Амбициозное путешествие

Спецвыпуск
Москва, 29.09.2003
«Эксперт Северо-Запад» №36 (145)

Мы встретились с генеральным директором холдинга RBI Эдуардом Тиктинским на поле для гольфа. Ясный осенний день, сочная зеленая трава, взмывающие со свистом мячики, легкий бриз с Финского залива, чинно расхаживающие по грину гольфисты - внешне отрешенные, но внутренне сосредоточенные и натянутые как струна. Спустя уже четверть часа отчетливо понимаешь, что гольф - это не столько престижный спорт, сколько приятное времяпрепровождение на свежем воздухе, главной изюминкой которого является захватывающая игра на нервах. Впрочем, для Тиктинского это еще и продолжение его жизненной философии. По сути своей гольф - это путешествие с некоторым количеством препятствий, преодоление каждого из которых превращается в соревнование с самим собой. Чем не философия Дао-де-дзен? "Дао" есть путь, "де" - его прохождение, вместе получается дзен (мудрость, философия) путе-шествия. Первый удар по мячу зависит больше от техники, это спорт в чистом виде плюс умение мыслить логически. Но чем ближе к лунке, тем короче становится удар, тем больше возрастает эмоциональное напряжение и тем большая роль отводится интуиции, которая есть не что иное как трансцендентное понимание мира.
Эдуард Тиктинский

По идее, любую свою деятельность человек должен осуществлять как преодоление некого пути с целью овладения более высоким знанием. И бизнес - с его "скучными" понятиями прибыли, добавленной стоимости и маркетинга - не исключение. Тем более что бизнес, как известно, есть путешествие столь же амбициозное, сколь и увлекательное.

- Эдуард, для непосвященного человека гольф, несмотря на его статусный характер, игра вполне нелепая. Что лично вас привлекает в гольфе и играете ли вы также в командные игры или игры, в которых важна стратегия, в шахматы например?

- В шахматы играю, у меня первый разряд. А что касается гольфа, то для меня это прежде всего возможность провести день на воздухе, абсолютно абстрагируясь от рабочих проблем. Вы не найдете ни одной игры, которая давала бы столь продолжительный отдых и возможность не думать о рабочих проблемах, как гольф. В теннис, например, вы играете два часа - и силы на исходе, а здесь я могу играть шесть-семь часов. И мне нравится, что я соревнуюсь не с соперниками, а с собой и с полем, и если это удается, то ты играешь лучше.

- И часто вы соревнуетесь с собой?

- Постоянно. Как только это чувство уходит, жди беды: ты начинаешь ориентироваться на ложные стереотипы. Никогда не удается быть лучшим всегда и во всем. Всегда найдется кто-то, кто что-то делает лучше тебя. Но чем бы ты ни занимался, твоя задача очень простая и понятная: надо все время быть лучше, чем ты был раньше. Важно выбрать свой путь и идти по нему, важно выиграть это соревнование - лучше, успешнее, богаче - но не у других, а у самого себя. Гольф в этом смысле - своеобразное alter ego бизнеса.

- А когда было труднее выигрывать это соревнование, вначале или сейчас?

- Не знаю, и в бизнесе, и в жизни, говорят, чем выше поднимаешься, тем ветер сильнее. Это с одной стороны, а с другой - ты становишься устойчивее.

- Эдуард, вы давно в Петербурге дома строите, вам нравится, как город менялся последние лет десять?

- Главное, что люди изменились, не очень сильно, но изменились. Теперь не каждый скажет, что богатый человек - это плохо, больше появилось менеджеров среднего звена, зарабатывающих устойчивые 500-600 долларов, у них меняется отношение к владельцам бизнеса, изменяются потребности, благодаря этому им можно предлагать другой товар, в нашем случае дома, а это, бесспорно, меняет и облик города. Посмотрите на новостройки - они перестали быть типовыми. Есть люди, готовые переплачивать за какой-то нестандартный продукт, мы это видим на примере "Северного города". Люди готовы платить на 30-40 долларов за метр больше (а за квартиру в 60 квадратных метров - это 2 тысячи долларов), понимая, что получат более качественный продукт. Слово "качество" наконец приобретает свой изначальный смысл.

- Наверно, теперь главное, чтобы эти менеджеры не утратили чувство реальности, сидя в своих удобных офисах?

- Это и есть вопрос профессионализма. Люди высокого уровня обладают хорошим абстрактным мышлением, то есть им не надо каждый день ходить в сапогах по стройке, они очень тонко чувствуют, что делает компания и как меняется рынок.

- И как формировалась эта команда профессионалов? Я имею в виду прежде всего ближний круг.

- Подобное притягивает подобное... Кроме того, у каждого из топ-менеджеров, которые работают в компании, есть своя, достаточно впечатляющая, история предыдущих работ. Не так сложно, общаясь с человеком, имея определенный опыт, понять, что значит для него работа, какие мотивации им движут. Я считаю, таких мотиваций три: деньги, возможность личностного роста (я имею в виду не только карьерный рост, но и профессиональный) и коллектив, то есть комфортность в работе. Комфортность не означает отсутствие конфликтов, комфортность - это осознание себя частью коллектива, знание, что тебе в спину не ударят. Выдвигаться у нас в компании можно только за счет хороших собственных результатов, а не за счет понижения своего коллеги. Я ищу людей, у которых эти три составляющие сбалансированы. На мой взгляд, успешными могут быть только такие люди. Миссия нашей компании - делать лучшие продукты в каждом сегменте рынка. Любой, кто осо-знает это, будет гордиться своей работой.

- Вы давно сформулировали для себя и, соответственно, для компании это положение?

- Осознали давно, но сформулировали отчетливо где-то год назад. Благодаря интеллектуальному потенциалу нашей команды мы можем создавать колоссальную добавленную стоимость.

- Амбициозный подход.

- Это здоровая амбиция, и я готов разъяснять эту мысль, доводя ее до каждого человека, работающего в компании. Если следовать этой миссии, то получается вот какая штука: каждый рынок имеет свой предел добавленной стоимости, то есть на "Северном городе" мы добавляем 30 долларов с метра, на "RBI - Элитные жилые комплексы" - 300 долларов. Не называя адреса, скажу, что сейчас мы начинаем реализацию своего первого торгово-развлекательного центра. И там добавленная стоимость еще выше. Таким образом, чем сложнее проект, тем сильнее наше конкурентное преимущество. Мы не стремимся дешевле, чем другие, кирпичи складывать, - это не наше. Мы не будем тратить время на маленькие проекты, отклоняться от своего пути.

- Этот центр - желание построить вид из окна или просто бизнес?

- Если говорить метафорично, то да - мы строим вид из окна. А вообще, что такое бизнес? Это жизнь - я живу этим. Для человека, который достиг финансового благополучия, деньги перестают быть самоцелью и единственной движущей силой. Бизнес вдохновляет, позволяет ставить шокирующе высокие задачи и не дает расслабиться, заставляет все время двигаться вперед, развиваться - вот что важно. Я для себя понял, что мне нужно все время быть на максимуме, только тогда жизнь интересна.

- Трудно...

- Трудно, да, но никто и не обещал, что будет просто.

- Вы можете мне объяснить, что такое брэнд в строительном бизнесе?

- Есть брэнд - компания "Северный город", есть товарный брэнд - "Квартиры для среднего класса" (КСК). Это определенный ход, он очень честный. Мы жестко стоим на защите позиции клиента. Мы не хотим, чтобы клиент читал рекламу - элитные коттеджи на Каменке или элитные квартиры на Ржевке, - мы играем в открытую. Так появился товарный брэнд "Квартиры для среднего класса". Мы исследовали спрос и поняли, что для клиента является значимым и не является экстремальным по себестоимости. Брэнд КСК постоянно развивается, потому что в "Северном городе" ответственные за это люди, согласно миссии компании, стараются предложить максимум комфорта нашим клиентам. Это честная работа с людьми, они должны знать, за что платят деньги, и это элемент репутации, она очень важна.

- То есть ваш стратегический брэнд - квартиры для среднего класса, а элитное жилье продвигается за счет репутации компании?

- Боже упаси. Я ведь не зря сказал, что мы - компания, которая создает добавленную стоимость, и чем брэнд дороже, тем добавленная стоимость выше, то есть мы можем быть Эйнштейнами, но на "Северном городе" мы не добавим больше 40 долларов. Просто люди не будут покупать дороже, какое бы качество ни было, а на элитном жилье мы можем добавить 300 и даже 500 долларов. Что касается торговых комплексов, то мы можем сделать такой продукт, который не могут сделать другие в принципе, поэтому, естественно, наши приоритеты стремятся в эту сторону. А дальше появляются более сложные продукты, более масштабные, потому что масштаб бизнеса растет, торговые центры - это бизнес совсем другого масштаба. Он нуждается в больших вложениях, привлечении заемных денег, чего не требуется при строительстве жилья.

Инвестиционный климат в России улучшается, в Россию придут деньги, которые инвесторы захотят вложить в том числе и в недвижимость. Я понимаю, куда двигаться и какой бы я хотел видеть компанию через десять лет. Наша задача состоит в том, чтобы через три-четыре года быть способными осваивать эти миллиардные инвестиции. Иначе говоря, важно, чтобы к моменту прихода западного капитала холдинг RBI стал одной из трех-пяти компаний, про которые можно сказать: "Да, они могут осваивать эти деньги и готовы предложить проекты такого масштаба". Такова задача, которая стоит перед нами, таковы мои амбиции.

- Неожиданный вопрос: от бизнеса быстро можете переключаться на другие занятия, на отдых например?

- Один из моих учителей говорит, что скорость важнее силы, а точность важнее скорости. Хотя скорость переключения немаловажна. Но не так, когда человек приходит домой, опрокидывает несколько рюмок водки и таким образом моментально "переключается".

- Стало быть, алкоголь исключен из вашей жизни? Это же на самом деле интересная тема, чтение винной карты - весьма увлекательное занятие...

- Я очень спокойно к спиртному отношусь, могу выпить бокал-другой вина. Не скажу, что у меня недостаточно времени, чтобы погружаться в изучение вин, просто приоритеты другие. Я доверяю выбор людям, которые в этой области разбираются лучше меня. Это вообще мой жизненный принцип. Я во всех направлениях предпочитаю работать с людьми, которые в своей области знаний разбираются лучше меня. Мне, например, приятно ходить в один-два ресторана в городе, поговорить с сомелье, сказать ему, например, чтобы вино было с ярким фруктовым вкусом или, наоборот, сдержанное, терпкое, с ароматом дубовой бочки. А дальше тебе что-то приносят, а ты оцениваешь.

- По-моему, философия вас увлекает куда больше?

- Восточная философия - колоссально интересная штука.

- Индия или Китай?

- Китай.

- Интересно, как это сочетается с бизнесом? Там ведь все завязано на созерцательности, отрешенности от реальности. Для бизнеса важна динамичность, а ее в китайской философии немного...

- Восточная философия только кажется созерцательной. Это, знаете, как если бы человек, идущий под парусом, был занят созерцанием того, как он обгоняет гребца на лодке.

- Вы ездили туда, я имею в виду Тибет, Китай, или нет такой потребности?

- Надо бы доехать. Мы не достигли еще того уровня, когда можно познавать мир, не выходя из дома. Обычно я провожу свой отпуск либо занимаясь гольфом, либо катаясь на горных лыжах, это здорово проветривает мозги - постоянно на воздухе, отключаешься от проблем. Вот на этот Новый год ездили в ЮАР, Ботсвану, Зимбабве, жили несколько дней в абсолютно диком лагере. Это несколько изменяет сознание, когда встаешь каждый день в пять утра, едешь смотреть животных на лодке, каноэ, со следопытом, это несколько расширяет твои представления о мире.

- Такие эфемерные вещи, как мода, вас, конечно, совершенно не интересуют?

- Мода - требование социума, но как таковая она особого значения не имеет. А вот стиль очень важен, потому что одежда - это тоже средство самовыражения. У меня есть учителя, которые совсем не следуют моде. Но вы поймите: они совсем в другой весовой категории, вне моды и вне времени. А в бизнесе все иначе: кто-то повернут на дорогих часах, они обязательно должны быть не дешевле 30-50 тысяч долларов, иначе человек - не человек; кто-то покупает супердорогие спортивные машины. Это вопрос вовлеченности. Для кого-то это важно, для меня не так, но вопрос стиля - это действительно важно.

- Сегодня бизнес в России начал спонсировать различные социальные проекты. Мне, как журналисту, любопытно, почему вы выбрали именно "Золотое перо", то есть поддержку СМИ. И вы, если не ошибаюсь, являетесь также попечителем Санкт-Петербургской классической гимназии, которая пропагандирует классическое образование с латынью, древнегреческим?

- Если говорить об общении с прессой, то мы всегда были достаточно открытой компанией. В этой открытости есть свои плюсы и минусы, но мы такие, поэтому для нас вклад именно в этой области абсолютно органичен. Что же касается классического детского образования, то это соответствует нашей миссии - мы хотим помогать лучшим людям, тем, из кого можно вырастить лидеров. Мы вряд ли станем помогать ночлежкам или бомжам, мы хотим растить лидеров, которые будут создавать новые рабочие места. По крайней мере социальная деятельность в таком виде мне наиболее близка. Тем более что дети в эту школу отбираются не по размеру кошелька родителей. Там учатся действительно самые одаренные. И когда они вырастут, окажут большое влияние на судьбу города. Я в это верю. А верить надо - иначе теряется смысл в жизни.

У партнеров

    Реклама