ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Северный мир

2006

Основная масса шведских инвестиций на Северо-Западе сосредоточена в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Однако инвесторы из Швеции уже готовятся к тому, чтобы двинуться в более отдаленные регионы

Сегодня в России работает около 300 шведских компаний, не менее 100 из них имеют представительства и подразделения в регионах Северо-Западного федерального округа. Но для многих предприятий это присутствие в России довольно долго было формальным: они не задумывались ни над инвестиционными программами, ни над проектами долгосрочного сотрудничества. Россия была лишь одним из множества рынков сбыта, отнюдь не самым важным. По данным Шведского торгового совета, даже в 2005 году среди внешнеэкономических партнеров Швеции Россия занимала далеко не самое почетное 16-е место.

Однако Северо-Запад России и его экономический центр, Санкт-Петербург, – естественная точка притяжения для шведского бизнеса, который активно ищет резервы роста за пределами страны. Шведские компании медленно, но верно начали инвестировать в развитие бизнесов в регионах СЗФО. Пока основным объектом этих инвестиций выступает промышленность Петербурга и Ленинградской области, но вполне вероятно, что шведские компании рассматривают Северную столицу как форпост своей экспансии на Северо-Западе.

Как все начиналось

Вначале привлекательность регионов СЗФО для шведского бизнеса была обусловлена обширными запасами природных ресурсов (прежде всего – леса), которые обеспечивали для шведской промышленности новые источники роста. Закупки российского леса в середине 1990-х велись почти во всех регионах Северо-Запада, объем импорта лесоматериалов в Швецию, например, в 1995-1999 годах вырос почти в два раза – с 1,7 до 3,2 млн кубометров.

Систематической и целенаправленной активности в других отраслях шведские бизнесмены почти не проявляли. Они работали в Санкт-Петербурге и Ленинградской области уже в начале 1990-х, но, как говорит первый секретарь по коммерческим вопросам Шведского торгового совета в России Пер Йоханссон, эти предприниматели ориентировались в основном на торговлю и страдали от недостатка стратегического мышления. «Они продавали все, что можно было продать, но за этим не было никакой стратегии». Дефолт 1998 года сыграл роль метлы: такие компании в большинстве своем покинули российский рынок.

К тому моменту лесопромышленники уже почувствовали необходимость обеспечить контроль за процессом заготовки леса. Пользуясь отрывочными и неточными данными российских поставщиков леса, они во многих случаях были не в состоянии отследить источники происхождения древесины. Это ставило под вопрос возможность планирования закупок; логичный выход из этой ситуации – выстроить свое производство, которое позволяло бы контролировать весь процесс поставок.

Началось все с инвестиций в бизнес уже действующих предприятий. Одним из пионеров в этой области стала Lemo Agency, в 1993 году участвовавшая в создании СП «Группа ЛЕМО». В состав СП вошло более двух десятков предприятий по заготовке и экспорту леса. Позднее шведская SCA Group приобрела в Ленобласти Светогорскую фабрику по производству гигиенической бумаги и фабрику «Комсомолец» по производству гофрокартона. Приобретение российских активов не всегда заканчивалось успешно, в этом смысле показателен пример с Сегежским ЦБК. Контрольный пакет акций комбината в 1997 году был выкуплен дочерним предприятием шведского концерна AssiDoman Packaging. Однако новый акционер не обеспечил запланированных вложений (около 100 млн долларов), что повлекло признание предприятия банкротом и его переход под контроль властей Карелии.

В начале 2000-х интерес к российским активам стали проявлять не только инвесторы шведского ЛПК. Телекоммуникационная компания Telia в 2000 году вошла в состав акционеров петербургского холдинга «Телекоминвест», а в 2002-м стала также акционером созданного холдингом оператора «МегаФон». В 2001 году холдинг Tele2 приобрел компанию Fora Telecom, владевшую 12 российскими сотовыми операторами (в их числе «Санкт-Петербург Телеком»). В 2002 году строительная корпорация Skanska купила контрольный пакет акций девелопера «Петербургстрой», который сейчас работает под ее брендом.

Новое мышление

Кризис 1998 года произвел оздоровляющее действие на шведские инвестиции в экономику Северо-Запада: успеха стали добиваться те бизнесмены, которые предлагали продуманные и четко спланированные инвестиционные проекты. По словам Пера Йоханссона, шведские предприниматели увидели в регионах СЗФО опору для дальнейшего развития, причем не только за счет расширения производства, но и за счет снижения издержек. Поэтому они занялись строительством собственных предприятий, сборочных цехов и сервисных центров.

Особенно наглядно эта тенденция проявилась в лесной промышленности, где политика снижения издержек диктовала необходимость размещать деревообрабатывающее производство ближе к местам лесозаготовки. Именно в сферу ЛПК были направлены первые шведские инвестиции в создание производственных мощностей. В 1998 году AssiDoman построила в Ленинградской области фабрику по производству гофрокартона, вложив около 25 млн долларов. В 2005 году началось строительство второй очереди стоимостью 16 млн долларов (с 2001 года фабрика перешла к голландской Kappa Packaging). В 2002 году концерн «ЛЕМО» построил в Ленобласти лесопильный завод, а также начал строительство лесопилок в других регионах Северо-Запада.

В том же 2002 году Swedwood International, дочернее предприятие IKEA Group, открыло деревообрабатывающий завод в Тихвинском районе Ленинградской области. С 2003 года была запущена вторая очередь – производство мебельных щитов и компонентов. Весной 2006 года должна быть введена в эксплуатацию третья очередь – фабрика по сборке мебели из клееного массива. Общий объем инвестиций в проект оценивается в 50 млн евро. Следующим инвестиционным проектом Swedwood в России стало строительство лесопильного завода в Карелии стоимостью около 35 млн евро. Завод планируется открыть весной 2006 года, а в дальнейшем Swedwood намерена построить в республике мебельную фабрику, действуя по уже апробированной модели.

Вслед за лесопромышленниками на Северо-Запад пришли другие шведские инвесторы. В 2002 году компания Scania ввела в строй автобусный завод «Скания-Питер», первоначальные инвестиции в который составили 7,5 млн долларов. В 2005 году начал работу в Петербурге завод Electrolux по сборке стиральных машин Zanussi; стоимость строительства – около 10 млн евро. В сентябре 2005 года в Петербурге открылся первый в России технический центр Volvo Trucks, объем инвестиций в который оценивается в 11 млн евро.

Бурный рост потребительских рынков и спроса на товары массового потребления привлек в Петербург и другие регионы Северо-Запада многих иностранных ритейлеров. Правда, из крупных шведских игроков в СЗФО пока появилась только IKEA. Гипермаркет «IKEA-Дыбенко» под Петербургом открылся в декабре 2003 года. Формально магазин находится на территории Ленинградской области, однако подавляющее большинство покупателей – петербуржцы. По первоначальным планам компании, гипермаркет должен был работать на территории Санкт-Петербурга, но договориться с городской администрацией пока не удалось. Следующие проекты – магазин «IKEA-Парнас» и торговые комплексы «МЕГА-Парнас» и «МЕГА-Дыбенко» – откроются осенью 2006 года вновь на территории области, но в непосредственной близости к границе города. Общий объем инвестиций в эти проекты составит 500 млн евро.

Преимущества инфраструктуры

Санкт-Петербург не случайно становится центром инвестиционной активности многих шведских компаний. С одной стороны, усилия городской администрации по повышению инвестиционной привлекательности региона не проходят даром. С другой стороны, преимущество Петербурга объективно: интерес к городу обусловлен его удачным расположением с точки зрения логистики и транспортных коммуникаций, говорит генеральный директор «Скания-Питер» Гарри Суоминен. «Северо-Запад и в культурном смысле нам ближе, чем остальные регионы России. Кроме того, здесь складывается автомобильный кластер, а значит, больше шансов найти хороших поставщиков. Наконец, в городе много квалифицированных специалистов, довольно высока трудовая дисциплина», – считает Суоминен.

«Мы выбрали Петербург по целому ряду причин: из-за неплохой инфраструктуры, качества B2B-сервисов, доступа к квалифицированной рабочей силе, – отмечает директор завода Electrolux в Петербурге Николас Дэвид. – И, разумеется, Северо-Запад – очень перспективный рынок сбыта». Сходный мотив – у Volvo. Как заявил управляющий директор «Вольво Восток» Ларс Корнелиуссон, открытие технического центра в Петербурге связано с тем, что на Северо-Западный регион приходится около 50% российских продаж компании.

Пока что основные шведские инвестиции в экономику СЗФО сконцентрированы в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, которые конкурируют между собой за привлечение шведских денег. Преимущества близости к крупному городу администрация области ощутила после открытия магазина «IKEA-Дыбенко» и анонса следующих проектов IKEA, и сегодня она активно борется за привлечение других инвесторов. Не получила пока окончательного разрешения интрига со строительством нового завода Electrolux, ожидаемые инвестиции в который составят 60-80 млн евро (он должен быть запущен в эксплуатацию в 2008 году). О близкой победе заявляли и городские, и областные власти, но, как сообщил Николас Дэвид, компания все еще не приняла решения о размещении нового производства.

Похожая ситуация складывается вокруг «Скания-Питер». В прессе уже не раз сообщалось, что компания планирует в 2006 году разместить на производственной площадке в Ломоносовском районе Ленобласти новый автобусный завод, производство по сборке грузовиков и сервисный центр. Однако, по словам Гарри Суоминена, хотя расширение производства автобусов действительно планируется, а сервисный центр рано или поздно будет построен, от варианта в Ломоносовском районе компания пока отказалась: «Мы ищем подходящее место как в городе, так и в области, и к нам поступило уже довольно много интересных предложений».

Вопрос о выходе за пределы Петербурга и Ленинградской области остается открытым. Некоторые компании, например «Скания», изначально ориентируются именно на эти регионы. Другие же допускают, что в будущем смогут расширить географию своего бизнеса. Николас Дэвид говорит, что выход Electrolux на «большой» Северо-Запад вполне возможен и компания не ставит перед собой жестких ограничений по размещению производств. По словам представителя Volvo в Петербурге Юрия Смирнова, в настоящее время концерн не планирует собственных инвестиций в развитие сервисной инфраструктуры на Северо-Западе: «Однако у нас есть местные партнеры, с которыми мы обсуждаем сотрудничество в этой области». Нам не удалось ничего выяснить о дальнейших планах IKEA и Tele2 на Северо-Западе, но, судя по активности этих игроков в российских регионах, логично предположить, что экспансия в СЗФО все же готовится.

Борьба за порядок

Перед шведскими компаниями, выходящими на российский рынок, возникает немало трудностей. Однако, как правило, их удается преодолеть – иногда за счет опыта, накопленного на других развивающихся рынках, иногда за счет умения ждать или просто вследствие упорства и установки на результат.

Среди таких проблем нередко называют нечеткость законодательства, бюрократические барьеры и затянутые процедуры принятия решений в региональных администрациях. Часто для окончательного решения вопроса требуется проявление пресловутой политической воли со стороны высших должностных лиц. Одни шведские инвесторы предпочитают ждать, так как они могут себе это позволить, другие, как IKEA, ищут обходные пути.

Административный аспект имеет и другая проблема – неготовность инфраструктуры. По мнению Николаса Дэвида, на Северо-Западе дорожное хозяйство и коммунальные сети организованы лучше, чем во многих других регионах страны, но все же осложняют производственный процесс. Поэтому некоторые компании берут инженерное обустройство части территории на себя. Например, около своего торгового центра на Дыбенко IKEA построила автомобильную развязку стоимостью 8 млн долларов, в проекте – увеличение ее пропускной мощности и постройка второго путепровода после начала строительства жилого микрорайона Кудрово.

С точки зрения бизнеса, один из самых серьезных вопросов – поиск российских поставщиков, способных стать надежными партнерами. Использование продукции местных фирм существенно снижает издержки, но к ним предъявляются особые требования как по качеству производства, так и с точки зрения логистики. Например, условие для сотрудничества с заводом «Скания-Питер» – наличие системы менеджмента качества, системы охраны труда, системы безопасности. По ряду комплектующих необходимо провести испытания в одной из стран Евросоюза на соответствие требованиям ЕС по качеству продукции. Программа одобрения поставщика включает несколько этапов, но и для тех, кто уже стал партнером, вводится стопроцентный входной контроль. «Доля местных поставщиков сейчас – около 30%, и я предполагаю, что в ближайшее время она сохранится на этом уровне, – говорит Гарри Суоминен. – Сначала мы искали тех, кто может изготовлять простые пластиковые детали, теперь же работаем в направлении электроники, и это займет более продолжительное время». На петербургском заводе Electrolux уровень локализации сегодня составляет около 20%, но руководство предприятия надеется довести эту величину до 40-50% в ближайшие два года. Николас Дэвид отмечает, что многие российские поставщики смогли хорошо организовать производство, но имеют мало опыта в области серийного производства: они часто не готовы взять на себя всю ответственность, связанную с поставками, включая организацию логистических схем.

Как и российские предприятия, шведские компании сталкиваются с необходимостью поиска квалифицированной рабочей силы. Однако опрошенные нами менеджеры говорят, что готовы предложить конкурентоспособные зарплаты и поэтому острого недостатка в грамотных кадрах не испытывают. Хотя оплата труда российских специалистов постоянно растет, шведам пока удается справляться с кадровым дефицитом. Как отмечает Пер Йоханссон, после вступления стран Балтии в ЕС зарплаты там резко выросли, что повысило привлекательность рабочей силы в регионах СЗФО.

Уровень образования российских специалистов вполне устраивает шведского работодателя, проблема обычно в недостатке опыта. С этим справляются традиционными методами, внедряя систему внутрикорпоративного обучения. Electrolux практикует, например, стажировки в Италии, «Скания» – различные локальные и международные программы по повышению квалификации. «Мы работаем в разных странах, и наши отделения находятся на разных этапах развития. Это дает возможность гибко настроить систему обучения», – добавляет Гарри Суоминен.

Очевидно, что когда шведские компании начнут работу в менее развитых регионах Северо-Запада, все эти проблемы обострятся. Например, Swedwood, строящая лесопильный завод в Карелии, столкнулась с острой нехваткой квалифицированного персонала. Компания запланировала большую образовательную программу для будущих работников предприятия – около 400 жителей республики пройдут дополнительное обучение. Без масштабной переподготовки специалистов, разумеется, не обойтись, однако еще больше потребуется сделать в плане инфраструктуры и логистики. Впрочем, вряд ли стоит сомневаться, что шведский бизнес будет готов пойти на такие расходы. Вопрос лишь в том, когда это случится.

Санкт-Петербург

«Эксперт Северо-Запад» №10 (263)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама