Соло для монополиста

Русский бизнес
Москва, 24.12.2001
«Эксперт Северо-Запад» №32 (61)
Из телекоммуникационного тупика Балтию выведет мобильная связь

Балтийские страны различаются по уровню телефонизации, и особенно по стоимости услуг. Но их объединяет одно - все они продали свои "телефонные души" крупным иностранным компаниям. В результате те теперь монопольно владеют балтийским телекоммуникационным рынком и извлекают из этого максимум выгоды.

Как все начиналось

Первой на путь приватизации телекоммуникационной отрасли встала Эстония, которая еще в 1991 году продала 49% акций Eesti Telefon финской Sonera и шведской Telia, отдав им его на 10 лет в концессию, срок которой истек 1 января нынешнего года. А в 1992 году эти же скандинавские фирмы учредили оператора мобильной связи Eesti Mobiiltelefon. Позже, в 1998 году, обе эстонские компании вошли в холдинг Eesti Тelekom, и скандинавы стали обладателями 49% холдинга (в результате обмена акций "дочек" на акции "матери"). 24% акций холдинга были выставлены на свободную продажу и реализованы через биржу, а 25% пока сохраняются за государством.

В Латвии только в 1994 году был приватизирован Lattelekom: 49% его акций приобрел на инвестиционных условиях консорциум Tilts Communications, в который вошли британская Cable & Wirelles (63%), финская Sonera (27%) и Международная финансовая организация (10%). При этом инвестор, обязавшийся в течение трех лет вложить 160,3 млн долларов, получил "эксклюзивные права на основные телекоммуникационные услуги" сроком на 20 лет! Столь щедрый жест тогдашнего правительства вызвал недовольство в обществе, и встал вопрос о необходимости сокращения срока этой монополии на 10 лет. В прошлом году такое постановление правительство наконец приняло. Свое решение ограничить монополию 2003 годом оно мотивировало требованиями Всемирной торговой организации.

Естественно, это не устраивает нынешних хозяев - финнов (к этому времени англичане продали Sonera свою долю), которые подали в суд и требуют компенсации.

Позже всех был приватизирован в Литве Lietuvos tеlekomas (LT) - в 1997 году 60% акций за 510 млн долларов достались консорциуму Amber Telеholding с участием все тех же финской Sonera и шведской Telia (еще 10% распылены между мелкими акционерами и 30% остаются за государством). Консорциум обязался инвестировать 221 млн долларов в течение двух лет. Как и в Эстонии и Латвии, инвесторы получили монопольные права на проводную связь и телекоммуникационные услуги связи с заграницей.

Прелести монополии

Во всех трех республиках - с разницей лишь в сроках - в секторе связи сложились очень схожие ситуации, причем местные телекомы оказались в руках одних и тех же хозяев. Неудивительно, что и проблемы, с которыми столкнулись граждане, например, Литвы, вполне типичны для всей Балтии.

Период хозяйствования скандинавов в LT (связанный с именем гендиректора LT финна Тапио Парме, ставшего едва ли не самым известным в Литве бизнесменом) мог бы быть классическим примером для учебника политэкономии по теме "О вреде монополии".

С одной стороны, в Литве, как и во всех трех республиках, новые хозяева выполнили свои обещания - инвестировали в развитие телефонии огромные средства и за короткий срок ликвидировали такое понятие, как "очередь на телефон" (см. табл.). Во всех крупнейших городах быстрыми темпами осуществляется перевод на цифровую связь.

С другой стороны, буквально с первых же шагов скандинавы начали повышать цены: уже спустя несколько месяцев после подписания договора, в марте 1998-го, были подняты тарифы и абонентская плата, и не было года, чтобы она не повышалась хотя бы раз. 1 января этого года граждане Литвы были шокированы введением доселе неведомого "соединительного налога" - 3,5 американского цента оплаты за каждое соединение.

Характерно, что всегда вместе с кнутом дается и пряник - снижаются цены. Но касается это главным образом второстепенных услуг - на международную связь. В результате такой политики телеком стал одним из самых рентабельных предприятий республики.

Формально договор о монополии распространяется только на проводную связь. Фактически же LT "повязал" провайдеров интернет-услуг, превратив их тем самым в своих агентов. Потому что для большинства из них есть только один способ работы на рынке - через аренду каналов проводной связи. Так что каждый клиент оператора Интернета автоматически становится и клиентом LT. И чем лучше работает провайдер, тем больше денег он зарабатывает для телекома.

По мнению экспертов, такая зависимость (имевшая место, разумеется, и в Латвии, и в Эстонии) стала существенным тормозом развития интернет-провайдинга по всей Балтии, поскольку операторы не могли существенно повлиять на цены, как бы они ни старались. Они вынуждены пользоваться сетями проводной связи, которые и оттягивают на себя основные финансовые потоки.

Мало того, весьма вольно истолковав в свою пользу принятый в 1998 году закон о телекоммуникациях, в котором нет четкости в определении характера интернет-телефонии, LT объявила ее разновидностью проводной связи. "Эта услуга считается телефонией для голоса, и, по нашему твердому убеждению, мы имеем исключительное право предоставлять услуги интернет-телефонии до конца 2002 года", - считает Парма.

Глава государственной службы по регулированию связи Томас Баракаускас сомневается в такой трактовке интернет-телефонии и потому просил компанию подождать, пока не будет принята новая прояcняющая редакция закона. Но в мае LT создала специализированное дочернее предприятие Voicekom. Его директор Гарри Суокко объявил недавно, что в течение года претендует минимум на треть национального рынка интернет-услуг.

За этими словами - не одна лишь рекламная риторика. По договору LT стала безраздельным владельцем и самой материальной основы связи, получив исключительное право на распоряжение (для телекоммуникационных нужд) всей системой подземных коммуникаций. Другие операторы могут их лишь арендовать, а это целиком зависит от воли монополиста. К чему это приводит на практике, свидетельствует свежий пример: с нового года компания LT вдруг решила в два раза поднять арендную плату для операторов кабельных сетей. При этом, как утверждает вице-президент Литовской ассоциации кабельного телевидения Юозас Юреленис, никто не предоставил никаких расчетов. Единственный аргумент, который услышали кабельщики, - заявление о том, что "прежде были неправильно подсчитаны эксплуатационные расходы". Ассоциация потребовала от службы по регулированию связи воздействовать на LT, поскольку в противном случае у нее не останется иного выхода, как повышать цены для клиентов.

Но это еще не самая худшая форма произвола; нередко бывает, что LT просто-напросто отказывает фирме-конкуренту в аренде кабелей, ставя ее в безвыходное положение. Например, по этой причине тормозится внедрение фирмой Penki kontinentai в Вильнюсе оригинальной системы кабельной связи Skynet.

Телеком-2

Примечательно, но само государство не видит другого выхода в обуздании монополиста, как в создании сетей, альтернативных LT. В недрах правительственного департамента телекоммуникаций родился проект создания Telekomas 2, который вошел в государственную программу на 2001-2004 годы и стратегический план развития информационной общественности.

Суть его в том, чтобы объединить в единую сеть телекоммуникационную инфраструктуру крупнейших государственных предприятий - таких, как Lietuvos energija (LE), Lietuvos gelezinkelai (LG), Радиотелевизионный центр (РТЦ), предприятие Infostruktura и министерство внутренних дел, - и развить ее, инвестировав совместными усилиями примерно 25 млн долларов. По мнению сторонников идеи, подобная сеть создаст реальную конкуренцию телекому и будет способствовать снижению цен на услуги.

По сведениям департамента, первых два предприятия - LE и LG - имеют в настоящее время соответственно 270 и 427 км оптоволоконных линий, в то время как у LT их 3800 км. Чтобы этот разрыв сократить, LE планирует проложить еще 500 км линий, а LG - 900 км. РТЦ также намеревается создать 900-километровое числовое радиорелейное кольцо. Намечается задействовать и развить служебные телефонные станции системы МВД, к которым можно присоединить абонентов различных госучреждений.

Впрочем, проект этот резко критикуется независимыми экспертами. По мнению эксперта Института свободного рынка Литвы Гуоды Степонавичене, само создание параллельной госструктуры по образу и подобию LT не приведет к либерализации рынка, а только породит еще одного монстра. Такого же мнения придерживается и координатор стратегии рынка Omnitel Дарюс Майкштенас, который полагает, что нужно не создавать новые макроструктры, а либерализовать рынок аренды инфраструктуры связи. По словам директора Skynet Юрия Трофимова, права на аренду необходимо закрепить за муниципалитетами, ибо только они могут решить эти вопросы с максимальной пользой для населения.

Спасут мобильники

Телекоммуникационный монополизм заканчивается по всей Балтии через год, и эксперты пытаются прогнозировать, что будет потом. По поводу проводной связи особых сомнений нет: ее просто вытеснит мобильная, число клиентов которой стремительно растет.

Например, в Латвии мобильниками пользуются уже около 20% населения. И операторы мобильной связи свято верят, что в недалеком будущем задавят телекомы. Их убежденность основывается также на том, что налицо противоположные ценовые тенденции: монополисты постоянно повышают тарифы, в то время как "мобильщики" их снижают.

Эти прогнозы, похоже, не так далеки от реальности. Например, в Латвии месячная абонентная плата за фиксированную связь уже достигла 5,69 доллара в месяц и вскоре возрастет еще - до 8,5-9,5 доллара. В то же время острая конкуренция на рынке мобильной связи заставляет снижать цены по два-три раза в год.

Что касается перспектив создания альтернативных телекомов на базе крупных государственных компаний, то здесь есть сомнения. По мнению гендиректора Latvijas Mobilais Telefons Юриса Бинде, железнодорожники и энергетики имеют лишь магистральные сети, а надо довести провода еще до каждой квартиры. Так что самый разумный путь - это законодательная регламентация пользования инфраструктурой связи, обеспечивающая доступ к ней всех желающих.

Именно в этом секторе развернется основная конкурентная борьба и ожидается наибольшее снижение цен, признает президент Lattelekom Гундарс Страутманис. Этому будет способствовать недавнее создание "панбалтийского" Baltic Sea Alliance (BSА) - координатора усилий трех крупнейших операторов связи GSM (контролируемых теми же Telia и Sonera): литовского Omnitеl, латвийского LMT и эстонского EMT (подробности в прошлом номере). Ставя "стенку" другому крупному оператору - чрезвычайно агрессивному шведскому Tele 2 (который присутствует во всех трех странах), они наверняка сильно собьют цены и на международную связь, которая благодаря ценам пока остается очевидным преимуществом телекомов.

По мнению гендиректора Omnitel Антанаса Забулиса, Балтия повторит путь северных стран. И вскоре здесь будет больше абонентов мобильной связи, чем проводной.

Вильнюс

Telia и Sonera в России

Финская телекоммуникационная компания Sonera вышла на рынок России в 1993 году и работает под маркой " Сонера Рус". Ей принадлежат две волоконно-оптические линии связи "Финляндия - Россия" (FRL - Finish - Russian Line) и "Санкт-Петербург - Москва" (FROG - Finnish - Russian Optical Gateway), а также магистральная линия Москва - Петербург - Выборг - Финляндия, 23,52% акций компании " Северо-Западный GSM" и 35% акций компании Sonic Duo, владеющей лицензией на предоставление услуг GSM в Московском регионе.

Шведская телекоммуникационная группа Telia AB работает на российском рынке через своего магистрального провайдера Telia International Carrier и предоставляет услуги "оператор для операторов", предлагая в аренду свои международные выделенные каналы. Кроме того, Telia владеет российской компанией " Бизнес-связь", сотрудничает с компанией " Ростелеком", реализуя с ней проект по созданию Балтийской кабельной системы, и является крупнейшим совладельцем холдинга " Телекоминвест" (Telia принадлежит 31% акций люксембургского First National Holding S.A., который, в свою очередь, имеет в собственности 85% акций "Телекоминвеста"). Последний же владеет такими гигантами отечественного телекома, как Северо-Западный GSM, Волжский GSM, Уральский GSM, " Петерcтар", и рядом других компаний.

Являясь конкурентами в области магистрального провайдинга, Sonera и Тelia в России, как и в Прибалтике, объединяют свои ресурсы на рынке сотовой телефонии. Сотовый бизнес этих компаний сплетен исторически. Еще с 1994 года Telia и Sonera выступают партнерами по проекту "Северо-Западный GSM". С этого же года компании совместно участвуют в создании первого сотового оператора национального масштаба " МегаФон", объединяя в единую GSM-cеть региональных операторов. Помимо скандинавов в создании "МегаФона" принимают участие компания " ЦТ-Мобайл" и холдинг "Телекоминвест", крупным акционером которого, как уже отмечалось выше, является Telia.

Объединение ведется на базе Северо-Западного GSM, которому передаются контрольные пакеты акций Sonic Duo, " Мобиком-Кавказ", " Мобиком-Новосибирск", " Мобиком-Хабаровск", " МСС-Поволжье", Волжский GSM, " Мобиком-Киров" и Уральский GSM. В объединенной компании доли акционеров распределятся следующим образом: "Телекоминвест" - 31,3% акций, Sonera - 26%, "ЦТ-Мобайл" - 25,1%, Telia - 8,1%. У последней еще 8,24% опосредовано через "Телекоминвест".

В частности, "Телекоминвест" внес в "МегаФон" 45% акций Северо-Западного GSM и пакеты всех региональных операторов, Sonera - 23,52% акций Северо-Западного GSM и 35% акций Sonic Duo, Telia - 12,74% акций Северо-Западного GSM. Кроме того, Sonera и Telia внесут в объединенную компанию еще 12,74% акций Северо-Западного GSM, которые выкуплены у норвежского концерна Telenor. По словам инициаторов проекта, в ближайшие три года инвестиции в "МегаФон" составят $600 млн. В последнее время появились сведения, что Telia хочет увеличить свою долю в "МегаФоне". Есть вероятность, что шведы выкупят долю компании Sonera в Северо-Западном GSM. До этого прогнозировалось слияние этих двух скандинавских компаний, но Sonera сейчас переживает финансовый кризис, и в Теlia скорее всего предпочтут покупку ее наиболее привлекательных активов. В результате Telia может стать единственным западным инвестором проекта "МегаФон".

В любом случае скандинавские компании на российском рынке пока придерживаются такой же стратегии, как в Прибалтике, и сейчас фактически контролируют крупнейшую GSM-сеть России.

Петр Биргер

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама