Все перемелется?

Москва, 14.11.2005
«Эксперт Северо-Запад» №43 (248)
Становясь участниками внешнеэкономической деятельности, крупные игроки рынка мобильных телефонов сделали ставку на эффективность борьбы государства с "серым" импортом

В конце октября 2005 года петербургская компания "Ультра Стар", владелец салонов связи "Ультра", объявила о начале самостоятельной внешнеэкономической деятельности (ВЭД), что означает переход ритейлера к прямому импорту мобильных телефонов. Двумя месяцами ранее карточку участника ВЭД получила DIXIS, а в конце сентября к самостоятельному импорту мобильных телефонов приступила "Евросеть" (до сих пор все крупные сети получали телефоны для своих магазинов через импортеров-посредников). Об аналогичных планах заявляют и другие игроки сотовой розницы.

Переход крупных дилеров к новым правилам игры стал ответом на акции правоохранительных органов по борьбе с нелегальным импортом телефонов и должен означать, что ритейлеры постепенно отказываются от "серых" поставок. Действительно, определенные условия для легализации сотового рынка созданы, но говорить о полной победе над контрабандой рано.

Провокация государства

Напомним, что перемены в торговле мобильными телефонами спровоцированы августовскими рейдами правоохранительных органов по складам крупных дилеров (см. "Мобильный пузырь" Эксперт С-З 34 от 12 сентября 2005 года). В ходе спецопераций были арестованы большие партии контрабандного товара на общую сумму свыше 10 млн долларов.

Разумеется, сами по себе действия милиционеров не могли оказать существенного влияния на рынок, поскольку количество изъятого оборудования несопоставимо с объемами продаж крупных игроков. Однако после проведения спецопераций многие участники рынка сотовой розницы посчитали опасным использовать прежние каналы поставок, в результате чего возник серьезный дефицит телефонов. Таким образом, августовские события продемонстрировали тотальную зависимость "мобильного" рынка от нелегальных схем ввоза. Об этом красноречиво свидетельствуют и данные таможни: из 25 млн сотовых телефонов, проданных в России в 2004 году, официально было ввезено лишь 2,9 млн.

Впрочем, в уголовном деле, возбужденном по факту контрабанды, настоящие фигуранты до сих пор не обозначены, поскольку незаконным импортом мобильных телефонов занимались подставные фирмы-однодневки, формально не связанные с игроками розничного рынка. Однако, как заметил старший аналитик исследовательской компании Mobile Research Group Эльдар Муртазин, "все импортеры-однодневки так или иначе принадлежали официальным дистрибуторам, хотя доказать это практически невозможно".

Жить по-новому

Возникший в результате действий государства дефицит заставил игроков рынка сотовой розницы задуматься об организации новых каналов ввоза. Решением проблемы стал упомянутый выше переход розничных компаний к прямому импорту оборудования: крупные игроки один за другим начали получать карточки участников ВЭД.

Процесс примирения дилеров с государством и покупателями, доверие которых к продавцам заметно снизилось (никому не нужен товар смутного происхождения), получил соответствующее PR-оформление. В пресс-релизах некоторых компаний даже говорилось, что статус участника ВЭД позволит им снизить входные цены на телефоны и тем самым получить заметное преимущество перед конкурентами.

Однако если указанные заявления справедливы, то непонятно, почему никто из игроков "мобильной" розницы раньше не воспользовался прямым импортом в качестве инструмента конкурентной борьбы? Ответ на этот вопрос дает руководитель отдела по связям с общественностью ГК DIXIS Татьяна Москалева. "При условии доминирования "серых" схем прямой импорт не снижает входной цены на оборудование, а, наоборот, повышает ее, - говорит Москалева. - Существовавшая до кризиса структура рынка была такой, что самостоятельный ввоз оборудования сделал бы компанию неконкурентоспособной".

Рискуют все

Будут ли дилеры, имеющие статус участника ВЭД, конкурентоспособны в новых условиях? Несомненно, самостоятельный ввоз оборудования дает ритейлеру определенные экономические выгоды. "Основным преимуществом прямого импорта является сокращение времени доставки товара к месту продажи", - объясняет Ирина Хабчик, пресс-секретарь компании "Евросеть" на Северо-Западе. Заметим, что на сотовом рынке скорость доставки новых моделей в магазины - ключевой фактор.

Безусловно, не менее важна цена. Благодаря прямому импорту дилерам удалось ликвидировать дефицит телефонов и добиться некоторого снижения розничных цен. Таким образом, в новых условиях участие в ВЭД дает определенный эффект, вопрос только в том, насколько долговременным окажется процесс легализации рынка. Операторы, переходящие на прямой импорт, могут быть конкурентоспособны, в том числе по ценам, по отношению к другим игрокам, работающим "по-белому" без участия в ВЭД. Но они, конечно, не смогут соперничать с теми, кто по-прежнему использует "серые" схемы. Пока доля "серого" импорта в общем объеме реализуемых в стране телефонов достаточно велика. По мнению Эльдара Муртазина, она даже увеличилась. "Просто компании стали давать больше взяток", - уверен Муртазин.

Можно констатировать: став участниками ВЭД, крупные игроки сделали ставку на эффективность борьбы государства против "серого" импорта. Отказ от посредников делает применение нелегальных схем весьма рискованным делом: уйти от ответственности дилеру становится гораздо сложнее. Но, как считает Дмитрий Карманов, директор по маркетингу сети "Ультра", "если "серые" каналы ввоза восстановятся и рынок вернется к "стабильному", докризисному состоянию, компании, продающие "белые" телефоны, окажутся в невыгодных условиях". Нетрудно догадаться, что в таком случае участники рынка, включая крупных дилеров, вернутся к прежним правилам игры.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама