В ноевом ковчеге

Пятый угол
Москва, 19.01.2004
«Эксперт Северо-Запад» №1-2 (158)

Примерно год назад патриархальный административный уклад Республики Коми подвергся существенному испытанию: вновь избранный губернатор республики Торлопов пригласил к сотрудничеству менеджеров - молодых людей, далеких от неизменной для Коми советской управленческой практики. За экономический блок в правительстве республики с тех пор отвечает вице-губернатор Николай Левицкий, выходец из группы МДМ. Вскоре после назначения Левицкий огласил собственную - весьма амбициозную - программу реформирования республиканской экономики.

Подобный "революционный" кадровый подход, разумеется, вызвал неоднозначную реакцию: кто-то был возмущен появлением "парвеню", кто-то возлагал на молодых реформаторов большие надежды. Сегодня некоторые наблюдатели пытаются подвести первые итоги деятельности команды Торлопова - Левицкого. Выводы разнятся, но одно очевидно: никакого чуда, скачка, взрыва с переменой управленцев в Коми пока не случилось.

Ситуация в Республике Коми имеет прогностическое значение и для Санкт-Петербурга. Ведь и здесь новый губернатор Валентина Матвиенко поручила экономический блок правительства выходцам из частных корпораций, причем среди них тоже немало молодых по возрасту людей. И с их появлением в коридорах Смольного многие связывают большие - а хоть бы и небольшие! - но все-таки надежды. Стоит разобраться, насколько эти надежды основательны. Мне представляется, что и нам в Петербурге уповать на чудо рано. Тому есть несколько причин.

Во-первых, невозможно избежать сравнения нынешней ситуации с прекрасным началом эпохи Владимира Яковлева: тогда в городскую исполнительную власть в результате политического компромисса между группировками, объединенными неприятием фигуры Собчака, были приглашены демократы-"яблочники" - из них на слуху сегодня остался только Игорь Артемьев, который осуществлял бюджетную реформу. Многое было сделано, но... если мне не изменяет память, "яблочники" продержались в правительстве года два. А потом ушли и превратились в жестоких (и, увы, не слишком убедительных - после того компромисса) критиков яковлевского порядка вещей.

Положение нынешних новых людей в Смольном тоже представляется непростым. Кто делегировал их во власть? Даже не партия, а конкретные юридические лица - возможно, спонсоры избирательной кампании губернатора. Таким образом, позиция выдвиженцев Матвиенко представляется еще более шаткой, чем у "яблочников" 1996 года, ведь их партия имела (или казалось, что имела) хоть какой-то общественный авторитет и вес, а за юридическим лицом стоят его собственники. Кто может сегодня гарантировать, что провозглашенные либеральные принципы и деловая репутация руководителей экономических комитетов не будут в какой-то момент принесены в жертву тем или иным непубличным интересам?

Второй, уже не потенциальной, а вполне зримой проблемой, чреватой в перспективе кадровым кризисом, стоит признать смешение разных поколений управленцев в одной команде. Причем смешение это пока подается как своеобразная "фишка" - так прямо и говорится: status quo соблюден, у нас в правительстве, как в Ноевом ковчеге, нашлось место и старым, опытным, проверенным кадрам и молодым, квалифицированным, амбициозным, со знанием иностранных языков. Между тем смысл реформ - а новая администрация обещает избирателям реформы - именно в нарушении status quo, в удалении людей, принимавших недостаточно эффективные решения, из сферы принятия таковых. Одна команда - не значит единая команда, и правительство Петербурга в нынешнем его составе вполне может превратиться в своеобразную управленческую коммуналку. Насколько новые управленцы мотивированы работать в столь неоднородной среде?

Впрочем... А может, юрлица поведут себя толерантно - почему бы и нет? А может, старые и молодые найдут общий язык, бывает же такое? Важнее третий вопрос, так сказать методический: насколько перспективен сам замысел, стоит ли его тиражировать? Смогут ли менеджеры, прошедшие школу русского бизнеса 90-х годов, принимать адекватные государственные решения? Вопрос очень непростой.

Новые люди, вчерашние предприниматели в региональных правительствах - это кризисные менеджеры. Другой школы (если не считать советской) у нас нет. Их инстинкт, их талант - атака, драйв, внедрение здравых, по сравнению с советскими, подходов. Но насколько эта подготовка применима к решению государственных проблем?

Аналогии напрашиваются сами собой. Возьмем наши знаменитые "Севера", где уже давно деградируют угольные шахты. Инстинкт подсказывает предпринимателю: если шахта нерентабельна, ее надо закрыть или уйти из бизнеса. И это совершенно здравая логика. А вот вице-губернатор, представитель государства, просто не может так поступить, не может ничего закрыть: он обязан долго "разруливать" безнадежную в общем-то ситуацию, потому что рыночная дисциплина тут не действует. На мой взгляд, конфликт между кризисным, условно говоря революционным, менеджментом и эволюционным - менеджментом изменений - неизбежен.

И все-таки, вдоволь посомневавшись, закончу позитивно: других-то людей все равно нет. Эти люди, при всех несовершенствах, намного эффективнее своих предшественников. И их выдвижение соответствует известному принципу: use-it-or-lose-it - действуй или потеряешь.

У партнеров

    Реклама