Год отложенных надежд

Остановить опасное увеличение разрыва между "бюджетным" и "частным" Петербургом призваны представители бизнеса, приведенные в Смольный Валентиной Матвиенко

Пока отсутствуют статистические данные за 2003 год как у Госкомстата, так и у частных компаний, подводить итоги развития Петербурга в минувшем году еще рано и сейчас можно говорить лишь о судьбе прошлогодних прогнозов, да еще о ярких событиях, произошедших в 2003 году - как ожидаемых, так и совершенно неожиданных.

Как в "бюджетной", так и в "частной" своей ипостаси Петербург претерпел в минувшем году заметные перемены. Но только в "частном Петербурге" они затрагивали суть вещей - в "бюджетном" менялись главным образом декорации. Впрочем, новый облик Смольного внушает некоторые надежды.

Пост сдал - пост принял

Главным событием прошлого года в "бюджетном Петербурге" следует, по-видимому, считать приход нового губернатора. Хотя из-за отсутствия у администрации Владимира Яковлева сколько-нибудь внятных принципов и воли к преобразованиям политическая власть давно уже не входит в число важнейших факторов развития города, "корпорация" под названием "бюджетный Петербург" все же настолько велика и затрагивает такое большое количество сфер нашей жизни, что смена ее "менеджмента" важна для всех, по крайней мере в перспективном плане.

Вопреки некоторым прогнозам, губернатор Яковлев упустил возможность разыграть "карту третьего срока". Расклад сил в Законодательном собрании по итогам выборов в декабре 2002 года позволял Смольному, задействовав различные инструменты влияния, сформировать парламентское большинство, необходимое для принятия соответствующей поправки в Устав. Однако полпредство Президента в СЗФО сумело не допустить этого. В результате Уставный суд Санкт-Петербурга принял вердикт, запрещающий Яковлеву переизбираться на третий срок.

Как и предсказывали некоторые аналитики, добровольная отставка произошла вскоре после празднования 300-летия Петербурга. Юбилей, который Яковлев хотел превратить в яркое предвыборное шоу, стал его лебединой песней. На фоне Президента Владимира Путина, выступавшего перед мировой политической элитой в качестве гостеприимного хозяина Северной столицы, и неизменно державшейся рядом с ним Валентины Матвиенко Яковлев оказался в тени. Сбылся "оптимистичный" прогноз: через две недели после праздника, во время проходившего в Эрмитаже заседания Госсовета, петербургский градоначальник согласился перейти на должность вице-премьера российского правительства. Вместо образцово-показательных репрессий в отношении Яковлева, видеть которого во главе Петербурга Президент явно не хотел, Путин пошел вполне "макиавеллиевским" путем: поверженный противник, лишенный влияния в своей "вотчине", получает утешительный приз и становится абсолютно зависимой фигурой.

То, что на место Яковлева пришла Валентина Матвиенко - вице-премьер правительства РФ, для многих оказалось сюрпризом. Долгое время даже информированные эксперты полагали, что Кремль не рискнет дважды наступать на одни грабли и не сделает ставку на Матвиенко (которую Путин был вынужден "отозвать" с выборов весной 2000 года во избежание сокрушительного провала). Предполагалось, что администрация Президента держит в запасе некую эффектную и популярную политическую кандидатуру (скорее всего, из числа "московских петербуржцев"), которая в нужный момент будет откомандирована на штурм Смольного. Эта иллюзия сохранялась и после назначения Матвиенко на должность полпреда, однако именно она в итоге оказалась главным кандидатом Кремля. Очевидно, не в последнюю очередь это объясняется соображениями из области политической психологии: таким образом Путин не только обеспечил появление в губернаторском кресле лояльной и управляемой фигуры, но и продемонстрировал, пусть и со второй попытки, "триумф воли".

Полное обновление

Уход Яковлева предсказывали многие, однако вряд ли кто-то ожидал, что смена градоначальника будет сопровождаться полным обновлением фигур на ключевых политических постах в Петербурге. Помимо губернатора в 2003 году сменился и председатель ЗакСа, а полпред Президента в СЗФО менялся даже дважды. Многие полагали, что, после избрания Матвиенко губернатором, полпредом станет влиятельный московский "силовик" Андрей Черненко, откомандированный в Петербург в связке с Матвиенко. Но он продолжил "сопровождение" Матвиенко и в Смольном - в качестве вице-губернатора, отвечающего за вопросы законности, правопорядка, безопасности, внешних связей и проч. Совершенно неожиданно новым полпредом был назначен Илья Клебанов, годом ранее разжалованный из вице-премьеров в рядовые министры. Назначение его на ключевой пост в важнейшем Северо-Западном регионе - явный знак доверия Президента. Сохранившись в кадровой "обойме" Путина, Клебанов может рассчитывать и на возвращение в бюрократическую высшую лигу.

Реальная миссия Клебанова на посту полпреда пока непонятна. Возможно, помимо вопросов экономической интеграции и наведения порядка в регионах Северо-Запада (не секрет, что практически все силы черкесовского полпредства уходили на политическое противостояние яковлевской администрации), в перспективе Клебанов должен будет образовать систему "сдержек и противовесов" Матвиенко. Возможно также, что ему поручена стратегическая задача объединения Петербурга и Ленобласти - энергичная реанимация в конце 2003 года этого, казалось бы, надолго отложенного сюжета также явилась политической неожиданностью. Ясно, что за этим стоит "кремлевская воля", иначе губернатор Ленобласти Валерий Сердюков не волновался бы так.

Метла политического обновления прошлась и по правительству города: с приходом Матвиенко оно обновилось практически полностью (единственное исключение - строительный вице-губернатор Александр Вахмистров). Причем ключевые посты заняли люди, совершенно новые для петербургского политического истэблишмента.

Закусив удила

Какие бы цели на самом деле ни преследовало обновление политического ландшафта, на практике оно всегда сопровождается новыми инициативами в социально-экономической сфере. От нового правителя люди ждут перемен к лучшему, поэтому любой только что пришедший к власти начальник, в том числе губернатор, в первое время всегда пытается демонстрировать бурную активность. В нашем случае эта активность подстегивалась энтузиазмом сравнительно молодых высококвалифицированных специалистов, впервые пришедших во власть из бизнеса. Достигнув там довольно неплохих результатов (вице-губернаторами и председателями ключевых комитетов стали выходцы из успешных петербургских компаний и банков), они энергично взялись наводить порядок в авгиевых конюшнях чрезвычайно запущенного хозяйства.

Помимо традиционной текучки и тривиального латания дыр (поиска новых бюджетных источников, обеспечения отопительного сезона и т.п.) команда Матвиенко предприняла усилия и для решения принципиальных городских проблем.

В важнейшем для города земельном вопросе правительство Петербурга избрало путь, предложенный в свое время бывшим председателем КУГИ Валерием Назаровым и поддержанный некоторыми строительными компаниями, выступавшими за установление цивилизованных правил игры в этой сфере. После недолгих колебаний Матвиенко ликвидировала городскую Инвестиционно-тендерную комиссию и решила пятна под застройку выделять почти исключительно на открытом тендере, причем в собственность победителю. Пока готовится соответствующая процедура, пятна распределяются прямыми постановлениями правительства. Минимальные отчисления на инфраструктуру увеличены в два раза (до 80 долларов за 1 кв. м возводимого жилья) и выплачиваются сразу, а за бесплатную прежде рассрочку теперь начисляются проценты (в данный момент 17-20% годовых). В дальнейшем размер отчислений будет ежеквартально индексироваться и утверждаться городским правительством. Таким образом, бизнес земельных спекулянтов, расплодившихся в яковлевские времена, оказался подорванным.

В качестве первых шагов в сторону повышения эффективности использования городской земли команда Матвиенко начала борьбу с федеральными ведомствами - одними из самых неэффективных землепользователей. Губернатор твердо заявила о намерении отобрать в ведение города федеральные недострои, которые потом будут пообъектно выставляться на торги под реализацию инвестпроектов. "Если федеральные ведомства откажутся сотрудничать, мы будем решать эти вопросы через Минимущества или выносить их на заседания правительства РФ", - заявила Матвиенко. Первой жертвой кампании стала недостроенная клиника на проспекте Просвещения, рядом с домом 45. 12 га земли в квартале 25, 26 Шувалово-Озерки отобраны у Министерства здравоохранения и переданы городу.

Также предпринят ряд шагов для прекращения разбазаривания бюджетных средств (через завышение цен, "откаты" чиновникам, оплату услуг посредников) при распределении городского заказа. Главное зло - декомпозиция (разбиение одного заказа на несколько небольших частей) отныне прямо запрещена. Две трети закупок теперь будут производиться исключительно по конкурсам, а внеконкурсные закупки у единственного источника придется обосновывать (по критериям, прямо предусмотренным законом: срочность, эксклюзивность, форс-мажор и закупки по госценам) на межведомственной комиссии, где каждый госзаказчик имеет только один голос. Функции выбора поставщика и исполнения контракта будут разделены путем введения трех типов конкурсных комиссий: правительственной, межведомственных и главного распорядителя бюджетных средств (64 чиновника администрации). По всем видам сделок введены типовая документация и типовые формы контрактов. Проводится ускоренный пересмотр нормативов затрат, прейскурантов и расценок на услуги для нужд города. По мнению председателя КЭРППиТ Владимира Бланка, если процесс будет организован правильно, городским властям удастся сократить сроки прохождения документации до 15 дней. Этот комплекс мер, как считает Бланк, позволит снизить затраты бюджета на 5-10% (сумму, равную дефициту бюджета на 2004 год).

Конкретных серьезных шагов в прошлом году было сделано немного. Впрочем, оно и понятно: им должны предшествовать адекватное нормотворчество и подготовительные организационные мероприятия, а это дело небыстрое. Поэтому новые лидеры городской власти в основном произносили речи. Помимо ритуальных заявлений о необходимости "раскрыть промышленный потенциал Санкт-Петербурга", "обратить основное внимание на модернизацию экономики и внедрение новых технологий", "создать благоприятные условия для малого и среднего бизнеса", "развивать образование, науку и туристический бизнес", были объявлены четкие позиции новой власти по целому ряду важных для города тем. Так, Владимир Бланк твердо заявил по поводу поддержки малого предпринимательства, что "ни копейки никакому частному бизнесу государство давать не должно", действовать надо через существующую систему центров поддержки малого бизнеса, главной заботой которых должно стать обучение предпринимателей. Самой же действенной мерой поддержки Бланк считает участие малого бизнеса в исполнении заказов для города.

Какими бы правильными ни были такого рода заявления и отдельные принимаемые меры, это лишь предварительные шаги, главным образом декларирующие благие намерения. Для получения заметных качественных результатов они должны быть подкреплены последовательными действиями в выбранных направлениях. И, разумеется, твердой политической волей губернатора. Иначе перемена лиц в Смольном обернется тривиальной сменой декораций.

Под флагом насилия

Поскольку реальные результаты перемен в "бюджетном Петербурге" пока отсутствуют, главный смысл произошедших в Петербурге в 2003 году политических событий сводится к выкорчевыванию с политического поля ростков самостоятельного (точнее, независимого от Кремля) поведения. Петербург был подвергнут стандартной (с точки зрения нынешнего кремлевского стиля) политической зачистке. Методы ее проведения тоже, разумеется, оригинальностью не отличались - были они в основном силовыми.

Вначале, в ходе подготовки к смене городской власти, силовые методы применялись скрыто и в отношении весьма узкого круга лиц. В результате Владимир Яковлев, даже имея выгодный для себя расклад сил в ЗакСе, не смог обеспечить Сергею Тарасову (считавшемуся, в общем-то, ставленником Смольного и лично "семьи" Яковлева) сохранение поста председателя - на втором заседании городского парламента спикером был избран Вадим Тюльпанов. Ставленник федерального центра (в лице местных функционеров полпредства Президента) и некоторых авторитетных предпринимателей (их интересы выражали, в частности, голосовавшие за Тюльпанова фракции "Спортивная Россия" и КПРФ-НПСР), новый спикер оказался полностью управляемой фигурой. Решив задачу-минимум - не позволить Яковлеву легитимным путем переизбраться на третий срок, - Тюльпанов пошел дальше. ЗакС потерял политическую самостоятельность и теперь безропотно поддерживает предложения нового губернатора, по сути, перестав быть центром влияния в городе. А самого Тюльпанова с учетом его характерной внешности стали язвительно именовать "новым лицом петербургского парламентаризма".

Досрочное сложение Владимиром Яковлевым своих губернаторских полномочий явно было "добровольно-принудительным". Имея самый высокий политический рейтинг в городе, обеспечивавший ему наиболее вероятную (среди всех возможных претендентов) победу на грядущих губернаторских выборах, он вынужден был отказаться от борьбы и выбрать "путь Наздратенко". Можно себе представить, какими "аргументами" кремлевские "новые политтехнологи" добились от него такого решения.

В ходе губернаторской кампании тенденция к вытеснению политтехнологий элементарным административным ресурсом, причем в явно гипертрофированных формах, проявилась еще ярче. Силовые методы были применены уже к миллионам рядовых горожан. Фактически безальтернативные выборы (серьезные кандидаты либо оказались не готовы к борьбе, либо были нейтрализованы различными способами), сопровождаемые агрессивной рекламной кампанией Матвиенко при личном участии Президента Путина, надолго запомнятся петербуржцам. Естественной реакцией отторжения подобных "управляемых" выборов стал чрезвычайно низкий уровень политической легитимности Матвиенко, победившей лишь во втором туре. При беспрецедентно низкой явке (28,2%) и высокой популярности "кандидата против всех" (11,7%) Матвиенко получила лишь 63,1% голосов, что составляет всего 18% жителей города. Вопреки предостережениям питерских социологов и политтехнологов, Кремль не ожидал, что в родном городе Президента "кандидат Путина" получит столь скромную поддержку.

Деловая среда Петербурга также была подвергнута политическому "причесыванию" с помощью силовых методов. Явно с подачи сторонников таких методов в новой администрации Петербурга (их неформальным лидером, судя по всему, является вице-губернатор генерал-полковник Андрей Черненко) топливных операторов заставили платить налоги в Петербурге, телефонных операторов пытаются принудить к решению за свой счет проблемы телефонизации города, а банк "Викинг" - к облагораживанию архитектурного облика города путем сноса принадлежащей ему гостиницы "Санкт-Петербург". Местного "Ходорковского" еще не подобрали, но процесс уже пошел: кандидат, похоже, найден в лице местного олигарха Виталия Южилина, представителя владельцев ОАО "Морской порт Санкт-Петербург". Одно из крупнейших его подразделений, ЗАО "ПКТ", возглавляемое Евгением Южилиным, уже обвинено в неуплате налогов. Впрочем, обвинение пока словесное, да и братья Южилины еще на свободе...

Ключевые позиции в Смольном заняли представители крупного бизнеса общероссийского масштаба (прежде всего петербургского происхождения), располагающие связями и поддержкой на федеральном уровне. Отныне исполнительная власть города будет по сути полностью подконтрольна и управляема федеральным центром, точнее - группами столичной правящей элиты, которые считаются наиболее близкими к Президенту. И, кстати, едва ли не единственная политическая интрига, которая может возникнуть в обозримом будущем, связана с тем, когда у Матвиенко появится в Петербурге реальная оппозиция - опирающаяся на бизнес-группы, недовольные действиями новой городской администрации. Возможно, это произойдет уже через полгода-год. Если, впрочем, к тому времени какая-либо оппозиция власти будет еще возможна...

Другая жизнь

В то время как "бюджетный Петербург" в 2003 году занимался главным образом решением своих политических проблем, а к хозяйственным приступил лишь в самом конце года (и потому особых результатов не достиг), "частный Петербург" развивался в соответствии с рыночными тенденциями и благодаря усилиям менеджеров и собственников. Наиболее заметные события происходили в "точках роста" последних лет: торговле, пищевой промышленности, телекоммуникациях, грузоперевозках, банковской сфере, строительстве, на рынке труда.

Как и предсказывали специалисты, в минувшем году чрезвычайно активно развивались розничные торговые сети. "Если какая-либо сеть не показала роста хотя бы на 70%, значит, с ней что-то не в порядке", - утверждает генеральный директор компании " Лента" Олег Жеребцов. В самой "Ленте" рост оборотов за год составил 200%, что связано прежде всего с появлением новых крупных объектов: сеть "раскрутила" свой комплекс "Лента-3", открытый в конце 2002 года на Пулковском шоссе, и ввела в эксплуатацию "Ленту-4". Другие ритейлеры тоже активно расширяли торговые площади - у "О'Кея" появились за год два гипермаркета, увеличили число своих магазинов " Пятерочка" (почти до 100) и другие торговые сети. Московский ритейлер " Патэрсон" открыл в Петербурге за год четыре универсама.

Ожидалось, что приход Metro сильно повлияет на конкурентную ситуацию в петербургском ритейле, и прежде всего прогнозировалось отступление "Ленты", работающей практически в одном формате с немецким оператором, но этого не произошло. "Сейчас уже можно уверенно констатировать, что мы выдержали конкуренцию со стороны Metro, - говорит Олег Жеребцов, - у нас вообще не было оттока покупателей".

Правы оказались те специалисты, которые, несмотря на формальное насыщение (по общему объему) продовольственного рынка, предсказывали рост производства в пищевой промышленности Петербурга. Они указывали на особенности поведения российских потребителей: если жители западных стран, становясь богаче, приступают к долгосрочным инвестициям, то россияне большую часть дополнительного дохода вкладывают, по выражению одного из экспертов, "в повышение банального текущего уровня жизни", иными словами - покупают более дорогие продукты. Соответственно, почти весь "излишек", который образуется у российских потребителей в результате повышения уровня жизни, оседает в пищевой отрасли. В результате объем продовольственного рынка Петербурга в денежном выражении увеличился за 2003 год примерно на 10%.

Подтвердились оба главных прогноза развития алкогольной отрасли. Во-первых, продолжилась концентрация рынка: если в начале 2003 года пять ведущих производителей алкоголя занимали 76% петербургского рынка, то в конце года их доля составила уже 85%. Во-вторых, значительно возросла доля "серого" сектора. Видимо, как и предсказывали специалисты, сработало увеличение акцизов на 15% (когда акцизы растут быстрее инфляции, нелегальное производство в России всегда увеличивается) и подорожание спирта, обусловленное возникшим-таки в стране дефицитом зерна, который также прогнозировался, невзирая на прошлогоднее перепроизводство. Два названных фактора в совокупности вызвали повышение цен на водку легальных производителей, что всегда приводит к активизации продавцов нелегального алкоголя. В результате "серый" сектор вырос, по оценке президента холдинга " Ладога" Вениамина Грабара, в полтора раза, достигнув 45-50% рынка.

Впрочем, не обошлось и без сюрпризов. В объеме потребления петербуржцами спиртных напитков неожиданно сократилась доля водки и выросла доля вина, а также слабоалкогольных коктейлей. По мнению участников рынка, эту тенденцию сформировала молодежь, считающая традиционный русский напиток вредным для здоровья и отдающая предпочтение легкому алкоголю. Возможно, это (наряду с ростом акцизов) привело к абсолютному сокращению (на 1,5% в натуральном выражении) легального производства водки.

Явный рост доходов обитателей "частного Петербурга" и таланты менеджеров компании "ВымпелКом", пришедшей в прошлом году на петербургский рынок (сеть "Би Лайн GSM"), посрамили скептиков, предрекавших московской компании нелегкую судьбу. Вопреки прогнозам, компания добилась в городе очень хорошего результата: в декабре количество абонентов северо-западного филиала превысило 300 тысяч человек (прогнозировали не более 200 тысяч). Успеху способствовали весьма удачная маркетинговая политика и крайне выгодные тарифы (в частности, тариф "Би + GSM Хит", предлагающий бесплатные входящие звонки со всех мобильных). Более того, " ВымпелКом" стал самым динамичным оператором в городе по итогам года. По данным ACM-Consulting, он был лидером по количеству подключений в месяц (34% чистого прироста абонентов против 29% у МТС и 25% у "МегаФона").

Общий уровень развития "частного Петербурга" несопоставимо выше "бюджетного", но он все же оказался недостаточным для прогнозировавшегося в 2003 году активного развития банковского ритейла. Оптимисты рассчитывали, что в минувшем году банки начнут открывать в городе офисы нового формата, ориентированного исключительно на работу с розничной клиентурой (с частными лицами и мелкими предпринимателями). Открытие подобных офисов рассматривалось банкирами в качестве первого шага на пути развертывания в городе действительно масштабной (во всяком случае, сравнимой со сбербанковской) розничной сети, реализующей модную в последнее время концепцию "финансового супермаркета" - когда в одной точке осуществляются продажи максимального набора финансовых услуг, включая инвестиционные и страховые. Однако до практических шагов дело так и не дошло - мы не увидели ни одного отделения "нового типа", о сети речь вообще не идет. "Планы остаются, сроки - переносятся", - таков наиболее распространенный комментарий банкиров. Их неторопливость, очевидно, связана с большой сложностью решаемой задачи: успех на розничном рынке в значительной мере обусловлен высоким уровнем организационной и технической подготовки уже на стартовом этапе. Похоже, пока этот уровень далек от необходимого. Зато сбылось предсказание многих экспертов относительно интенсивного развития в минувшем году бизнеса брокерских и управляющих компаний, спрос на услуги которых начал расти с конца 2002 года в связи с глобальными изменениями в привлекательности финансовых инструментов.

Весной 2003 года специалисты предупреждали, что если руководство Морского порта Санкт-Петербурга срочно не исправит свои ошибки, ведущие к снижению конкурентоспособности порта, то рост грузооборота, по крайней мере самых выгодных - контейнерных грузов, уменьшится, если не прекратится вовсе. Так и случилось. По данным крупнейшего контейнерного оператора порта ЗАО "Первый контейнерный терминал", грузооборот в минувшем году сократился по сравнению с 2002 годом на 1,29%, а общий контейнерный оборот терминалов Морского порта Санкт-Петербург уменьшился с января по ноябрь 2003 года (данных за декабрь еще нет), если сравнивать с аналогичным периодом прошлого года, на 3,16%. Сократился за этот период и грузооборот всего порта - на 6,8%.

В начале прошлого года ряд специалистов прогнозировали стагнацию на рынке жилищного строительства и даже временное падение цен. Они ссылались на то, что начиная с 2000 года цены на строящееся жилье увеличились минимум в 2,5 раза, соответственно, городской рынок недвижимости уже "перегрелся" и вскоре возможна ценовая коррекция. Однако правы оказались те, кто предрекал продолжение строительного бума и дальнейший рост цен.

За год цены на петербургскую жилую недвижимость в среднем выросли почти на 35%, жилья было сдано примерно на 30% больше, чем в 2002 году. Однако спрос увеличивался еще быстрее, так что дефицит остался. В только что сданных домах предложение на квартиры практически отсутствует, а при попадании на вторичный рынок жилье дорожает на 30-50%. Аналогичная ситуация сложилась и в коммерческой недвижимости: практически все эксперты год назад говорили о росте цен на этом рынке - как в сфере продажи, так и аренды. Различие в оценках касалось лишь темпов. Оправдались прогнозы роста на 60-80% в год. Здесь, так же как и в ситуации с жилыми квартирами, спрос стабильно превышал предложение. Дело дошло до того, что непомерно высокие ставки на аренду коммерческой недвижимости начинают угнетающим образом влиять на деловую активность в городе (особенно в сфере малого бизнеса). Лишь в сегменте производственных помещений, где в спросе наметился определенный спад, рост цен был не так заметен и составил порядка 15-25% в год.

По мнению вице-президента корпорации " Петербургская Недвижимость" Вячеслава Семененко, замедлить рост цен может лишь существенное, в разы, увеличение объемов строительства. Но этого не произойдет без решения проблемы дефицита участков под застройку. Снять эту проблему с повестки дня в короткое время не удастся, а значит, нынешние тенденции на рынке недвижимости сохранятся.

Плохая совместимость

Не слишком благоприятная (с точки зрения интересов общества), по сравнению с другими секторами петербургской экономики, ситуация в строительстве подтверждает давно сформировавшуюся закономерность: чем больше какая-то сфера зависит от государства, тем хуже в ней обстоят дела. Рынок труда зависит от власти еще больше, чем строительство. Поэтому и положение дел там еще хуже.

Все более отстающее от жизни государственное профтехобразование привело к огромному дефициту в промышленности квалифицированных рабочих (по данным Департамента федеральной службы занятости по Санкт-Петербургу, сейчас около 80% вакансий приходится на рабочие специальности, такие как наладчики, станочники, сварщики, токари, сантехники и ряд других). Этот дефицит породил настоящий кризис на рынке труда, из-за чего цены на дефицитный товар возросли к лету 2003 года до размеров, ранее не виданных. В ряде отраслей промышленности зарплаты квалифицированных рабочих достигают европейского уровня, а иногда и превосходят его. За этих людей можно только порадоваться, но в целом ситуация (нехватка рабочей силы и ее дороговизна) самым негативным образом отражается на конкурентоспособности российской промышленной продукции.

Понятно, что в ситуации, когда государство крайне слабо справляется со своими обязанностями, даже празднование 300-летия Санкт-Петербурга, превращенное личными усилиями Президента Путина в рекламную акцию мирового масштаба, вряд ли станет катализатором интенсивного развития города. Вклад государства, конечно, был: подготовка и проведение юбилея обошлись федеральному и городскому бюджетам почти в 80 млрд рублей (только объем финансирования федеральной программы "Сохранение и развитие исторического центра Петербурга" в 2003 году составил более 600 млн рублей). Но, несмотря на усилия государства, не произошло прорыва в решении давно назревших инфраструктурных проблем: разрыв метро не ликвидирован, ни КАД, ни дамба не достроены. Что касается реставрации Константиновского дворца и ряда других зданий-памятников, то кроме морального удовлетворения никакого другого результата это не принесло и в ближайшее время не принесет. На развитие туризма это практически не повлияло, поскольку туризму мешают другие, гораздо более серьезные проблемы, так властью и не решенные.

Юбилей, конечно, привлек в Петербург туристов, но в основном российских. По данным Российской туристической ассоциации (РТА), за сезон лето - начало осени 2003 года наш город посетило почти на 38% больше россиян, чем в прошлом году (до этого рост составлял не более 5%). Приток же иностранных туристов в Петербург по сравнению с тем же периодом прошлого года вырос лишь на 17% (в 2002 году рост составил 9%, в 2001_м - 7%). Эффекта от такого рода мероприятий в виде резкого увеличения заявок от турфим, а также заметного повышения интереса инвесторов пока не видно. Менеджеры крупнейших гостиниц опасаются, что в 2004 году их обороты упадут: по сравнению с предъюбилейным 2002 годом они будут всего процентов на 10 больше. Никакого туристического бума не ожидается. Также нет признаков и надвигающейся лавины иностранных инвестиций. Более того, продолжается спад иностранных вложений в основной капитал, темпы которого сохраняются на неизменном уровне - 25% в год, несмотря на юбилейную раскрутку Петербурга. Некоторые специалисты говорят об "отложенном эффекте" - первые экономические результаты юбилея якобы должны проявиться в 2004-2006 годах. Однако, как показывает мировой опыт, если через полгода после рекламной акции признаков явного увеличения интереса к городу не появляется (как в нашем случае), то, скорее всего, ничего и не будет. Ибо память о подобного рода событиях сохраняется не более года, а потом люди (туристы, инвесторы) переключаются на другие юбилеи - в других городах и странах.. На свободные деньги в мире большая конкуренция.Яркие события "бюджетного Петербурга" (смена власти, празднование 300_летия города) не оказали на "частный Петербург" воздействия,адекватного их масштабу. Каждая из городских ипостасей живет своей жизнью зачастую напоминающей вынужденное сосуществование давно разлюбивших друг друга супругов. Наступит ли "третья молодость" усилиями энергичной команды нового губернатора, пока не ясно. Надеяться хочется, но есть и негативные примеры: в Республике Коми год назад тоже пришло к власти "правительство бизнесменов", слова они произносили практически те же самые, что говорят сейчас наши, но по прошествии года ни по одной из ключевых проблем региона не заметно даже малейшего продвижения.

Преодолеть шизофрению

Самой опасной тенденцией 2003 года стало углубление разрыва между "бюджетным" и "частным" Петербургом. Разница уровней развития обеих ипостасей нашего города продолжает увеличиваться. В то время как "частный Петербург" планомерно развивался и добился в прошлом году немалых успехов, "бюджетный" практически все силы и время потратил на решение своих политических проблем, а его и без того запущенное хозяйство продолжало деградировать. Более того, несовместимость "частного" и "бюджетного" Петербурга усилилась. Пример такой несовместимости - кризисы, вызванные неадекватной политикой власти в строительстве, на рынке труда, алкоголя, в малом бизнесе и прочих местах пересечения "частного" и "бюджетного" мира - чем больше пересечение, тем сильнее взаимное отторжение. Помимо того, прогрессирует разрушение естественных связей, соединяющих эти два мира. До сих пор роль своеобразных "мостов" играли праволиберальные предпочтения, ориентированные на цивилизованный бизнес, характерные для весьма значительной, хотя и не преобладающей части обитателей "бюджетного Петербурга". Но декабрьские выборы в Госдуму продемонстрировали, что "бюджетный Петербург" (традиционно определяющий исход любых выборов) стремительно теряет интерес как к либеральным взглядам, так и к их носителям, все более склоняясь к авторитарному способу организации общественной жизни. Но такой путь неприемлем для "частного Петербурга". В результате разрыв между двумя "личностями" нашего города увеличивается. А это означает углубление раздвоения сознания и прогресс шизофренической болезни. Чем это чревато для человека, известно. В случае городского организма вариантов развития событий больше, но глубокий кризис все равно неизбежен, если эта негативная тенденция продолжится. В условиях, когда обе части городского организма ведут себя совершенно безответственно - "частный Петербург" продолжает отказываться от активной общественной позиции (не ходит на выборы, не стимулирует формирование гражданского общества), а "бюджетный" и вовсе занимается саморазрушением, - смягчить грядущий кризис может лишь новый "мост" - представители бизнеса, приведенные в Смольный Валентиной Матвиенко. Впрочем, если они не сломаются, подобно их предшественникам - бывшим питерским либералам, "мутировавшим" (по терминологии Елены Трегубовой) за время работы в российском правительстве.
Владимир Грязневич

У партнеров

    Реклама