Последний отсчет

Москва, 29.09.2003
«Эксперт Северо-Запад» №36 (145)
Вступление стран Балтии в ЕС не означает автоматического введения шенгенских виз и перехода на единую европейскую валюту

Латвия, последняя из стран - кандидатов на вступление в ЕС, 20 сентября сказала "да" Евросоюзу(см. новость на стр. 6) . Ее соседи - Литва и Эстония - сделали это раньше. Таким образом, 1 мая 2004 года все три бывшие советские прибалтийские республики официально вольются в единую Европу. И сразу возникает вопрос: а что будет после присоединения стран Балтии к Евросоюзу? Действительно ли их ожидают те сложности, о которых накануне всенародных волеизъявлений предупреждали евроскептики?

Два "шенгена"

Между государствами Балтии и абсолютным большинством европейских стран уже несколько лет существует безвизовый режим. При взаимных поездках не требуется виза, однако паспортный контроль и прибалты, и европейцы проходят, хотя процедура носит по большей части формальный характер. Срок пребывания иностранцев на территории других государств ограничен, а для устройства на работу требуется специальное разрешение. Что изменится с мая следующего года? Смогут ли, например, граждане России, получив визу в Эстонию, затем беспрепятственно передвигаться по всей Европе?

Оказывается, нет. Как объяснил заместитель начальника департамента секторной политики латвийского Бюро евроинтеграции Юрис Громовс, до вхождения стран Балтии в Шенгенскую зону в пограничном паспортном контроле почти ничего не изменится. А предварительный срок принятия "балтийской тройки" в "шенген" - не ранее 2006 года (этот же срок назвали и советник Секретариата по евроинформации при Госканцелярии Эстонии Пааво Палк, и заместитель генерального директора литовского Европейского комитета Клаудиюс Манёкас). При этом господин Громовс подчеркнул, что сейчас нет смысла даже говорить о степени готовности вступающих в ЕС стран к подписанию Шенгенского соглашения, поскольку пока и подписывать-то нечего. Специальная комиссия ЕС только разрабатывает условия так называемой "Шенгенской системы-2", которая призвана регулировать режим свободного перемещения внутри "Европы без границ" в новых условиях, когда Евросоюз вплотную приблизился к российским рубежам.

Где безработица?

Одна из наиболее серьезных проблем, которая волнует сегодня прибалтийских евроскептиков, - возможный рост безработицы. Противники слияния с ЕС пугают: после 1 мая 2004 года в страны Балтии хлынут гастарбайтеры из России, других стран СНГ и с Ближнего Востока, и тогда собственным работникам придется туго.

Пока, с учетом возможности получить разрешение на работу в "старой" Европе, эта "страшилка" не особенно беспокоит жителей региона. Однако эксперты встревожены. Авторитетный в Эстонии специалист - доктор экономических наук Уно Сийберг, к примеру, проводит параллель с Ирландией, которая после вступления в ЕС в 1973 году за первые 10 лет потеряла половину рабочих мест в перерабатывающей промышленности, из страны в середине 80-х годов эмигрировало 250 тыс. человек, или 25% трудоспособного населения, а уровень безработицы достиг катастрофического показателя 16%.

Ученый также приводит цифры, характерные для бывшей ГДР после ее присоединения к ФРГ, т.е. вхождения в ЕС. Сийберг подчеркивает, что эта аналогия наиболее корректна, поскольку Восточная Германия была первой страной с социалистической системой хозяйствования, оказавшейся в ЕС. До 1991 года безработица в ГДР составляла 10,3%, а в июле 2003 года - уже 19%. И это при колоссальных "донорских вливаниях" со стороны Западной Германии. Среди основных причин, приведших к столь существенному росту безработицы, эксперт называет исчезновение собственной валюты, утрату возможности вести самостоятельную финансово-экономическую политику и включение в регион с более высоким уровнем цен. Примерно то же, по его мнению, ждет и страны Балтии.

Впрочем, с автором негативного прогноза от лица еврооптимистов полемизирует сотрудник отдела экономического анализа Минфина Эстонии Андрус Сяэлик, который считает, что сравнение нынешнего состояния экономики стран Балтии с Ирландией "образца 1973 года" и ГДР некорректны. Во-первых, период с начала 70-х и до середины 80-х годов характеризовался ростом безработицы во всем мире, вызванным нефтяными кризисами 1973 и 1979 годов и общим экономическим спадом начала 1980-х. Зато с 1993 года в той же Ирландии безработица снизилась в четыре раза. Сравнение же с ГДР не выдерживает, по мнению Сяэлика, никакой критики, поскольку эта страна "впрыгнула" в рыночную систему из планово-централизованной, тогда как "балтийские тигры" за 12 лет независимости прошли долгий путь, последовательно избавляясь от "родимых пятен" социалистического хозяйствования.

Интересно, что в те дни, когда велась эта полемика, в эстонских масс-медиа промелькнуло сообщение о том, что для жителей Эстонии, желающих получить официальное разрешение на работу в Ирландии (sic!), выделена квота и первые 90 человек уже отправляются в эту страну. Всего в Ирландию в ближайшее время будет разрешено въехать для работы на постоянной и временной основе более чем 200 специалистам из Эстонии.

Таможня дает "добро"

И еврооптимисты, и евроскептики приветствуют тот факт, что с 1 мая 2004 года таможенные барьеры между странами, входящими в ЕС, ликвидируются. Помимо чисто экономической выгоды это имеет серьезное политико-идеологическое значение. С упразднением таможенного контроля исчезает основа для каких бы то ни было конфликтов между странами, имевших место в прошлом. До сих пор, например, не решена проблема пошлин на экспорт-импорт свинины, возникшая нынешней весной между Польшей, Литвой, Латвией и Эстонией.

В Эстонии при этом акцентируют внимание на существующих до сих пор двойных таможенных пошлинах в торговле с Россией. После присоединения Эстонии к ЕС этот вопрос также решится "сам собой", поскольку у РФ в этом отношении существуют специфические обязательства перед ЕС. По мнению некоторых аналитиков в странах Балтии, их вступление в ЕС оживит отношения с Россией. В частности, премьер-министр Эстонии Юхан Партс так сформулировал свою точку зрения: "Присоединение к ЕС расширяет возможности оживления экономических отношений с Россией. Ясно, что российский рынок откроется для нас так же, как и для других стран - членов ЕС. Наконец исчезнут двойные таможенные пошлины, нормализуется торговый режим. Наше географическое расположение дает нам возможность служить трамплином для европейских предпринимателей на рынок России и, аналогично, для российских предпринимателей на их пути на рынок Европы. Так почему же инвесторы должны упускать это из виду?"

До евро далеко

Самая отдаленная перспектива на пути к полноформатному членству в ЕС - переход на единую европейскую валюту. Центральные банки Эстонии и Литвы называют 2007 год, Банк Латвии - 2008-й. Главная проблема - подготовка финансово-валютной системы стран-претендентов к введению евро. Жесткие правила существуют и в ЕС: от момента обретения членства в Евросоюзе до перехода к единой валюте должно пройти не менее двух лет. Однако и правительства, и жители этих стран готовы к подобному шагу. В Эстонии, к примеру, уже минимум два года в больших магазинах на ценниках обозначена стоимость товаров как в местной валюте, так и в евро.

Еще проще обстоят дела в Литве, которая изначально "привязывала" свою национальную валюту к тогдашним (1994 год) евродолларам, а с началом официального хождения безналичного, а затем и наличного евро - к новой европейской валюте. Соотношение 3,45 лита за 1 евро с тех пор практически не менялось. К сведению: курс эстонской кроны сегодня - 15,65 за 1 евро (он колеблется, поскольку изначально крона "привязывалась" к немецкой марке и инерция этой привязки сказывается до сих пор), а за 1 латвийский лат дают около 1,6 евро.

Таллин

Лишняя энергия

После вступления в ЕС у Эстонии появляется шанс если не стать лидером, то по крайней мере войти в группу ведущих экспортеров электроэнергии. И этот шанс уже реализуется: в конце марта представители четырех фирм - эстонской Eesti Energia, латвийской Latvenergo и финских Pohjjolan Voima и Helsingin Energia - подписали протокол о намерениях, предусматривающий прокладку подводного энергетического кабеля по дну Финского залива от Таллина до Хельсинки. Цель проекта - удовлетворять нужды финских потребителей в более дешевом электричестве (только за прошлый год потребление электроэнергии в частном секторе экономики Страны Суоми возросло на 6%).

Завершить прокладку кабеля планируется к концу 2005 года. Стоимость всего проекта оценивается предварительно в 110 млн евро (примерно 1,7 млрд крон). Половину средств в его реализацию инвестирует финская сторона, вторую - солидарно Эстония и Латвия. Конкретные фирмы-исполнители пока не определены, но это намечается сделать в ближайшие месяцы.

Обе Нарвские электростанции способны ежегодно таким образом пополнять государственную казну Эстонии примерно на 7-8% (почти на 175 млн евро). Однако для этого необходимо инвестировать еще и в реконструкцию оборудования станций, которые строились в 60-х - 70-х годах прошлого века. Сегодня такая реконструкция уже ведется, но что будет дальше? Ведь кроме экономистов и политиков в деле "завязаны" еще и экологи, у которых имеются серьезные претензии к эстонским энергетикам по поводу загрязнения воздушного и водного бассейна региона.

Окончательное решение вопроса о будущем сланцевых электростанций отложено до 2009 года. Но даже если будет решена проблема загрязнения окружающей среды, остаются антимонопольные требования ЕС, согласно которым не менее 25% энергетического рынка должны быть свободны для конкуренции. Сумеет ли Эстония выдержать такую конкуренцию, например, с соседней Ленинградской областью, которая предложит более дешевую энергию своей АЭС?

У партнеров

    Реклама