Ставка на проигрыш?

Москва, 22.12.2003
«Эксперт Северо-Запад» №48 (157)
Повышение акцизов сверх уровня инфляции приведет к снижению поступлений от алкогольной отрасли и росту доли "серого" сектора, считает Вениамин Грабар

Вопрос о том, в какой степени и каким образом должно государство вмешиваться в экономику, до сих пор актуален. Есть свои аргументы и у либералов, и у государственников. Последние особо упирают на действительно высокую долю теневой экономики в России.

В сознании населения и чиновников алкогольная отрасль считается, с одной стороны, одной из самых прибыльных, а с другой - одной из самых закрытых, где очень велика доля теневых оборотов и, соответственно, укрываемых от налогообложения доходов. Поэтому, как считают специалисты, она стала еще и одной из самых зарегулированных. О том, как это отражается на "белом" бизнесе, приносит ли государству ожидаемые дополнительные доходы и как разумно организовать госрегулирование этой отрасли, рассказывает в интервью корреспонденту "Эксперта С-З" генеральный директор холдинговой компании " Ладога" Вениамин Грабар.


Вениамин Грабар

- Ваша отрасль действительно очень плотно контролируется государством?

- Это уже даже не контроль, а скорее регулирование. У нас есть такие парадоксальные вещи, которых в любой другой отрасли просто нет. Например, каждый месяц мы сдаем отчеты в 27 органов. У нас каждый год государство ужесточает контроль над рынком. Этим занимаются как исполнительная власть, так и законодательная. Желаемого результата они, естественно, не достигают и в следующем году придумывают новые меры. При этом прошлогодние меры, доказавшие свою неэффективность, почему-то не отменяются. В результате бумажная лавина все время растет. Информацию все органы получают от нас примерно одинаковую, но отчеты все разные - каждый надо готовить специально. Для бухгалтерии, которая этим занимается, это просто катастрофа.

- Вы сказали, что желаемый для государства результат при этом, естественно, не достигается. Почему не достигается и почему вы считаете это естественным?

- Потому что неэффективен сам подход государства к контролю над отраслью. Та отчетность, которую от нас требуют, не дает реальной картины. А происходит это потому, что чиновники, которые отвечают за регулирование, не разбираются в глубине процессов, происходящих в отрасли. И не хотят слушать наших советов. Мы в свое время предлагали создать экспертную группу из представителей предприятий отрасли, которая создала бы эффективный механизм контроля. Нам ответили: "Вы там такое напишете, что будете сверхдоходы получать, а мы и разобраться не сможем". Мы им говорили, что этого не будет, потому что у нас существует очень жесткая конкуренция и мы никогда не позволим, чтобы кто-то из нас получал сверхдоходы. Игроки алкогольного рынка заинтересованы в нормальном регулировании.

- А как же ваше лобби?

- Да нет никакого лобби, одни разговоры. Все предложения, которые легальные производители на протяжении уже нескольких лет вносят в Государственную думу, не находят нормального отклика. Единственное, что сделали полезного: ввели систему акцизных складов, которая дала хороший эффект. Сейчас производителей волнует тот факт, что денатурированная спиртосодержащая продукция не облагается акцизом и до сих пор в России вполне легально и законно можно производить из денатурата всякие жидкости, которые потом употребляются населением вместо нормальных качественных спиртных напитков.

В результате честный бизнес мучается от бессмысленной бумажной чехарды, а "серый" сектор не сокращается. И даже пополняется за счет тех, кто не выдерживает бюрократизма и уходит в тень. Так что, по нашей оценке, в последние два года он опять начал расти.

- И какова сейчас доля "серого" сектора?

- На сегодняшний день я оцениваю долю нелегального рынка от 45 до 50%. В 2001 году она доходила до 35%. Но потом выросла - из-за того, что ставки акцизов опять стали повышаться.

На нашем рынке прослеживается четкая закономерность: когда власти делают правильные вещи, доля легального рынка вырастает, а когда ошибаются - падает. Вот в этом году она опять упала. По данным Национальной алкогольной ассоциации (в которой состоят ведущие предприятия отрасли), в стране за прошлый год было произведено 120-138 млн дал (декалитров) водки, а в магазинах продано 238 млн дал. Откуда такая разница? И это только в легальной торговле, а ведь есть еще и нелегальная - за всеми магазинчиками не уследишь...

- Алкогольный рынок уже достиг стадии, когда работать честно выгоднее, чем мухлевать?

- Я считаю, достиг. Крупные игроки научились вести эффективный бизнес и им уже не нужно жульничать, чтобы неплохо зарабатывать. Им есть что терять. К тому же на воровстве много не заработаешь. Условно говоря, если работать нормально, можно заработать 70 млн, а если воровать - то 85. Разница небольшая, а риск велик.

- Период сверхдоходов прошел?

- Безусловно. Сверхдоходов в отрасли уже нет. Обратите внимание: три года не меняются ведущие компании отрасли. 25 предприятий делают половину всего оборота рынка. Сейчас в России около 300 предприятий ликероводочной промышленности с действующей лицензией. А раньше, когда были сверхдоходы, заводов было больше тысячи. За четыре года на рынке произошло кардинальное сокращение числа игроков.

Прибыли сейчас можно увеличивать лишь на проценты. У нас очень жесткая система налогообложения и к ней привязана выработка. Бутылку водки сделал - и сразу обязан заплатить с нее фиксированную сумму.

- Но ведь можно, наверное, в легальных цехах гнать левую продукцию...

- На нормальном заводе нелегального производства быть не может. На заводах стоят налоговые посты и счетчики, которые все считают. Сидит инспектор и все время смотрит на счетчик...

Рынок сейчас очень открытый. Идет нормальный планомерный бизнес - с серьезным налогообложением, невысокой рентабельностью, достаточно четкими и эффективными технологическими цепочками. У нас цивилизованный, вполне европейский, порядочный бизнес. А водкобароны свою "палёнку" в гаражах крутят.

- Как у вас с производительностью труда?

- В отрасли в целом ситуация разная. Многие предприятия старые, и там, где озабочены только валом, не вкладывают средства в модернизацию, основные фонды изношены на 80%. Я не знаю, как у них еще станки стоят на своих станинах. Они давно должны были рассыпаться. Но это не у нас. Мы от приватизации не получили ничего. Наш завод совершенно новый. Он построен в 1997 году по западному образцу. И технологии, разумеется, современные. Так что производительность труда у нас на уровне западных предприятий.

- Какие у вас возможности увеличивать объемы производства и долю на рынке?

- Доля рынка и объем увеличиваются разными путями. Безусловно, повышая эффективность и снижая себестоимость, мы можем завоевать определенную долю рынка. Но это не везде возможно. И это не единственный способ. Если у нас есть возможность получать что-то экстенсивным способом - покупая предприятие с каким-то определенным рынком сбыта, отлаживая его под наш механизм, делая его эффективным - это же тоже "прибавка к пенсии".

- Но конкуренты занимаются, вероятно, тем же самым?

- Все прекрасно понимают, что если нынешние темпы концентрации отрасли сохранятся, то лет через пять у нас, как в развитых странах, 80-90% рынка будут покрываться 15-20 крупными холдингами. А дальше начнется либо поглощение одних игроков другими, либо национализация. В принципе, я не против - пусть национализируют, только если заплатят. У меня эффективный бизнес и стоит он недешево.

- Как же все-таки государству совладать с нелегальным бизнесом?

- Бороться с нелегальным рынком очень просто. Надо сделать невыгодной "левую" водку. Все остальные меры бессмысленны.

- А коррупция?

- А чего с ней бороться? Дайте чиновнику зарплату, при которой, прежде чем взять взятку, он десять раз задумается, стоит ли так рисковать.

- Вы, наверное, знаете, как сделать невыгодным нелегальный бизнес?

- Конечно, знаю. Да это все знают: года два не повышать ставку акциза. Есть же статистика, и она показывает четкую закономерность: как только повышение акциза на следующий год начинает отставать от роста уровня инфляции, сразу падает нелегальное производство и растет легальное. Привожу пример: в 2000 году повысили на 5% ставку акциза, в результате собрали на следующий год на 36% налогов больше. Как это объяснить? Объем производства отрасли вырос на 7%, а реально оцененный уровень нелегального производства уменьшился с 45 до 35%. Арифметика простая. Но если ее игнорировать, будет "как всегда". В 2001 году акциз повысили на 12%. Собрали всего на 19% больше. В этом году подняли на 15%. И собрали на 12% больше. А легальное производство и вовсе упало на 1,5%.

Если продолжать в том же духе, честный бизнес начнет хиреть и водкобароны опять станут королями рынка. А ведь они не только обкрадывают государство, но и нам вредят своей недобросовестной конкуренцией. А власти своей неразумной политикой им в этом помогают. Между прочим, правительство Польши, где такие же проблемы, как и у нас, пошло навстречу алкогольной отрасли (производителей поддержала, кстати, налоговая служба) и в октябре прошлого года снизило акцизы на 30%. Сразу же были отмечены рост продаж спиртных напитков, увеличение доходности сектора, сокращение доли теневого рынка. С 1 января в Польше опять снижаются акцизы.

- А у нас ставки акцизов на следующий год уже определены?

- Да. Снова поднимают - на 18,5%. Нас опять ждет падение оборотов. Скоро мы дойдем до того, что увеличение акцизов будет приводить к снижению налоговых поступлений. Это неизбежно, если власти не возьмутся наконец за ум.

- Может городской бюджет получить от вашей отрасли в следующем году 3 млрд рублей акцизов, как этого хочет новая администрация? Ведь это почти в четыре раза больше, чем в нынешнем...

- Половину прироста обеспечит та часть акцизов (50%), которая сейчас уходит в федеральный бюджет - в следующем году все будет оставаться в городе. Какое-то увеличение поступлений даст, конечно, и рост ставки акциза. Собираемость акцизов можно повысить. А если власти всерьез начнут бороться с "серым" сектором, то доля местных легальных производителей на рынке может существенно увеличиться (примерно в 1,5 раза) и, соответственно, вырастут поступления в бюджет.

- А есть у петербургских властей реальные возможности повлиять на ситуацию?

- У субъектов Федерации есть реальные рычаги для того, чтобы сделать отрасль более эффективной и поднять собираемость налогов в нашей отрасли минимум в два раза. Местная власть может существенно снизить нелегальный рынок. Рычагов у нее достаточно. Только надо разумно их применять.

- Новая администрация Петербурга собирается всерьез этим заниматься?

- Похоже на то. Судя по совещанию, которое провел с нами недавно новый председатель Комитета экономики Владимир Бланк, администрация настроена вполне конструктивно. Принято решение создать при комитете рабочую группу по актуальным вопросам рынка с участием представителей ведущих предприятий отрасли - то, что мы давно предлагали. И, похоже, наши рекомендации по регулированию рынка будут учтены. Если бы еще законодательство не менялось так быстро... Из-за этого мы не можем планировать больше, чем на два года вперед, хотя этого мало: планировать надо лет на 10.

- В последнее время были какие-нибудь серьезные законодательные изменения?

- С 1 января изменится порядок уплаты акцизов. Производители будут платить только 20%, а остальные 80% - акцизные склады. Из-за этого некоторые из них "самоликвидируются", так как станут нерентабельными.

- Но без них ведь не обойтись?

- Да, но эта проблема решаема. Крупные производители имеют свои акцизные склады (у нас, например, их два) и в состоянии как технически, так и финансово взять на себя нагрузку ликвидированных складов. Так что недостатка алкогольной продукции в городе не будет.

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №48 (157) 22 декабря 2003
    Профтехобразование
    Содержание:
    Не мешать

    Государство, отвечающее за профтехобразование, очевидно недееспособно. Усилий предприятий-работодателей также явно недостаточно - они опекают лишь малую долю ПТУ и техникумов. Да и вообще, образование - это не их бизнес, каждый должен заниматься своим делом.

    Реклама