Рождение новой империи

Спецвыпуск
Москва, 27.10.2003
«Эксперт Северо-Запад» №40 (149)
Он унаследовал от своего отца Чарльза Форте 800 отелей и 1000 ресторанов. И почти сразу же знаменитая на весь мир империя была поглощена группой Granada. Бизнес развалился, но Рокко Форте остался утешительный приз в 325 млн долларов - в такую сумму была оценена доля семьи. Невзирая на обескураживающее начало, наследник с увлечением продолжил семейное дело, вложил в него все свои свободные капиталы, подарил учрежденной им компании собственное имя - Rocco Forte Hotels - и на обломках старой империи начал весьма элегантно возводить новую. Возможно, еще более могущественную

С детства он ощущал на себе ответственность - именно ему, как старшему сыну, выпала судьба стать хранителем семейной фамилии (кроме него, у лорда Форте было еще пять дочерей). Спустя шесть лет после рестарта он выкупил девять отелей, среди которых "Астория" в Петербурге, и полностью реконструировал их. Каждый из них сегодня может претендовать на звание самого стильного и аристократичного отеля в своем городе. Разумеется, останавливаться на достигнутом сэр Рокко Форте не собирается.
Рокко Форте

- Сэр Форте, наверное, не так много рыцарей Британской короны с итальянской фамилией. Вы ощущаете себя больше англичанином или итальянцем?

- Думаю, по моей внешности не скажешь, что я - британец. Хотя родился я в Англии, а моему отцу, когда его привезли в Англию, было всего три года. Мама тоже родилась в Англии, но в итальянской семье. В общем, трудный вопрос вы задали. Вроде бы я вырос в Англии и эта система жизни мне понятна. Италия же всегда была заграницей. Но в семье все было по-итальянски. Знаете, есть такая поговорка: женщины - коровы своей страны. С этой точки зрения, я - итальянец. У нас, между прочим, в семье у женщин сплошь русские имена. Мою сестру зовут Ольга - так звали бабушку. Маму зовут Ирен, а мою тещу - Лидия. Кажется, у вас популярны эти имена? Ну вот, а моего отца зовут Чарльз...

- Если не ошибаюсь, вы поначалу не думали заниматься гостиничным бизнесом, вроде бы даже на телевидении снимались. Как произошла смена приоритетов?

- Гостиничным бизнесом занимался мой отец, и я всегда хотел работать вместе с ним. Даже когда учился в университете, подрабатывал в отеле отца, например мыл посуду на кухне.

- Это отец вас заставлял?

- Нет, я с удовольствием это делал. Это была скорее инициатива мамы. Отец мягко меня воспитывал. По-итальянски.

- Самая главная вещь, которой отец научил вас в жизни?

- Он меня многому научил. Трудно сказать... Самое главное, чему он меня научил, - быть честным. В деловом мире это, наверно, самое ценное качество. Сами знаете, далеко не все бизнесмены - честные. Для меня это - главное. Еще он меня научил знать цену вещам. Без этого невозможно делать бизнес. Он часто говорил: "Когда ты тратишь деньги, ты должен точно знать, что покупаешь". И еще он говорил: "Зная цену вещам, знай цену себе. Поэтому никогда не проси в банке больше, чем он может тебе дать". Я этого долго не мог понять. До того момента, пока сам не стал владельцем бизнеса. У меня теперь большая компания, и я очень хорошо понимаю смысл этой фразы. Особенно, когда иду в банк...

Отцу уже 95 лет, но он до сих пор помогает мне.

- Он должен быть счастлив...

- Да. Он счастлив... Знаете, какое качество я в нем обожаю? Он всегда был доступен своим друзьям, своим близким, он всегда был рядом с ними, когда они нуждались в нем. Хотя он был страшно занятой. С 13 лет я учился в школе, которая находилась далеко от дома. Там был пансион. Так вот, ко всем детям родители приезжали раз в четыре месяца. А отец приезжал ко мне каждое воскресенье. Хотя это несколько часов на машине.

- Как вы чувствуете - вы оправдали его надежды?

- Надеюсь, оправдал. Я, правда, еще хочу свои оправдать!

- И каковы же ваши собственные надежды?

- Мои надежды... Я хочу создать лучшую в Европе сеть отелей "люкс". Лучшую, какая когда-либо была.

- Неплохо.

- Да. И я уже начал это делать. За шесть лет купил и реконструировал девять отелей. Причем я не покупал их сразу, как группу отелей. Я покупал их по одному. Потому что только так я могу выбрать именно то, что хочу. Например, ждал шесть лет, чтобы купить отель в Лондоне. Сбивал цену... Но купил. Точнее, выкупил. Потому что когда-то он принадлежал нашей старой компании. Я, например, очень рад, что купил "Асторию". Тогда, в 1997 году, все родные и друзья мне говорили: "Рокко, ты спятил. Что ты забыл в России? Там разруха, преступность..." А я им отвечал: "Ребята, вы не знаете Россию". Правда, через год, в августе 1998-го, подумал: "Пожалуй, они все-таки были правы". Ну, ничего - зато сейчас дела идут отлично.

- Выбирая отель, вы всегда ищете памятник архитектуры?

- Конечно, меня интересуют прежде всего исторические центры крупных европейских городов. В этом смысле Петербург - идеальное место. В мире есть огромное количество людей, которые здесь не были и хотели бы сюда приехать. Этот год, например, был просто сумасшедшим.

- Это понятно, ну а если в городе нет красивых исторических зданий, вы будете строить с нуля? В Нью-Йорке, например...

- Мне Нью-Йорк не нужен! Я создаю сеть отелей в Европе...

- O'key. А если Москва - там с этим тоже не густо...

- Да, в Москве с этим проблема. Я бы хотел купить там отель, но действительно пока не нахожу подходящего здания. Хочется ведь поближе к Кремлю...

- В бизнесе очень многое решает отличие. Чем вы отличаетесь от других?

- Отличие многое решает. Особенно в моем бизнесе. В первую очередь это - качество обслуживания. Очень важны также здание, интерьер, декор, дизайн, расположение. Но все решает сервис. В отеле класса "люкс" к каждому клиенту нужен индивидуальный подход.

- Все отели класса "люкс"...

- ...стараются так сделать? Понятно! Но не всем удается... У меня, например, получается. Мне так кажется. Знаете, что такое индивидуальный подход? Каждый ваш гость хочет чего-то особенного; так вот, у вас всегда должно быть это "что-то".

- Вы уверены в том, что делаете?

- Уверен ли я? Уверен ли я в том, что делаю? Да, уверен. Вообще, никогда нельзя быть абсолютно уверенным. В бизнесе есть риск. Бывает такой кураж - и все идет, как надо. А бывают моменты, когда все не здорово. Я хорошо знаю свое дело, занимаюсь им всю жизнь, меня окружают специалисты. Мы не сомневаемся, что движемся вперед.

- Шесть лет назад вы тоже не сомневались? Рисковая была затея...

- В бизнесе часто приходится рисковать. Когда я сюда ехал шесть лет назад, это был риск. Все говорили, что это неразумно. Любые инвестиции - риск. Рискуешь, когда продолжаешь бизнес, при том что поначалу он не приносит прибыли. Когда покупаешь отель, когда перестраиваешь его. Все время риск...

- Подождите, так вы любите риск?

- Без риска нельзя. Главное не это. Главное, как ты проходишь трудные моменты. После 11 сентября мир остановился. Люди перестали ездить, перестали тратить деньги. Американцы вообще не выходили из дома. Обороты упали катастрофически. В такие моменты очень трудно контролировать ситуацию. Перед войной в Ираке мой оборот был на 20% больше, чем в предыдущем году. В феврале уже было 9%, в марте - 4%, а в апреле - ноль! Но летом я вернулся к 4%, в августе уже было 14%, и дела пошли. Когда я только начинал, вложил все свои деньги в новую сеть. Потратил все, что было.

- Ваши интересы так или иначе сосредоточены на "люксе". Вы его создаете. А что такое "люкс"?

- "Люкс" индивидуален. Применительно к отелю - это его индивидуальность. Есть много американских отелей, пятизвездочных отелей, которые похожи друг на друга как две капли воды. Мне это неинтересно. Я считаю, что отель должен отражать национальный характер страны, в которой он находится. Вот "Астория". У нее явно не интернациональный имидж. В каждой стране можно найти что-то красивое. И я знаю, что из всех петербургских отелей в "Астории" - самые русские по духу интерьеры. То же самое в Италии, то же самое в Англии. При этом отель должен быть современным. Он не должен выглядеть... как это сказать... stuffed. В общем, он не должен быть перегружен вещами. Есть очень много шикарных отелей, но при этом неудобных.

- Знаете, когда я пришел в "Асторию" после реконструкции, мне ужасно понравилось, что здесь появился российский фарфор. Это ваша идея?

- Это было очень странно. Когда отель принадлежал городу, весь фарфор здесь был немецкий. Парадокс! Я спросил: "Слушайте, в России что, нет своего фарфора? Есть. Один из лучших в мире. Так давайте поставим российский фарфор". По-моему, логично. Занавески за вашей спиной - это волжский лен. Кресло, на котором вы сидите, тоже сделано в России...

- Неужели?!

- Да-да! Вы умеете делать хорошую мебель! Собственно, в этом и заключается моя тактика - находить лучшее, что есть в той стране, где находится мой отель. Недавно я приобрел во Франции, рядом с Лионом, совсем небольшой отель. На самом деле это замок XIII века. Он принадлежал какой-то знатной даме, она вбухала в него порядка 20 млн. Очаровательный замок, каждая комната в своем стиле. Мы сохраним там весь средневековый антураж. Просто модернизируем немного. Но стиль оставим.

- Ваша цель, стало быть, во всех столицах мира построить по отелю?

- Нет. Моя цель - построить сеть отелей "люкс" в Европе. Ни Восток, ни Америка меня не интересуют. Дело в том, что в Европе, как ни странно, не существует такой сети. Кроме того, я не хочу сильно расширяться. Потому что хочу все четко контролировать. В том числе географически. Я привык навещать каждый отель не реже четырех раз в год.

- За шесть лет девять отелей, в ближайшие годы еще двадцать. Получится около ста поездок в год...

- Да, вы правы. Если так пойдет, то по четыре раза успевать не буду. Ну что ж, куплю самолет. Вообще, для меня очень важно посещать свои отели. Я люблю все ощущать реально. Просто смотреть финансовые отчеты недостаточно. Еще очень люблю общаться со своими клиентами. Все время с ними переписываюсь, они много интересного рассказывают.

- Хочу вернуться к началу. Признайтесь, вы ведь в юности работали на телевидении. Кажется, ведущим?

- Нет. Ведущим не работал. Актером! Мне было 14 лет и я исполнял роль в телевизионном фильме. Роль гарсона в ресторане. Они искали кого-нибудь, кто говорит по-итальянски. Потом, много лет спустя, я встретил Майкла Кейна. Он мне говорит - вы актер. Я говорю - да что вы, нет, я не актер. А он говорит - разве это не вы снимались в таком-то фильме? Точно, говорю, снимался. А он говорит: так я тоже снимался в том фильме. Я у вас кушал торт в ресторане. А я ему говорю: да, точно, вы еще не знали, как это будет по-итальянски. Вот такая история. Так что я могу гордиться - работал вместе с Майклом Кейном!

- Не жалеете, что не продолжили актерскую карьеру?

- Если честно, я подумывал. Потому что после той роли пошли другие предложения. Но устоял и, думаю, правильно сделал.

- Вам хотелось продолжить семейную традицию?

- Трудно сказать. Мне просто нравилось этим заниматься. Это главная причина. Семейные традиции - это, конечно, хорошо, и если, например, мои дети продолжат мое дело, будет приятно. Но если им это занятие будет не по душе - не расстроюсь. Идея преемственности сама по себе очень привлекательна, но в современном мире все не так просто.

- А вам было важно вернуть компании имя Forte? Вы тогда руководствовались личными амбициями - семейный брэнд и т.п. - или же это было решение исключительно делового характера?

- И то и другое. Во-первых, имя Forte было уже известно. И дать новой компании это имя значило получить международное признание. А это солидный капитал. Когда компания носит ваше имя, это придает делу личностный оттенок. Сразу появляется имидж семейного бизнеса, в котором отношения с клиентами строятся более неформально. Это значит, что я лично забочусь о них. Для отеля "люкс" это очень важное положение. Вывеска о многом говорит.

- Если бы у вас был русский друг, в какой отель вы бы его пригласили?

- Простите, я не понял, вы сказали - друг или подруга? Если подруга - то никуда, потому что, подозреваю, моей жене это не понравилось бы! А вообще, мне кажется, что "Астория" - самый романтичный из моих отелей. Ну, еще тот, что в Риме. Здесь дело даже не в отеле, а в городе. Петербург сам по себе - очень романтичное место. К сожалению, у меня нет настоящих русских друзей. Я провожу здесь не так много времени, чтобы завязать тесную дружбу. Вот мои дети подружились с детьми господина Абрамовича. Они тоже болеют за "Челси". Дочке - 14 лет, а сыну - 11.

- А вы?

- Пока еще не успел.

- Сэр Рокко Форте, когда вы уйдете на пенсию...

- Я никогда не уйду на пенсию! Хочется надеяться, по крайней мере. Обязательно найду себе какое-нибудь занятие. Без дела сидеть не буду. Пока я жив, буду продолжать заниматься любимым делом.

У партнеров

    Реклама