ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Дополнительное напряжение

2006

Только параллельное развитие двух энергетик большой и малой обеспечит высокую эффективность энергосистемы России

Как отмечают эксперты, последние пять лет рынок энергетического оборудования малой мощности России растет на 10-20% в год. Принято считать, что малая энергетика (МЭ) в части традиционного топлива включает в себя теплоэлектростанции мощностью до 50 МВт. Основные потребители этого оборудования жилищно-коммунальное хозяйство (ЖКХ) и промышленность. МЭ незаменима для новых небольших производств в зоне дефицита энергии, а также домостроении.

В зависимости от системы энергоснабжения территорий РФ (централизованная или децентрализованная) влияние МЭ на потребителей различно. Централизованная система электроснабжения (ЦСЭ), охватывающая европейскую часть РФ, Урал и Западную Сибирь, представляет замкнутую цепь из многочисленных крупных ГЭС, ТЭЦ, ГРЭС и потребителей (вся основная промышленность, ЖКХ). Это территория с крайне низкой долей локальных установок. Напротив, на Крайнем Севере и в отдаленных районах, куда не доставить электроэнергию по внешним сетям, население и добывающая промышленность снабжаются энергией исключительно за счет автономных источников.

Несмотря на разный процент проникновения, общий уровень развития МЭ сегодня крайне низок ее доля в общей выработке электричества в РФ колеблется в районе 1% (к примеру, Германия планирует довести долю МЭ в объеме производства электроэнергии до 5-7% к 2010 году). Развитие МЭ тормозит масса проблем административного и правого характера, решение которых не превратит ее в серьезную альтернативу большой энергетике (БЭ), но сделает бизнесом, привлекательным для большого числа инвесторов.

Плюс на минус

Основное преимущество МЭ в том, что она находится рядом с потребителем энергии, а значит, нет потерь, связанных с ее транспортировкой, которые в тарифе БЭ могут составлять существенную часть. Маломощный локальный объект строится значительно быстрее, чем крупная ГЭС или ТЭЦ. Именно эти факторы на фоне серьезного износа основных фондов РАО "ЕЭС России" и плачевного состояния систем отопления ЖКХ (срочной модернизации требуют 70 тыс. котельных) увеличивают привлекательность МЭ. Автономные источники сегодня позволяют повысить надежность энергоснабжения на случай аварий, удешевить потребляемую энергию, сократить затраты на топливо.

Оборудование для МЭ имеет недостатки. Удельная стоимость строительства более высокая (до 1,5 тыс. долларов за кВт) по сравнению с блоками большей мощности. "Сложно обеспечить полную и равномерную загрузку своего источника. А это сильно влияет на окупаемость и эффективность, говорит генеральный директор Группы компаний А.Д.Д. Владислав Норкин. Только при загруженности более чем на 75% в течение всего года он способен вырабатывать энергию, по себестоимости ниже, чем в большой энергетике". На практике загруженность не превышает 25-50%, а значит, если нет возможности продавать излишки электроэнергии (неважно, в сеть или сторонним локальным потребителям), МЭ теряет конкурентное преимущество перед БЭ.

"Установка электрогенерирующего оборудования предприятиями (особенно в ЖКХ) традиционно связана с большими трудностями по согласованию условий подключения к электросетям и тепловым сетям, получения дополнительных квот на газ, разрешений гостехнадзора, санэпидстанции, пожарной инспекции", делится начальник управления малой и промышленной энергетики дирекции по сбыту ОАО "Силовые машины" Виктор Шумихин. В условиях, когда законодательство никак не регулирует параллельную работу двух энергетик, согласования представляют труднопроходимую преграду.

В загоне

Равноправные условия с БЭ при продаже электроэнергии хотят получить независимые производители. По их мнению, дискриминационный доступ к сетям и невозможность свободно продавать свою продукцию те узлы, которые необходимо развязать в первую очередь. Эксперты отмечают, что если АО-энерго допускают в сеть независимых производителей электричества, то это, как правило, происходит под давлением местных губернаторов, заинтересованных в развитии территорий. Как сообщили в ОАО "ТГК-1", в Санкт-Петербурге и Ленобласти независимые блокстанции совокупной мощностью 244 МВт работают в единой электросети. Для сравнения: установленная мощность дореформенного АО "Ленэнерго" на этой территории составляла 6000 МВт.

Федеральный закон "Об энергетике" разделил электроэнергетику на конкурентный и монопольный бизнес. К первому относится производство энергии, ко второму ее транспортировка. "С точки зрения закона, любой производитель электроэнергии может подключаться к единой электросети, говорит технический директор, первый заместитель генерального директора ОАО МРСК Северо-Запад Александр Кухмай. Для включения в сеть надо выполнить технические условия и заплатить за подключение". Вроде все просто, однако выполнение техусловий (сетевики могут предложить протянуть новые линии электропередач, расширить подстанцию и т.д.) нередко требует затрат, которые превращают альтернативный источник в заведомо убыточный либо увеличивают срок окупаемости инвестиций.

Владислав Норкин видит основную техническую проблему для МЭ при подключении к "большой сети" в устойчивости функционирования обеих систем при авариях: "Эти процессы не моделировались, соответственно, нет проверенного технического решения для безаварийной работы большой и малой энергетики. Ранее за это отвечали институты инжинирингового центра РАО, теперь на моделирование не выделяют деньги".

Торговля в убыток

Пока в электроэнергетике отсутствует практика прямых договоров между производителем энергии и конечным покупателем. Для оператора частной электростанции, желающего поставлять электроэнергию в единую сеть, это означает, что перепродавец будет закупать у него электричество по цене ниже, чем рыночная. Экономическая привлекательность проекта при таких условиях резко снижается. Выход на оптовый рынок не решает проблемы. "На ФОРЭМе (Федеральный оптовый рынок энергии и мощности) электроэнергию покупают в среднем по 50-60 копеек за кВт, перепродают по 1-1,2 рубля, говорит заместитель директора по перспективному развитию ОАО Малая энергетика Виталий Пейсахович. Средняя себестоимость производства электроэнергии в МЭ составляет 70 копеек за кВт. Так что ни о какой прибыли от торговли речи не идет".

Что касается свободной торговли, то наиболее привлекательным для МЭ станет розничный рынок электрической энергии (РРЭЭ). Правила работы на нем только вырабатываются. После неоднократных переносов их принятие намечено на 1 апреля 2006 года. Согласно проекту правил РРЭЭ, производитель, не торгующий на оптовом рынке, будет иметь право заключить прямой договор купли-продажи электроэнергии с перепродавцом. На переходный период договорной объем энергии покупается по установленному тарифу. Электроэнергию сверх договорных объемов можно продать на торгах розничного рынка по конкурентным ценам. Пока РАО не собирается отказываться от услуг перепродавца (в развитых странах это промежуточное звено отсутствует), который снижает эффективность бизнеса производителя энергии и повышает затраты потребителя.

Часто, не имея возможности продавать продукцию в сеть, операторы малых электростанций пытаются самостоятельно найти локальных потребителей, но и здесь их поджидают сложности. "В последнее время наметилась тенденция создания небольших частных электростанций, продающих энергию одному-двум потребителям. Это позволяет им организовать электроснабжение без рисков, связанных с собственной электростанцией, а оператору станции получать дополнительный доход, рассказывает директор департамента маркетинга ОАО Звезда-Энергетика Сергей Щербаков. Но в этом случае продажа электроэнергии и тепла подпадает под государственное тарифное регулирование". В данной ситуации рассчитывать на приемлемые тарифы (их устанавливают региональные энергетические комиссии РЭК) можно, если в развитии проекта заинтересована власть.

Исключить влияние перепродавцов и РЭК можно внесением изменений в закон о госрегулировании тарифов, позволяющих частным электростанциям продавать энергию коммерческим контрагентам на основании двусторонних договоров по договорным ценам.

Монополист 2

Еще одной проблемой МЭ являются ограничения, связанные с подключением к газу. Каждое предприятие, дабы обеспечить свою работу (в Петербурге практически вся промышленность и ЖКХ работает на газе), ежегодно договаривается с газовиками об объемах поставки, так называемых лимитах газа. Учитывая низкую энергоэффективность отечественной промышленности и ЖКХ, лимит газа практически единственный фактор, сдерживающий его бесконтрольное потребление. Особенно остро вопрос получения квот стоит в дефицитных регионах (например, в Петербурге и Ленобласти, где дефицит газа порядка 2,5 млрд кубометров в год).

По словам Пейсаховича, "выбивать" лимитный газ приходится только для новых генерирующих объектов. "Модернизация существующей котельной с установкой на выходе из котла паровой турбины или газовой турбины и газопоршневой электростанции на входе не ведет к перерасходу газа, говорит Пейсахович. Другое дело новое строительство. Если газораспределительная сеть не развита или возникает недостаток газа, свободно подключиться не удастся". По мнению Сергея Щербакова, взаимоотношения с газовиками можно сделать более прозрачными, если ввести критерии оценки технической возможности на подключение к газовой сети, аналогичные критериям доступа к электросетям.

МЭ сегодня развивается вопреки безразличию власти и противодействию БЭ. У государства пока другие приоритеты, прежде всего связанные с реформой в большой системе. В обозримом будущем ЦЭС сохранит роль основного источника электроэнергии, однако МЭ будет все эффективнее ее дополнять. Очевидно, что только параллельное существование двух энергетик обеспечит наибольшую эффективность развития энергосистемы страны.

Санкт-Петербург

«Эксперт Северо-Запад» №6 (259)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама