Механизм устал

Тема недели
Москва, 22.12.2003
«Эксперт Северо-Запад» №48 (157)
Система профтехобразования подлежит срочной модернизации - совместными усилиями бизнеса и государства

Сегодня главная проблема петербургского рынка труда - дефицит квалифицированных рабочих. По данным Департамента федеральной службы занятости по Санкт-Петербургу, сейчас около 80% всех вакансий приходится именно на рабочие специальности - такие, как наладчики, станочники, сварщики, токари, сантехники и ряд других. Особо острый дефицит тех, чей профессиональный уровень соответствует потребностям петербургских предприятий.

Один из ярких индикаторов дефицита - рост заработной платы в этой сфере. По сведениям рекрутинговой компании Kelly Services, даже подсобные рабочие получают уже 5-6 тысяч рублей в российских компаниях и 7,5-9 тысяч рублей - в иностранных. А в некоторых отраслях (например, в строительстве, судостроении, телекоммуникациях) зарплаты высококвалифицированных рабочих приблизились к западным стандартам.

В основе проблемы - затянувшийся кризис российской системы профессионального образования. На протяжении всего пореформенного десятилетия она пребывала в состоянии стагнации, только сейчас наметились пути эффективного развития в новых, рыночных условиях. Спасителем в этой ситуации видится частный бизнес, заинтересованный в решении своих кадровых проблем. Однако в перспективе не обойтись и без государства.

Путь к дефициту

Деградация отечественной системы профессионально-технического образования (как профессионально технических училищ, так и техникумов) началась еще в 80-х - по мере углубления застоя в промышленности. ПТУ стали непрестижным местом учебы, куда поступали самые бесталанные, "трудные" подростки.

А в начале 90-х годов система окончательно "залегла на дно" (вместе с российской промышленностью) - число училищ и техникумов сократилось в несколько раз, даже из оставшихся ушли наиболее квалифицированные преподаватели, основные фонды износились до предела. И самое главное - профобразование потеряло всякую связь с потребностями рынка труда.

В это время на предприятиях шел закономерный процесс старения кадров. Их обновления не происходило. "За последние 10 лет средний возраст рабочих руководителей уровня мастера, начальника цеха, бригадира увеличился на эти самые 10 лет", - отмечает руководитель Департамента федеральной службы занятости по Санкт-Петербургу Дмитрий Чернейко. Упадок профессиональной школы и кадровый застой в еле выживающей промышленности легли в основу нынешнего кадрового дефицита. Он стал проявляться после дефолта 1998 года, когда экономика пошла в гору. Промышленность начала расти, имевшихся кадров стало не хватать, рабочие специальности снова оказались востребованы, но на рынке труда их не было. С ускорением модернизации производства система профессионального технического образования оказалась в ступоре. Предприятиям понадобились молодые кадры, квалификация которых соответствовала бы современным промышленным технологиям. Но ПТУ и техникумы были неспособны их готовить. Так возник дефицит.

Убрать детей с улицы

С конца 90-х годов положение изменилось незначительно. "Предложений очень много, и вакансий очень много. Но очень мало совпадений предложений с вакансиями. Очень редко нам что-то подходит", - констатирует, например, Вениамин Грабар, генеральный директор холдинговой компании "Ладога". Директор Приморского лесотехнического лицея Виталий Лапин поясняет причину такого положения: "Мы на протяжении нескольких лет готовили наладчиков станков для лесной промышленности. Все замечательно. Люди выходили, получали диплом. Проблема только в том, что станки, на которых мы их обучали, не используются в леспроме уже года три точно. Даже на самых захудалых предприятиях устанавливается новое оборудование - оно принципиально отличается от того, что есть у нас. Фактически я обучал людей впустую, признаю. Моя школа была просто инструментом социальной политики: главное, чтобы дети на улице не болтались".

И это типичная ситуация. Среднее ПТУ - это учебное заведение, в котором ученики до сих пор пользуются учебниками 1988 года и где производственная практика проходит на станках 70-х годов под руководством преподавателя, который в глаза не видел современного производства. А директор ПТУ больше обеспокоен не организацией практики, а тем, чтобы без эксцессов провести дискотеку для учеников.

Как и положено, участники системы профобразования жалуются на недофинансирование. И эта проблема, безусловно, есть. Ректор Высшей школы экономики, один из главных идеологов модернизации российского образования Ярослав Кузьминов отмечает совершенно неудовлетворительную ресурсную обеспеченность профессиональных образовательных программ. Это относится ко всем трем ее компонентам: кадровому (официальная зарплата мастера производственного обучения - 1,5-2 тысячи рублей), информационному (сегодня совокупные затраты техникумов и ПТУ на пополнение библиотек не превышают по России 300 млн рублей, то есть на одного обучающегося приходится

3 доллара) и материально-техническому (затраты на оборудование - не более 3% бюджета образования). Ежегодно на одного студента приходится примерно 250 долларов. За такие деньги, считает Кузьминов, невозможно дать качественное образование.

Взаимный интерес

Но дело, конечно, не только и не столько в недостатке финансирования. Как уверен Дмитрий Чернейко, у профучилищ есть возможности для качественного развития даже при нынешнем уровне государственных затрат.

Наиболее продуктивный путь - сотрудничество с профильными предприятиями на основе долгосрочных договоров. Завод формирует свой портфель заказов, подписывает с руководством ПТУ договор, согласно которому училище готовит необходимое предприятию количество специалистов. Завод обеспечивает учащимся производственную практику, а потом берет их на работу. При этом предприятие получает возможность хоть как-то контролировать процесс обучения. По такой схеме Электромашиностроительный лицей снабжает кадрами "Электросилу", Ижорский политехнический - "Ижорские заводы", ПУ 25 - Адмиралтейские верфи, ПУ 62 сотрудничает с "Пулково", Строительно-индустриальный лицей должен закрыть кадровые бреши " ЛенСпецСМУ".

При этом учебные заведения получают, по договору, дополнительную финансовую подпитку. Схемы поддержки могут быть разные. Чаще всего училище получает плату за подготовленных им рабочих при их зачислении на предприятие. У каждой компании свои расчеты. "Ижорские заводы", к примеру, платят около 6 тысяч рублей за одного выпускника. Как говорит директор по кадрам компании " Электросила" Сергей Кушнаренко, по расчетам колледжа, с которым у предприятия заключен договор о подготовке 20 специалистов, необходимо порядка 50 тысяч рублей на человека: "Мы пока перечисляем колледжу значительно меньше денег, но стремимся приблизиться к этой сумме".

Есть и другие схемы сотрудничества. Так, "Электросила" платит серьезные надбавки к государственным окладам мастеров своего подопечного Энергомашиностроительного лицея. Причем не всем, а только тем, кто реально вывел своих учеников в цеха предприятия (так стимулируется быстрота предварительной подготовки). Второе условие надбавки - положительная оценка начальником цеха ученика, которого готовил этот мастер. "Теперь у мастеров обучения наконец появился стимул повышать собственную квалификацию. Мы уже даже подумываем о том, чтобы отсеивать мастеров - оставлять в лицее только лучших", - говорит заместитель директора лицея Виктор Скоробогатов.

Некоторые предприятия готовы вкладывать очень серьезные деньги в профобразование. Так, завод "Северсталь" (Череповец) в прошлом году потратил более 6 млн рублей на подготовку кадров в трех ПТУ. Производственная практика, которую проходят учащиеся на заводе, обходится компании в 300 тысяч рублей ежегодно, как рассказал директор по кадрам "Северстали" Леонид Гаврилов.

Второй вариант взаимодействия бизнеса и образовательного учреждения - покупка училища в собственность предприятия. Этот вариант пока мало распространен, ибо до недавнего времени такой возможности не было из-за юридических препятствий. Сейчас администрация Петербурга выработала механизм передачи ПТУ в собственность. Правда, он довольно сложный. Сначала помещение и вся инфраструктура передаются предприятию в долгосрочную аренду. При этом все финансирование учебного процесса берет на себя арендатор, а непосредственное управление им осуществляет городской Комитет по образованию в соответствии с государственными стандартами. Если училище в течение установленного срока будет работать по профилю, то компания может получить его уже в реальную собственность. Пока такие сделки разрешаются только в экспериментальном порядке.

Некоторые крупные компании владеют долей (чаще всего половиной) училища вместе с государством (например, "Электросила" и "Северсталь"). На полную покупку училищ, как ни странно, пока решаются только компании среднего уровня. Так, Приморский лесотехнический лицей купила компания "ОблЛесСтрой". Она владеет несколькими небольшими лесопильными и строительными предприятиями в Ленобласти, но собирается расширять свое присутствие в ЛПК. Директор "Обл- ЛесСтроя" Николай Бардин планирует года через три с помощью училища полностью обновить персонал, после чего, судя по всему, намерен делать на лицее бизнес - зарабатывать на подготовке специалистов для рынка труда.

Системные дефекты

Подобных примеров эффективного сотрудничества бизнеса и образовательной системы пока еще очень мало и решить проблему "большого дефицита" кадров они не могут. Долго-срочных договоров между городскими предприятиями и училищами сейчас не больше 20, хотя ПТУ в городе порядка 100. Прямая покупка училища - вообще единичный случай.

Массовому участию работодателей в системе профтехобразования препятствует ряд объективных обстоятельств. Одно из наиболее серьезных препятствий - нынешние правила игры на рынке труда. Предприятие, предлагающее специалисту зарплату меньшую, чем его рыночная стоимость (с учетом затрат на его подготовку в ПТУ), не имеет гарантий, что не произойдет переманивания работника на другое предприятие, не вложившее в его обучение ни копейки.

Дмитрий Чернейко признает ненормальность такой ситуации. "С одной стороны, правы директора - у нас же рынок труда. С другой стороны, это дефектный рынок. Можно, конечно, заключать контракты с поступающими на обучение. Но при нынешнем законодательстве сделать это нелегко. Если вы все затраты на обучение впишете в контракт, то я на основании Трудового кодекса найду, как сделать так, чтобы ничего не заплатить".

Другим важнейшим фактором работодатели называют законодательные ограничения внешнего контроля процесса обучения - государственный образовательный стандарт не позволяет активно вмешиваться в учебные программы. Между тем сама система формирования этих стандартов неадекватна нынешним российским реалиям, особенно темпам происходящих перемен. В экономике, где такие перемены наиболее серьезны, госстандарты образования не позволяют готовить необходимых рынку специалистов. Работодатели, вкладывающие свои деньги в профобразование, по договоренности с руководителями ПТУ находят способы обойти стандарты, но это создает обеим сторонам серьезные проблемы.

Реформа неизбежна

Ясно, что систему профессионального образования надо настраивать. Судя по всему, инициатором перемен должно выступить промышленное сообщество. Пока работодатели в массе своей занимают пассивную позицию - ругают государство, а собственные кадровые проблемы решают экстенсивным способом (покупают специалистов, не думая о цене). Однако очевидно, что вскоре кадровый кризис начнет приводить к серьезным сбоям на производстве - государство явно не способно предотвратить такое развитие событий. Тогда предприятиям придется всерьез вмешаться в систему подготовки специалистов.

Как показывает опыт компаний, сотрудничающих с профучилищами, чисто технически организовать это не так уж сложно. Финансирование вполне можно осуществлять, например, через специальный фонд, учрежденный ассоциациями промышленных предприятий, куда все их члены будут отчислять взносы. Но без государства обойтись не удастся. Оно должно изменить образовательные стандарты, которые уже давно не соответствуют реальности; позволить предприятиям участвовать в образовательном процессе и устанавливать свои нормы. Кроме того, совершенно необходимо пересмотреть в Трудовом кодексе позиции контрактной системы таким образом, чтобы она учитывала интересы работодателя, который профинансировал образование своего сотрудника.

Обеспечить перспективу

Однако только этими мерами задачи государства, по мнению Чернейко, не могут ограничиться. Руководитель службы занятости считает, что полностью перекладывать на плечи бизнеса профобразование нельзя. Дело в том, что сегодня в силу целого ряда объективных обстоятельств большая часть руководителей предприятий и их собственников не думают о перспективе. Редкая компания имеет портфель заказов на годы вперед. А только при таком условии она может осуществлять долгосрочное планирование, в том числе кадровое. Большая же часть предприятий живет сегодняшним днем и решает кадровые вопросы, соответственно, тактически - на ближайшие год-два.

Между тем "жить старой экономике, основанной на старых технологиях, осталось максимум лет пять, - уверен Чернейко. - Дальше пойдет серьезная модернизация. Роль человека в производстве кардинально уменьшится. Новые технологии будут требовать от него других задач, таких как настройка, наладка, контроль. И мы уже сейчас должны настраивать обучение специалистов под новую технологическую базу. Если мы настроимся на обучение специалистов, которые нужны промышленным предприятиям только в данный момент, то в будущем снова попадем в яму". Главный механизм, при котором государство может регулировать систему профессионального образования, - заказ учебным заведениям на структурированный прием и выпуск специалистов. Механизм городского заказа в Петербурге существует и сейчас, но он почти никогда не исполнялся.

Модель, в рамках которой государство регулирует рынок на уровне стратегии, а предприятия - на уровне тактики, принят в большинстве западных стран. Так, шведская модель предусматривает обязательное участие в системе профессионального образования национальной службы занятости. Она не только является одним из акционеров училищ (второй акционер - предприятие), но и формирует свой ежегодный заказ на структуру приема. Подобная же схема действует в Германии. Там структуру приема совместно с предприятиями регулируют трудовые комитеты земель. Придется создавать подобную модель и в России.

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №48 (157) 22 декабря 2003
    Профтехобразование
    Содержание:
    Не мешать

    Государство, отвечающее за профтехобразование, очевидно недееспособно. Усилий предприятий-работодателей также явно недостаточно - они опекают лишь малую долю ПТУ и техникумов. Да и вообще, образование - это не их бизнес, каждый должен заниматься своим делом.

    Реклама