активно использоваться в локальных информационных войнах. Так, в прошлом году на выборах главы администрации Гурьевского района предвыборная кампания одного из кандидатов была в значительной степени профинансирована предпринимателем из числа переселенцев. Этот факт не преминули обыграть соперники кандидата: появились листовки, плакаты и прочая печатная продукция, призванная вызвать у избирателя устойчивый образ казахстанской мафии, рвущейся во власть. Кандидат проиграл.

В настоящее время переселенцы заняли достаточно прочное место как в экономической элите региона (преимущественно в малом и среднем бизнесе), так и в политической. Известный в городе бизнесмен Витаутас Лопата, прибывший в середине 90-х годов из Казахстана, сейчас фактически руководит региональной организацией партии "Яблоко" и заседает в областном парламенте. Безусловно, экономика региона от появления переселенцев только выиграла, однако общественность этого обстоятельства практически не заметила и восприняла казахстанцев по преимуществу недружелюбно. Иллюстрацией здесь может служить недавний конфликт между Лопатой и некоторыми общественными организациями по поводу реконструкции зданий калининградского зоопарка. Одно из двух сооружений, представляющих историческую ценность, было в свое время частично перестроено предпринимателем, когда же вопрос реконструкции затронул второе здание, общественность, что называется, уперлась лбом, и реконструкция не состоялась. В бумажных баталиях, разгоревшихся вокруг зоопарка, особый акцент ставился на том факте, что Лопата не коренной калининградец.

Но если по отношению к казахстанцам и прочим переселенцам с территории бывшего СССР калининградский социум занял более или менее последовательную позицию, то в отношении другой социокультурной инъекции, так называемой новой германизации, мнения калининградцев существенно расходятся.

Немецкое возрождение

В конце июля на пресс-конференции председатель комитета Госдумы по собственности Виктор Плескачевский сообщил, что на сегодняшний день в Калининграде местным властям подано около 200 обращений иностранных граждан по выкупу земли. Примечательно, что, по словам Плескачевского, среди них нет ни одного обращения экономического свойства. Речь в данном случае идет о желании потомков немецкого населения Восточной Пруссии, которых в настоящее время проживает в Германии более 2 млн человек, приобрести (или вернуть) родовые поместья своих предков. Прецедента пока не было, однако он наверняка появится, когда будет окончательно утвержден новый вариант Земельного Кодекса. Сейчас же немецкое влияние в Калининградской области проявляется, прежде всего, в форме культурной экспансии. Примерно с середины 90-х годов в Калининграде успешно функционирует "Немецко-Русский дом", выполняющий роль своеобразного очага культурной регерманизации в регионе. На практике это находит отражение в регулярных художественных выставках, концертах, семинарах, студенческом сотрудничестве и т. д. Большой интерес к российскому эксклаву заметен со стороны немецких фондов и общественных организаций, в ряду которых следует выделить "Восточно-Прусское землячество", "Союз изгнанных", союз "Новая Пруссия", "Прусский национальный конгресс". Благодаря их усилиям в последнее время в области началось активное восстановление старых немецких кладбищ (в настоящее время на карте области появилось уже пять кладбищ и братских могил немецких солдат, самая известная из которых - Фишхаузен близ Приморска), появились группы энтузиастов, занимающиеся поиском исторических ценностей. Неспешно гуляющие немцы стали одним из обязательных атрибутов повседневного Калининграда.

Возврат к германским истокам был неоднозначно воспринят калининградской общественностью. Как правило, наиболее бурные протесты против немецкого нашествия слышны со стороны старшего поколения калининградцев - тех, у которых еще живы воспоминания о Великой Отечественной войне и первых годах колонизации. Напротив, более молодое поколение жителей эксклава какой-либо угрозы для себя в активизации немцев не видит, считая историю немецкого Кенигсберга частью своей истории. Тема битвы поколений особенно актуально прозвучала этим летом, когда встал вопрос о праздновании 750-летия Кенигсберга: пожилая часть населения Калининграда почти единодушно высказалась против празднования этой даты. Антипатия к немцам, да и в целом к любым внешним влияниям, усиливается не только с возрастом, но и с возрастанием континентальности. Население сельских районов области более консервативно и более последовательно в отстаивании русскости янтарного края.

Не только количественные (стабильный прирост населения области в минувшее десятилетие за счет внешних миграций), но и качественные изменения в значительной степени деформировали облик калининградского социума. Налицо усиление его экономической, культурной и психологической раздробленности, которая проявляется как в горизонтальной плоскости (водораздел Калининград - область), так и в вертикальной (по возрастному, имущественному признакам). В преддверии геополитических и геоэкономических трансформаций, связанных с неуклонным приближением к границам России Североатлантического альянса и смыканием вокруг области кольца Евросоюза, подобная тенденция делает калининградский эксклав крайне уязвимым объектом большой геополитической игры. Одновременно все более явственно проступающая социокультурная мозаичность стимулирует и внутренние проблемы региона, главная из которых - рост социальной напряженности, хотя ее проявление и носит пока сугубо локальный характер.

Калининград

«Эксперт Северо-Запад» №16 (45)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама