Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Хутор Солнца

2003

Обитатели экологического поселения занимаются малым бизнесом, но выживают за счет натурального хозяйства

В середине 90-х годов прошлого столетия две семьи и двое одиноких пенсионеров основали в окрестностях карельского города Сортавала первое в России экологическое поселение. Его создатели надеялись не только жить в единении с природой, но и вести сельскохозяйственный, строительный и туристический бизнес с использованием безопасных для окружающей среды технологий. В планы поселенцев входило также развитие альтернативной энергетики и экологического образования. Однако в течение 8 лет им пришлось почти постоянно бороться за свое существование.

В поисках Города Солнца

Еще на заре перестройки группа молодых питерских архитекторов, движимая желанием изменить городской образ жизни и вернуться к естественной природной среде, отправилась вместе со своими семьями на Карельский перешеек. В поселке с поэтическим названием Ромашки переселенцы стали строить общий дом, возделывать землю, открыли детскую художественную школу. "Мы мечтали создать Город Солнца, но наша маленькая коммуна оказалась не способна противостоять внешнему миру, - вспоминает один из основателей экопоселения Иван Гончаров. - В поселке нас просто не понимали и относились с неприязнью. К тому же мы допустили серьезную ошибку, поставив интересы коммуны выше интересов наших семей". Спустя некоторое время среди переселенцев произошел раскол, одна из семей распалась, а сама идея строительства Города Солнца в поселке Ромашки потерпела крах.

Тогда Иван Гончаров с женой и двумя малолетними детьми перебрался с материка на остров Валаам, где архитектору предложили работу в государственных реставрационных мастерских. На Валаам в те годы приезжали исключительно идеалисты, мечтающие прикоснуться к сакральному, поэтому очень скоро Гончаров нашел единомышленников. "На сей раз мы поставили цель построить светлое будущее в рамках небольшого островного социума, - рассказывает архитектор. - Мы создали неформальную экологическую организацию и попытались влиться в существовавшую на Валааме административно-хозяйственную систему, чтобы изменить ее изнутри. Тогда в стране впервые стали выбирать руководителей, и мы тоже, не задумываясь, ринулись во власть. Кто-то из нас баллотировался на пост председателя местного совета, кто-то претендовал на должность директора музея, а моей задачей было возглавить мастерскую. Но поскольку все наши "неформалы" были романтики, а политике романтизм чужд, выборы мы с треском проиграли. Это был еще один удар по нашим идеалистическим представлениям о другой жизни".

Удар оказался настолько сильным, что некоторые из "неформалов" вообще покинули Валаам. Другим пришлось уйти с работы и пытаться выживать на острове вне сложившейся системы. Гончаров и его единомышленники организовали два кооператива: ремонтно-реставрационный и садоводческий. Позднее этот опыт пригодится им при создании экопоселения на материке, но тогда потерпевшие поражение идеалисты были просто вынуждены приспосабливаться к новым реалиям.

Третья попытка Гончарова

В 1989 году на Валаам вернулся монастырь. С самого начала церковь не была заинтересована в светской деятельности на острове и старалась вытеснить государственные структуры. Монастырь добился закрытия музея и ликвидации реставрационных мастерских. Кооператорам стало очевидно, что проекты, не имеющие отношения к церкви, в этих условиях обречены на провал. "Бороться с монастырем за свой клочок земли на острове было бессмысленно, и мы решили уйти добровольно, если церковь выделит нам средства на строительство жилья на материке, - говорит Иван Гончаров. - Но мы не cобирались переезжать в Сортавалу, как многие бывшие жители Валаама, никто из нас не хотел возвращаться в город".

В итоге переселенцы остановили свой выбор на местечке Реускула в 20 километрах от Сортавалы, заключили договоры с монастырем, передали ему свои квартиры и хозяйственные постройки на острове и, получив деньги, отправились на материк, где приступили к реализации новой программы действий по созданию экологического поселения "Нево". Так древние финские племена называли Ладогу, и, по преданиям, под таким именем душа озера являлась людям в образе прекрасной девушки. Впоследствии к мифологическому названию поселения добавилось слово "эковиль", что означает "экологическая деревня".

Пути отрезаны

Поначалу предполагалось, что основным видом хозяйственной деятельности экопоселения станут садоводство и выращивание саженцев плодовых деревьев и кустарников. Людмила Соловьева и Владимир Березин, одни из основателей "Нево-Эковиля", успешно занимались этим на Валааме и поддерживали тесные контакты с Государственным плодоовощным институтом им. Мичурина. Однако в 1995 году, когда первые экопоселенцы перебрались с острова на материк, произошла девальвация рубля, и деньги, полученные от монастыря, за несколько месяцев превратились в ничто. Тогда остатки средств было решено вложить в организацию собственной строительной базы, которая позволила бы не только обеспечить переселенцев жильем, но и поправить их положение за счет заказов со стороны. Обитателям "Нево-Эковиля" удалось приобрести материалы, оборудование и ангар, однако заказов катастрофически не хватало. По сути, идея зашла в тупик: денег на постройку жилья и развитие производства у переселенцев не было, а возвращаться было некуда.

Трудно сказать, как сложилась бы судьба Ивана Гончарова и его единомышленников, если бы в тот момент им не оказала помощь датская организация Gaia Trust, поддерживающая экологические "деревни" по всему миру. "Нево-Эковиль" стало частью глобальной сети экопоселений GEN, будучи первым таким поселением в России, а его обитателям был выделен грант, позволивший им наконец встать на ноги. На средства датчан переселенцы смогли построить два жилых дома и дорогу, подвести линию электропередачи и оборудовать офис в Сортавале, где разместилась их строительная фирма.

Босая мечта

"Поселение - не самоцель", - считает Иван Гончаров. По его словам, "Нево-Эковиль" задумывался не как закрытая система, подчиненная неким догмам, а как община свободных людей, стремящихся жить в согласии с природой. "Мы просто воплощаем давнюю мечту русской интеллигенции: иметь собственный домик у озера, ходить босиком и воспитывать детей", - иронично замечает архитектор. Главным принципом взаимоотношений внутри экопоселения является свобода выбора. Каждый его обитатель сам определяет форму и меру своего участия в общей программе, но при этом человек волен в любой момент из нее выйти. Земля в поселении - а это более 10 гектаров - находится в частном владении его жителей. Поэтому если кто-то решит покинуть "Нево-Эковиль", то будет вправе распоряжаться земельным участком по своему усмотрению.

Формально объединяющим фактором для экопоселенцев является общественная организация "Центр экологических инициатив "Нево-Эковиль"", которую возглавляет Гончаров. Она была образована в 1995 году как база для реализации программы создания экологического поселения. Программа состоит из коммерческой и затратной частей. В затратную входит содержание и обслуживание жилья, инженерных сооружений, линии электропередачи, а также развитие экологического образования, внедрение технологий альтернативной энергетики, участие в региональных проектах по восстановлению лесов и очистке водоемов, но пока это все задачи на перспективу.

Коммерческую часть программы, по первоначальному замыслу, должны были представлять строительная, туристическая, аграрная и торговая фирмы, контрольным пакетом акций которых владел бы Центр экологических инициатив "Нево-Эковиль". Эти фирмы обеспечивали бы поселенцев работой. Кроме того, их прибыль предполагалось направлять на развитие экологических программ. Однако сегодня коммерческая деятельность поселенцев ограничена лишь строительной фирмой и питомником садовых растений, которые являются отдельными бизнес-проектами и принадлежат конкретным жителям "Нево-Эковиля". В поселении нет общего бюджета, поэтому остальные его обитатели выживают главным образом за счет натурального хозяйства.

Туя, сакура и абрикос

Самым успешным коммерческим проектом Центра экологических инициатив "Нево-Эковиль" является строительный бизнес. Оборот компании "Архитектурно-строительные мастерские "Мир"", созданной Иваном Гончаровым еще на Валааме, оценивается в 3 млн руб. До дефолта 1998 года фирма участвовала в реализации федеральной программы "Свой дом" в части развития ресурсосберегающих и энергосберегающих технологий строительства. Однако после ее сворачивания экологический аспект деятельности был практически сведен к нулю. По словам Гончарова, внедрение нового подхода к строительству в провинции затрудняют как консерватизм мышления заказчиков, так и ограниченные возможности местного рынка. Поэтому предприятию приходится заниматься изготовлением лоджий, всевозможных строительных конструкций, а также ремонтными работами и реставрацией архитектурных памятников в Сортавале и на острове Кижи.

Другим серьезным подспорьем для участников экопоселения, как и планировалось ранее, стал питомник садовых культур. Формально его владельцы Людмила Соловьева и Владимир Березин живут за счет личного подсобного хозяйства, но по сути продолжают свое дело, начатое еще в садоводческом ко-оперативе на Валааме. Они выращивают саженцы плодовых деревьев и кустарников более чем 200 наименований - от яблонь и груш до слив и винограда. Экопоселенцы снабжают посадочным материалом не только сортавальских дачников, но и жителей Ленинградской области и Финляндии. При этом Людмила и Владимир предлагают только те сорта, которые выращиваются на севере или адаптированы в местных климатических условиях. Питомник находится в экстремальной зоне - на ветреном склоне холма и глинистой почве, поэтому, попав в благоприятные условия, саженцы из "Нево-Эковиля" быстро начинают плодоносить и дают высокий урожай. Не случайно среди клиентов экопоселенцев - и простые пенсионеры, и почувствовавшие тягу к "растительной жизни" новые русские, и члены карельского правительства, и даже депутаты Госдумы.

Свой успех у садоводов Людмила Соловьева объясняет просто: "Наш бизнес неотделим от науки". Супруги ведут постоянные консультации и совместные эксперименты с Государственным плодоовощным институтом им. Мичурина, пользуются только качественным прививочным материалом и отслеживают развитие выращенных ими культур на дачных участках. В будущем экопоселенцы надеются создать генофонд этих культур для местной климатической зоны. В питомнике "Нево-Эковиля" уже растут туя, сакура и абрикос.

Новые романтики

Как ни странно, в Карелии о существовании экопоселения мало кто знает. Так, многие из тех, кто покупает посадочный материал у Людмилы и Владимира, ничего не слышали о "Нево-Эковиле". Для них это самый обычный питомник. Внешне экопоселение мало отличается от старых финских хуторов, разбросанных по всему побережью Ладожского озера. Тем не менее желающих переехать в "Нево-Эковиль" предостаточно, особенно летом. Одни узнают об экопоселении в Северном Приладожье из Интернета, другие - из рассказов тех, кто здесь уже побывал. Как правило, это жители мегаполисов, уставшие от суеты городской жизни или ищущие свой Город Солнца. Однако не все способны выживать в новых бытовых условиях, и прежде всего - отказаться от привычных удобств. Поэтому в экопоселении постоянно проживают только шесть семей.

Сергей Васильев приехал в "Нево-Эковиль" вместе с женой Галиной и двумя детьми еще в мае. Прежде жил в Петербурге, работал в автосервисе и имел квартиру, машину и дачу. Но благополучное существование в городе показалось ему скучным, и он решил научиться "жить по-новому". "Мы надеялись переехать на природу группой единомышленников, но поскольку их не нашлось, мы примкнули к уже существующему поселению", - рассказывает Васильев. По его мнению, единение с природой вполне могло бы стать в России новой национальной идеей. Как и большинство экопоселенцев, Cергей рассчитывает жить хозяйством. Правда, он не собирается разбивать сад или возделывать землю. По его убеждению, растения должны расти сами, поэтому свое будущее он представляет весьма идеалистично: "Хочется научиться ничего не делать, но чтобы все было".

Семья Васильевых живет за счет прежних сбережений. Кроме того, сдают оставленную в Петербурге квартиру. На эти деньги глава семейства пытается строить дом, а пока Васильевы обитают в крохотном глиняном сооружении, напоминающем жилище африканских племен. "Домик Тыквы", как называют его в шутку экопоселенцы, достался семье от другого искателя Города Солнца, так и не прижившегося в "Нево-Эковиле". Но Васильевы стараются не замечать тесноты и отсутствия удобств. По словам Галины, жены Сергея, куда важнее то обстоятельство, что их дети дышат лесным воздухом, купаются летом в озере и пьют чистую родниковую воду.

Другая жизнь

Разрыв с городом определил для молодых семей экопоселенцев и их отношение к образованию. В принципе, основатели "Нево-Эковиля" предполагали организовать экологическую школу, но из-за проблем проект так и остался нереализованным. Несмотря на это, две семьи решили учить своих детей самостоятельно, на правах экстерната. Правда, такое обучение касается только программы начальной школы, а ученики старших классов ездят на занятия в Сортавалу.

"Мы отнюдь не пуритане, но нам не хотелось бы, чтобы наши дети с малых лет привыкали к городским соблазнам, - говорит один из родителей, Андрей Обруч. - Современное общество воспитывает потребителей, ребенку же трудно этому противостоять, когда на него со всех сторон обрушивается реклама пепси-колы, шоколада. Пусть дети формируют собственное сознание в семье, и тогда они будут способны делать в жизни сознательный выбор".

Андрей этот выбор сделал пять лет назад, когда приехал в "Нево-Эковиль" с женой и шестью детьми из небезызвестной общины "Китеж" в Калужской области, которая не устроила его своим авторитарным укладом. Но прежде бывший житель Петербурга успел немало поколесить по стране в поисках "другой жизни". "Честно говоря, словосочетание "экологическое поселение" уже набило оскомину, - признается Андрей. - По большому счету, далеко не все из нас ведут полностью экологический образ жизни. Кто-то, к примеру, применяет удобрения при обработке земли, кто-то ест мясо. Но в конечном итоге это не главное. Важно, что люди просто приблизились к природе, хотя бы тем, что уехали из города".

Сам Андрей вместе со своей семьей - адепт вегетарианства, правда, при этом употребляет молоко. Его хозяйство держится на огороде, теплице, козах и небольшой пасеке. Оно практически не приносит доходов, но Андрей Обруч утверждает, что не стремится к материальной выгоде. "Пять лет, прожитые здесь, в корне изменили наше сознание, - поясняет экопоселенец. - Поначалу мы тоже мыслили стандартными схемами: устроиться на земле, что-то выращивать, что-то продавать, что-то покупать. Но это такая же модель потребительского общества, какая существует в городе. Поэтому мы пошли по другому пути: сознательно стали ограничивать свои потребности, чтобы они не давили на нашу семью. В конце концов, человеку в жизни по-настоящему нужно немногое".

Реускула - Сортавала - Петрозаводск

«Эксперт Северо-Запад» №3 (112)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама