ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Культура

Модная целина

2005

Феномен петербургской моды реализуется в полной мере только тогда, когда сформируется новое поколение менеджеров. Дизайнеры уже выросли

Когда я первый раз увидела Ирину Ашкинадзе, ассоциация была с ветром - так легко она заполняла собой пространство и так же легко ускользала в петербургскую неизвестность. Позже, общаясь с признанными петербургскими дизайнерами, я обнаружила, что мои впечатления разделяют не только те, кто симпатизирует и сотрудничает с Ириной, но также те, кто вполне скептически относится к ее общественной и деловой активности.


Ирина Ашкинадзе

Мне порою тоже было невдомек, какого, прости господи, черта она нянчится с этими юными, но далеко не невинными агнцами петербургского дизайна. Но потом, когда организуемое ею дважды в год "Дефиле на Неве" стало настоящей, серьезной площадкой, смотром лучших сил города, когда на эту площадку повалила не только искушенная публика, но и публика во многом случайная, мне стало даже завидно: потому что захватывает. И потому что, как это ни банально, хорошее дело делается. Мы встретились в преддверии очередной недели, и темой нашего разговора стала не столько мода, сколько бизнес. Ведь как феномен моды петербургский дизайн, в том числе немалыми усилиями Ирины Ашкинадзе, уже состоялся. А вот как бизнес - это до сих пор вопрос.

- Ирина, вы в Петербурге известны как наиболее последовательный пропагандист местных, и в первую очередь молодых дизайнеров. Очевидно, что среди них есть действительно одаренные, но, как мне кажется, местная элита пока не способна их оценить.

- Совершенно с вами не согласна. Категорически не согласна, потому что есть элита, которая в состоянии оценить талантливого дизайнера. Просто раньше это понимание сводилось к проведению частных мероприятий на сто человек. Пять лет назад существовали модный дом Котеговой с элитной клиентурой, модный дом Парфеновой, Погорецкой, по-моему, уже была Танцурина. Некоторые из них отмечают такие вехи, как десятилетие. Это все означает, что уже тогда была элита, которая понимала, что это хорошие дизайнеры. Ведь модный дом существует, если он коммерчески успешен, а это значит, что есть люди, способные оценить красоту и эксклюзивность одежды этих дизайнеров.

Пять лет назад мы взялись за то, чтобы внедрять петербургскую моду в более широкие круги. То есть хотели дать возможность быть на острие моды не только ста пятидесяти друзьям дизайнеров и представителям элиты, но и всем, кто так или иначе интересуется модой, хочет выглядеть стильно, стремится найти свое индивидуальное выражение. Надо сказать, что понятие стиля вообще важнее понятия моды, особенно для Петербурга. Можно, конечно, листать глянцевые журналы, изучая тенденции, выясняя, какой цвет или какая длина юбки модна в этом сезоне. Но Петербург иначе следует модным тенденциям. В Петербурге есть пятнадцать модных домов, они все очень разные, и тенденцию у них сложно выявить. То есть одну, две, три - точно нет, а в целом, как некий стиль, можно...

- Но для меня это европейская мода, я не могу воспринимать ее вне европейских традиций.

- Нет, не соответствуем мы европейской моде, потому что если бы соответствовали, то непременно участвовали бы в европейских неделях прет-а-порте в Милане и Париже. Но ведь вы посмотрите: даже московские дизайнеры, такие как Валентин Юдашкин, Денис Симачев или Даша Разумихина, имена которых в нашем сознании как-то соотносятся с европейским модным процессом, признаются в частных беседах, что никто их в Европе, к сожалению, не знает. Поэтому я не могу назвать нашу моду европейской, она российская. И слава богу, что мы уже можем употреблять такое словосочетание, как российская мода, - это результат десятилетнего развития и это само по себе большое достижение.

- Я имела в виду не статус, а скорее ощущение, что это все-таки европейская одежда.

- Да, безусловно. С этой точки зрения вы правы. Когда я в Париже надеваю одежду наших петербургских дизайнеров, то ощущаю себя необычайно комфортно: я не отличаюсь от европейской модной публики. Но это, к сожалению, отдельные имена, отдельные вещи... Невозможно говорить о европейских тенденциях.

- То есть наша элита моду понимает, но как бизнес-идею пока не осознает. Может быть, оттого, что у нас, в отличие от европейских модных столиц, не существует организации, объединяющей все усилия в этой сфере и защищающей авторскую моду. Есть частные клиенты, но нет системы байеров, например...

- Вы попали в десятку - нет правильно организованной системы производства и системы закупок. Показ прет-а-порте в первую очередь устраивают для клиентов, а не для байеров. Хотя именно байерам сначала продается готовая одежда в Европе. У нас так делают некоторые дизайнеры, такие как Бирюков и Алена Ахмадуллина, но работать по этой схеме пока можно только с Москвой.

- Кто является потенциальным клиентом российских дизайнеров - бизнес-элита, домохозяйки или же новые студенты?

- Вы знаете, я вообще не очень понимаю, кого сейчас называют студентами. Мне говорят: "У вас на показе были студенты". Я не понимаю, кого имеют в виду - двадцатилетних дочек наших олигархов? Я их отказываюсь называть студентами, им вон машины некуда ставить, этим "студентам".

Наши потребители - самодостаточные люди, которые позволяют себе не смотреть на марки. Разумеется, они выбирают вещи, которые им доступны по цене, но эти вещи должны удовлетворять их в смысле качества, удовлетворять их вкус, их претензии. Они готовы нести некую просветительскую миссию. Банально, может быть, но, как правило, это активная и независимая женщина, интересующаяся светской жизнью, которая не боится быть красивой, заметной и индивидуальной, потому что сегодня, я вам скажу, в Dolce&Gabbana вы уже не сможете блеснуть индивидуальностью. Такие марки утрачивают эксклюзивность, идею авторской одежды.

- Эта авторская одежда может быть выгодна коммерчески?

- Что касается бизнеса, то существование магазина, в котором представлены только петербургские дизайнеры (их около тридцати), в нашем городе не очень выгодно. Я думаю, в Москве ситуация складывается по-другому. Там наши звезды, модели, художники, артисты, им надо выглядеть самобытно, необходимо быть индивидуальными, поэтому там все раскупается в одну секунду. В Петербурге всего меньше - и доходов, и расходов. На самом деле для такого магазина здесь достаточно пятидесяти постоянных клиентов, тут бессмысленно гнаться за количеством, эта одежда должна быть эксклюзивом.

- То есть для того, чтобы выйти на принципиально другой уровень, необходимо сформировать верную бизнес-модель?

- Да. Теоретически это понятно.

- Какой должна быть эта модель?

- Должен сформироваться слой продавцов-покупателей, тех, кого принято называть байерами. Наша элита уже давно одевается у петербургских дизайнеров. Но феномен петербургской моды состоится тогда, когда эта одежда найдет широкого покупателя, который ходит не в бутики, а в большие красивые универмаги. Но до него нужно донести эту одежду. И для этого на Западе существуют байеры - люди, которые имеют одновременно цепкие менеджерские качества и понимание стиля. Которые умеют просчитывать возможности успеха той или иной коллекции. Они смотрят на подиум и понимают: ага, вот этой юбки мне нужно двести штук, а этой - пять. Это то, с чего надо начинать всем - искать такого человека, который имеет образование менеджера. Сейчас все зашевелились - учебные заведения, модные дома... У нас же этих байеров нет. В Москве появились, у нас пока нет.

- Наши молодые дизайнеры технически готовы будут выполнить большие заказы? Это ж нужна армия закройщиков... Часто слышишь: мол, красиво воротничок загнуть они все умеют, а вот на поток свои дизайнерские фантазии поставить...

- Технически они просто отнесут этот заказ на фабрики, на тот же FOSP, "Первомайскую Зарю" и разместят его там. Это не самая сложная проблема. Проблема в том, чтобы иметь возможность отследить все стадии производства.

- А вы никогда не вмешиваетесь в дизайн, не пытаетесь как-то скорректировать его с учетом своих представлений о том, какой должна быть мода сегодня?

- Никогда. Зачем? Это не мое дело.

- Даже соблазна не возникает?

- Никогда.

- Что вам не нравится в современной моде?

- Что не нравится? Знаете, есть такое направление - порно-шик. Вот оно мне не нравится, меня не вдохновляет торчащее из-под одежды белье вызывающего цвета.

- Так вам просто не нравится пошлость.

- Да. Пошлость не может нравиться. Иногда это даже бывает очень, знаете ли, "секси", но только не в массовом варианте - этим надо пользоваться с большой осторожностью.

Я, кстати, не очень люблю вещи, в которых много ручного труда: на мой взгляд, вещь получается слишком ремесленная. И дело даже не в том, что она не носибельная, просто слишком затратная, некоммерческая. А я все-таки отношусь к моде как к бизнесу. Можно расшить платье янтарем, но не придумать новой конструкции. Ну и что? Это будет просто ткань в форме платья, расшитая янтарем, не более того.

Еще, знаете, что меня страшно расстраивает в модном процессе с точки зрения бизнеса? По существующим правилам, на весенних показах прет-а-порте показывают коллекции осень-зима следующего сезона. Так происходит во всем мире, кроме нас. Наши дизайнеры на предстоящей неделе "Дефиле на Неве" будут показывать в основном летние коллекции, потому что, как я уже говорила, они ориентированы на частного клиента, обеспокоенного сейчас мыслью, что бы купить новенького на лето. За это мы получаем критику прессы, нас критикуют москвичи, и надо сказать, совершенно справедливо.

- Почему наши дизайнеры не создают межпрофессиональную организацию?

- Не могут договориться. Хотя пора бы уже.

- Я вам сейчас задам ужасный вопрос, который в наши дни задавать неприлично: вы столько лет работаете с петербургскими дизайнерами, знаете их всех досконально, да и вообще в моде разбираетесь отлично...

- Понятно, хотите спросить, существует ли петербургский стиль? Обычно я говорю "нет". Но когда я говорю, что его нет, сама себя немножко обманываю. Меня как-то пригласили на телевизионное ток-шоу и задали вопрос: "Что такое петербургский стиль?" Я говорю: "Его нет". А мы все сидим в черном, белом и сером, одетые в одной гамме. Тогда что это, если не стиль? То есть на улице и на показах его вроде бы нет, но в определенном сообществе...

Знаете, это очень четко было видно на показах в Москве. Шли дефиле московских дизайнеров, такой вполне китч, и вдруг - показ четырех наших петербургских... Они отличались необыкновенно! Четыре разных дизайнера, но одинаково выстроенные коллекции, лаконизм, интеллигентность и даже подбор музыки и манекенщиц. Это, пожалуй, определяющие слова - лаконизм и интеллигентность. И мне очень хочется, чтобы они оставались в нашем модном лексиконе всегда.


«Эксперт Северо-Запад» №12 (217)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама