Снижение издержек - единственный способ заработать

Повышение конкурентоспособности предприятия
Москва, 29.09.2003
«Эксперт Северо-Запад» №36 (145)

Меньше месяца назад правительство Санкт-Петербурга поддержало высказанную генеральным директором ОАО "Ленэнерго" Андреем Лихачевым идею объединения теплосетевых активов города под управлением одной компании. Уже создана рабочая группа по подготовке этого проекта - в нее вошли руководители энергетических компаний, юристы, представители городских властей, жилищных организаций и регулирующих органов. Через несколько недель предложения рабочей группы будут вынесены на утверждение администрации Петербурга. Основные аргументы, которые приводят инициаторы реорганизации, - существенная экономия средств работающих в этой сфере компаний за счет отказа от дублирующих функций, направление результатов этой экономии в модернизацию основных фондов, что в итоге должно сказаться на качестве жизни всех горожан. В интервью корреспонденту журнала "Эксперт С-З" Андрей Лихачев, руководитель рабочей группы по подготовке концепции управления системой передачи тепловой энергии и теплоснабжения Санкт-Петербурга, назвал проект магистральным направлением снижения издержек коммунально-энергетического хозяйства в целом.

- На следующий год правительство установило предельную планку роста энерготарифов по России - 13%. Удастся ли в этих условиях обеспечить прибыльную работу компании? Тем более что для "Ленэнерго" этот параметр может быть и ниже.


Андрей Лихачев

- Вопрос, что называется, не в бровь, а в глаз. В нынешнем году в нашем регионе рост тарифов не превышал роста инфляции. Это важный показатель, уверен, мы сможем выдержать подобную планку и в будущем. Но я всегда с опаской отношусь к такому параметру, как "средняя температура по палате". Возможно, появятся любители перевыполнения плана, установленного правительством, и желающие ограничить рост тарифов еще меньшей величиной. И все бы ничего... Но беда в том, что существуют серьезные ножницы между ростом тарифов на основные составляющие наших затрат, которые регулируются Федеральной энергетической комиссией (в частности, тарифы на газ), и теми, что регулируются на местном уровне, т.е. тарифами на энергию, отпускаемую "Ленэнерго".

В Калифорнии на оптовом рынке цена электроэнергии росла быстрее, чем на регулируемом властями розничном. Результат известен - калифорнийский энергетический кризис. Для нас подобного не желаю. Умные люди должны учиться на чужих ошибках.

Но это обобщенный ответ. Если же говорить о "Ленэнерго", значительным резервом для нас является путь снижения издержек. Однако это небыстрый процесс. То, что можно было сделать в короткие сроки, мы выполнили. Применяли маневр с топливом, заменив, например, мазут на газ на арендованной нами Киришской ГРЭС - только здесь мы получили экономию 300 млн рублей. А это, соответственно, позволило удержать на более низком уровне тарифы. На тот момент эта сумма была примерно эквивалентна 7-8% тарифа. Сейчас, я убежден, наше магистральное направление - снижение издержек за счет эффекта масштаба.

- Что вы имеете в виду?

- Попробую объяснить на примере. Представьте себе, что за кабель, по которому от ТЭЦ поступает электроэнергия в ваш дом, отвечает десяток предприятий, каждое из которых управляет своим участком сети. Это означает, что существует 10 ремонтных бригад, 10 подразделений, занимающихся закупкой запасных частей и расходных материалов, 10 директоров с их управленческим аппаратом, 10 диспетчеров. Случись в вашем доме авария и погасни свет, найти, кто виноват, будет сложно, поскольку вы не знаете, на каком из отрезков кабеля произошел сбой и кто решает вашу проблему. Такая конструкция, помимо чисто экономической неэффективности, еще и крайне нерациональна с точки зрения выполнения своих функций. Объединение кабеля под единым началом позволило бы значительно рационализировать эту систему.

Теперь перейдем от такого умозрительного примера к реальному. В Петербурге существует несколько организаций, каждая из которых предоставляет свою услугу, каждая ведет базу данных по потребителям, каждая содержит для этого соответствующую структуру. При этом что у "Водоканала", что у "ТЭКа СПб", что у "Ленэнерго" базы данных по потребителям практически идентичны. И у жилищников, кстати, тоже. А затраты на сбыт у каждой компании составляют от 12 до 20% от себестоимости оказываемых услуг. Объединив эти усилия, вы получите реальный путь к экономии.

Не менее серьезным резервом для экономии затрат может стать более четкая координация ремонтных служб этих предприятий. Ведь что происходит сейчас? Сначала одна служба для прокладки коммуникаций разрывает дорогу, затем засыпает, потом другая снова в этом месте для своих нужд копает. А это значит, что каждый год ваши деньги "закатывают в асфальт".

- Как относятся к вашим предложениям по централизации управления энергетическим хозяйством города потенциальные контрагенты?

- Все понимают, что если действительно произойдет централизация управления городским коммунальным и энергетическим хозяйством, то это может стать серьезным фактором экономии ресурсов. А выбор управляющей компании, скорее всего, пройдет на конкурсной основе.

Я уверен, что наиболее эффективно работала бы конструкция, в которую вошли бы руководители всех этих предприятий. Никто не мешает менеджменту предприятий вместе организовать управляющую компанию, основанную на частном капитале, и получить под управление имущество разных собственников, в том числе и имущество "Ленэнерго". Если мы это сделаем, то вот вам и ответ, как они к этому относятся. Если не сделаем, то все заверения в том, что это замечательная идея, не будут стоить ровным счетом ничего.

- Казалось бы, в условиях, когда тарифы на услуги компании устанавливает государственная комиссия, стремиться к снижению издержек - нонсенс. Чем выше издержки, тем выше цена и, соответственно, в условиях, когда рентабельность существует в виде заданной величины, выше и прибыль.

- Все зависит от того, кто работает в регулирующем органе. Если там сидят люди недалекие, тогда действительно нет смысла бороться за снижение издержек. И наоборот, если принципы регулирования тарифов таковы, что они фиксируются на длительный период времени, а полученная экономия не изымается путем последующего уменьшения тарифов, то есть прямой смысл в снижении издержек. Это единственный путь для того, чтобы заработать прибыль.

В прошлом году все были удивлены, чтобы не сказать шокированы, объемом дивидендов, выплаченных "Ленэнерго". Я и сам считаю, что это неоправданная роскошь и неверное решение акционеров. Правда, тут есть нюанс: напомню, что решение принималось сразу после того, как городская администрация подала иск о признании незаконной приватизации "Ленэнерго". Решение о дивидендах было ответом акционеров на действия властей: если вы хотите у нас забрать компанию, то мы сначала заберем прибыль, которую она заработала. Надеюсь, что больше до битья горшков дело доходить не будет. Кстати сказать, нет худа без добра - наличие такого уровня дивидендов породило высокую степень доверия к "Ленэнерго" как к заемщику, и, тем самым, мы смогли занимать большие объемы средств на развитие под очень низкие проценты.

Но, повторюсь, если принцип регулирования основан не на изъятии прибыли, то единственный способ заработать - снижение издержек, и достичь этого можно только путем применения новых технологий, в том числе и управленческих. Если же регулирующие органы будут действовать в рамках той логики, о которой вы говорили, то тогда да - мы снова скатываемся на экстенсивный путь, когда важно поднять затраты. Но это тупиковый путь.

- Существует деление издержек на внутренние и внешние. Где, на ваш взгляд, кроется наибольший резерв для экономии?

- Ну, это весьма условное разделение. Внутренние издержки весьма просто переводятся во внешние. Это хорошо видно на примере ремонта. Если мы содержим соответствующее подразделение в составе компании, то эти наши затраты, в общем-то, не зависят от объема и качества выполненных им работ. Это ровно то, что происходит в жилищном секторе Санкт-Петербурга сегодня: сами содержим людей, сами заказываем им работу, сами им платим, сами у них проверяем, принимаем и т.д. Другое дело, если мы заказываем эту услугу на внешнем рынке. В этом случае мы можем выбирать наиболее квалифицированного и эффективного исполнителя. Этот путь - один из наиболее серьезных для снижения издержек.

- Тем не менее "Ленэнерго" от собственной ремонтной службы не отказывается.

- Ваши сведения слегка устарели. В этом году мы намерены решить проблему сервисов, выведя их из структуры компании.

- Когда вы пришли в компанию, то приоритет на снижение издержек был выбран с самого начала?

- Я не могу похвастаться тем, что еще до того, как пришел работать в "Ленэнерго", точно знал, что буду делать. Возможно, это прозвучало бы эффектно, но не соответствовало бы действительности. Что я точно знал, так это то, что нужно найти людей, которые готовы отдавать себя работе. С этого я начал. А потом как-то само собой получалось, жизнь заставляла. Как выжить, имея расходы 600-700 млн рублей в месяц, а доходов - только 400 млн?

- По сути, на вас давил тариф?

- В том числе. Тут несколько моментов. Естественное желание - попросить сделать тариф повыше. Но зачем вам тариф, если и так платят только половину. Если вам при тарифе, обеспечивающем 400 млн рублей, платят только 200 млн, то при тарифе, дающем 800 млн рублей, денег у вас больше не станет. Как было в кармане 200 млн, так и осталось. Справедливый тариф необходим, но точно так же необходимо, чтобы потребители этот тариф оплачивали. Третий момент - не по очереди и не по важности, а просто в порядке перечисления - следующий: а почему мы должны платить 800 млн рублей в месяц? Что это такое, за что мы платим? Детальный и подробный анализ сокращения статей расходов, сокращение смет, борьба с нарушениями смет, борьба с приписками и т.д.

Дальше нужно было сбалансировать саму работу и правильно выстроить загрузку мощностей. Должен сказать, что пока еще у нас велики потери электро- и тепловой энергии. Мы близки к так называемому нормативу, который принято учитывать в тарифе. Но норматив - это опять же "средняя температура по палате". По стране в целом принято считать, что можно себе позволить такой-то процент потерь. А мы с вами живем не "в целом по стране", мы живем в Петербурге. Наш процент потерь может и должен быть ниже. У нас он должен быть не выше принятого в развитых странах Европы.

- В течение какого времени этот разрыв может быть ликвидирован?

- Есть над чем поработать. Лет за пять. Судите сами - если из 360 километров магистральных теплотрасс, которыми мы располагаем, за последние три года 100 километров мы сделали абсолютно современными, европейскими. И это при том, что мы относительно поздно смогли себе позволить начать эти работы. Учитывая нынешние темпы, через четыре года можно будет говорить о том, что вся эта работа в основном выполнена. А пять лет нам нужно для того, чтобы в целом модернизировать всю городскую инфраструктуру.

- Если говорить о генерирующих мощностях, есть разница в затратах на производство между, скажем, финскими коллегами и вами?

- Не совсем корректно сравнивать страну со страной, потому что и в нашей стране тоже есть разные станции. Есть Северо-Западная ТЭЦ, заказчиком по строительству которой мы были. Это современная станция, каких в Европе не так уж и много. Если мы решим проблему подачи в город тепла, вырабатываемого на этой станции, то по своему кпд она еще долгие годы будет оставаться одной из самых экономичных в мире в своем классе. Есть новые блоки, которые установлены на наших станциях, например на Южной ТЭЦ, или турбина на 15-й ТЭЦ. Современные и эффективные мощности. Но, конечно, у нас, как когда-то в Советском Союзе, есть свои "космические корабли", а есть устаревшая техника.

- Сколько нужно времени, чтобы довести генерирующие мощности до ума?

- Генерирующие мощности имеют большую инерцию, поскольку они более капиталоемки. Кроме того, в отличие от сети, где можно менять инфраструктуру локальными отрезками, станцию просто так из эксплуатации не выведешь. Но, тем не менее, с точки зрения конкурентоспособности мы будем достаточно эффективны с первого же дня начала работы свободного рынка.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама