Зри в корень

Общество
Москва, 24.12.2001
«Эксперт Северо-Запад» №32 (61)
Шведская модель реформ может пригодиться России

Пенсионная реформа, концепция которой недавно принята правительством России, вызывает немало вопросов и споров. Например, какова должна быть ставка сборов в пенсионные фонды, каков должен быть уровень пенсии, из каких компонентов она должна состоять, какова должна быть роль государства в системе пенсионного обеспечения и т.д., т.д.

На фоне тех проблем, с которыми столкнулись авторы российской концепции пенсионной реформы, интерес к тому, как это делается в развитых странах, был неизбежен. И учитывая, что основополагающие моменты отечественной реформы уже определены, круг потенциально интересных для обмена опытом стран значительно сузился. Тут как нельзя кстати пример консервативной Швеции, о котором говорилось на научно-практическом семинаре "Пенсионная реформа в России и Швеции", организованном Центром Улофа Пальме, Институтом социальной политики и фондом социальной демократии. Ведь то, что предстоит России уже через несколько месяцев, в Швеции происходит с 1999 года.

Копилка по-шведски

С 1957 года, когда на референдуме было принято решение об обязательной пенсии для всех мужчин и женщин, проживающих в Швеции и достигших 65 лет, действовал принципиально иной механизм начисления пенсий, чем тот, который был принят в 1999 году. В его основе была народная пенсия, которая выплачивалась вне зависимости от стажа работы и уровня зарплаты. Она составляла 53 980 крон в год (около 7000 долларов) и позволяла вести скромное, но довольно приличное существование. Правда, у большинства шведов размер пенсии был существенно больше. По словам эксперта министерства здравоохранения и социальных дел Магнуса Шeстeма, пенсионная система, действовавшая тогда, основывалась на принципе "солидарности поколений"", то есть пенсионные отчисления ныне работающих шли на финансирование стариков. В результате полную пенсию, которая составляет 60% от зарплаты, можно было получить, проработав 30 лет, причем пенсия начислялась за пятнадцать "лучших" лет.

Менять сложившуюся систему заставила жизнь. Идеология шведской реформы, за исключением борьбы с "теневыми" зарплатами, аналогична отечественной. Учитывая сложную демографическую ситуацию (на одного работающего приходится три пенсионера) основным лозунгом реформы стала так называемая рабочая линия. По словам политического советника министерства здравоохранения и социальных дел Швеции Иокима Кельнера, речь идет о том, чтобы максимально заинтересовать граждан в получении максимального трудового стажа, который продолжался бы и после 65 лет -официального пенсионного возраста в Швеции. Кроме того, правительство поощряет и инициативу граждан по накоплению пенсий на личных счетах, предоставляя в этом случае налоговые льготы.

В 1999 году, после четырех лет политических баталий в риксдаге, пенсионная реформа начала воплощаться в жизнь. По словам Иоакима Кельнера, нынешний вариант стал результатом компромисса семи партий Швеции, пять из которых поддержали проект реформы полностью.

Пенсии социального оптимизма

В основу шведской реформы лег переход на многоуровневую систему пенсионного обеспечения. В Швеции (как и в России) три уровня. Первый и обязательный уровень в виде распределительной составляющей, второй - обязательная накопительная система, а третий - добровольный, то есть профессиональные и индивидуальные пенсионные накопления. При этом в отличие от России (28%) ставка пенсионных отчислений в Швеции составляет всего 18,5%, причем работодатель и служащий выплачивают эту сумму пополам. Из них 16% идет на формирование распределительной пенсии, а остальные 2,5% - на накопительный счет. Примечательно, что даже при самом скромном раскладе шведский пенсионер получает пенсию в пределах 8800 крон в месяц (около 800 долларов в долларовом эквиваленте), а в дополнение он получает целевые средства для оплаты жилья. Кроме того, 95% работающих могут рассчитывать на так называемые служебные пенсии, куда работодатели направляют примерно 10% от заработной платы каждого сотрудника.

Основополагающей идеей шведской модели, по мнению одного из ее разработчиков Магнуса Шeстeма, стала накопительная составляющая. В отличие от российской схемы речь идет о распределении активов накопительной системы между частными инвестиционными фондами с различной инвестиционной политикой. При этом выбор места накопления и сбережения остается за каждым конкретным вкладчиком. По словам консула Генерального консульства Швеции в Петербурге Стефана Эрикссона, на данный момент у шведов есть как минимум 576 вариантов вложения накопительных 2,5%. И как утверждает Иоаким Келльнер, 65% потенциальных пенсионеров активно пользуются своим правом, что провоцирует постоянное движение средств на накопительных счетах из одного фонда в другой. Конечно, риск прогореть увеличивается, но в то же время шансы накопить к пенсии солидную прибавку у тех, кто разбирается в финансах, растут.

По словам Стефана Эрикссона, для тех, кто не захотел выбирать конкретный фонд (а это как минимум 35% потенциальных пенсионеров), был организован отдельный фонд со смешанным портфелем облигаций и акций - как национальных, так и зарубежных компаний. Политика управления этим портфелем определяется советом директоров фонда при соблюдении общих ограничений на доли отдельных компонентов. При этом у изначально пассивных участников программы есть как минимум одна возможность в год все-таки сделать выбор. Дело в том, что отчеты о состоянии индивидуальных накопительного и распределительного счетов рассылаются ежегодно в феврале-марте, и в этот момент участники системы получают формальную возможность подтвердить выбор фонда или изменить его и отослать заполненную форму в администрацию пенсионных взносов.

Что же касается 16% пенсионных налоговых сборов, то они направляются в распределительную систему, где взносы фиксируются на условных пенсионных счетах и индексируются в соответствии со средним ростом заработной платы. Именно поэтому новую пенсионную систему называют пенсией социального оптимизма. Ведь теперь они, по словам Магнуса Шeстeма, не только будут индексироваться исходя из роста цен, но также из расчета ежегодного роста ВНП, то есть следовать за ростом зарплат.

Примечательно, что в этой реформированной системе участвуют все работающие граждане Швеции, родившиеся после 1938 года. Их пенсии будут рассчитаны на основе формулы, в которой учитываются элементы старой и новой систем. На деле они получат 20% пенсии из новой системы и 80% - из старой. Это стало возможным благодаря тому, что Швеция вела персонифицированный учет доходов граждан в течение многих лет и в настоящий момент в состоянии сделать пересчет накопительных счетов с самого начала трудового стажа каждого работника, выходящего на пенсию.

Учитывая сходство отечественной и шведской пенсионных реформ, можно прогнозировать, что заимствование некоторых отдельных механизмов последней в решении спорных вопросов российской пенсионной схемы станет компромиссным вариантом.

Накануне

Отечественная пенсионная реформа, о необходимости которой в последние годы не говорил только ленивый, начала приобретать реальные черты только в начале текущего года. Очевидным движение в этом направлении стало после того, как по указу президента России Владимира Путина был создан Национальный совет по пенсионной реформе, а сам президент назвал действующую до сих пор уравнительную систему при начислении пенсий несправедливой.

Стержнем новой концепции стал тезис о том, что размер пенсии будет определяться трудовым стажем человека и уровнем его зарплаты на протяжении всех лет работы. Кроме того, дополнительным источником доходов пенсионеров должна стать так называемая накопительная часть пенсии. Предполагается, что нынешние 28% пенсионных сборов будут распределяться по трем различным счетам. Из них 12% будут перечисляться на так называемый условно-накопительной счет, 14% - на базовый, а 2% - на накопительный. При этом размер базовой пенсии будет гарантирован государством всем без исключения. Ее размер планируется коррелировать с прожиточным минимумом. Что же касается условно-накопительной части, то она будет напрямую зависеть от стажа и среднемесячного заработка, а вот собственно накопительная - от сумм, собравшихся на индивидуальном счете пенсионера.

Вводя такую схему пенсионного обеспечения, власти, как утверждается в концепции реформы, планируют "экономически заинтересовать работающего". Так, например, за формулировкой о "гибкой системе установления пенсионного возраста, учитывая сложную демографическую ситуацию", скрывается ответ на профсоюзные акции протеста по поводу проекта нового трудового законодательства. Ведь пенсионная реформа в нынешнем виде полностью снимает необходимость в повышении границы пенсионного возраста. После того как начнет работать трехуровневая схема начисления пенсий, работник будет сам заинтересован в том, чтобы трудиться дольше, если захочет получать хорошую пенсию.

Еще одним плюсом пенсионной системы по замыслу авторов концепции станет продолжение борьбы с "серыми" схемами выплат заработной платы. По крайней мере, один из участников научного практического семинара "Пенсионная реформа в России и в Швеции" - первый заместитель министра экономического развития и торговли РФ Михаил Дмитриев уверен, что "вывод на свет реальных доходов населения произойдет, поскольку в результате реформы граждане сами будут формировать свою будущую пенсию". Примечательно, что надеждам авторов концепции суждено оправдаться в полной мере и при одном важном условии. Чтобы новая схема пенсионная обеспечения начала эффективно работать, потребуется немало времени, ведь нужно сформировать у граждан привычку копить и верить государству. Ведь до сих пор окончательно не решен вопрос о том, куда инвестировать накопленные деньги и кто будет этим заниматься. Без создания инвестиционного фонда, где будут аккумулироваться 2%, собранные гражданами "на старость", не обойтись. Михаил Дмитриев полагает, что государство должно гарантировать сохранность и этих денег. При этом обязательным условием является то, что каждый потенциальный пенсионер должен знать, в какие проекты его деньги вложены, на каких условиях и сколько он получит к старости.

К сожалению, в России пока нет схемы для реализации такого механизма. Считается, что эту функцию должны взять на себя негосударственные пенсионные фонды (НПФ). Однако большинство ныне существующих альтернативных ПФ так и не сумело оправиться после финансового кризиса 1998 года. Причиной столь плачевного состояния НПФ стала жесткая регламентация их деятельности со стороны государства, которое обязало их около 30% уставного капитала вкладывать в ГКО. Кроме того, большая часть существующих фондов работала на правах корпоративных организаций и за пределы этого круга клиентов выходить не стремилась. Это, в свою очередь, не замедлило сказаться на их финансовом состоянии после дефолта. Но, учитывая то, что теперь у НПФ есть все шансы попасть в поле зрения государства, а власть будет заинтересована в их стабильной работе, шансов на повторение ситуации 98-го года практически не будет. Правда, учитывая национальную специфику, есть вероятность того, что жесткий контроль со стороны государства превратит эти структуры в уменьшенные копии государственного пенсионного фонда со всеми вытекающими из этого последствиями.

С другой стороны, желание использовать западный опыт оставляет надежду на то, что такие принципиально важные моменты, как размещение накопительной части пенсии, будут решены с учетом мирового опыта. Правда, окончательно это станет ясно в течение ближайших десяти лет и велика вероятность, что в этом случае речь будет идти о коктейле международного опыта и национальной специфики.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама