Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Инструмент системной филантропии

2006

Механизм эндаумента, положенный в основу законопроекта о целевом капитале, заработает, если вузы, учреждения культуры и благотворительные организации научатся говорить на языке бизнеса

Одной из актуальных тем общественных дискуссий в октябре стал законопроект Министерства экономического развития и торговли (МЭРТ) «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций». Документ вводит в российское законодательство механизм эндаументов – специальных фондов, средства которых не расходуются на текущую деятельность, а инвестируются и дают организации регулярный доход. Законопроект МЭРТ обсуждался на встрече первого вице-премьера Дмитрия Медведева с общественностью и предпринимателями 11 октября. В конце месяца закон уже был внесен на рассмотрение Государственной думы, по нему состоялись слушания в Общественной палате РФ.

Для Санкт-Петербурга законопроект о целевом капитале имеет особенное значение: в городе сосредоточены многие ведущие университеты, музеи и театры страны. Именно на них рассчитан проект МЭРТ, именно они станут основными благополучателями в случае его принятия Госдумой. В Петербурге уже разработаны два проекта эндаументов: свои фонды целевого капитала планируют сформировать Европейский университет в Санкт-Петербурге (ЕУСПб) и Высшая школа менеджмента, создаваемая на основе факультета менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ). Вопрос о создании эндаумента рассматривается в Государственном Эрмитаже, в Большом драматическом театре и других учреждениях культуры. Предложенный МЭРТ законопроект, безусловно, откроет для некоммерческого сектора новые перспективы развития. Однако перспективы эти небезоблачны.

Инвестиции в будущее

Механизм эндаументов во всем мире решает задачи долгосрочного финансирования некоммерческих организаций (НКО). Основной капитал эндаумента вложен в ценные бумаги, недвижимость или другие активы и остается в неприкосновенности. Это гарантирует регулярный доход, а значит, и определенную финансовую устойчивость даже при сокращении других поступлений. Практически все крупные университеты, музеи, благотворительные фонды, многие медицинские и культурные организации на Западе имеют эндаументы, дающие до 10-50% годового дохода. Эти фонды не нацелены на то, чтобы полностью закрыть все материальные потребности; главное, что даже в сложной ситуации они позволяют финансировать критически важные направления деятельности. Например, как говорит заместитель декана факультета менеджмента СПбГУ Игорь Баранов, в университетах и бизнес-школах за счет эндаумента обычно финансируются зарплаты ведущим профессорам, стипендиальные программы, научные исследования.

Строго говоря, создать эндаумент можно и на условиях нынешнего законодательства. К примеру, в ЕУСПб разработали проект фонда, который мог бы аккумулировать благотворительные пожертвования в адрес университета и вкладывать средства в ПИФы. Однако сами разработчики признают, что при сегодняшнем налоговом режиме эндаумент не очень эффективен, ибо предполагает как минимум двойное налогообложение. Вначале благотворитель жертвует средства из чистой прибыли и платит с них налоги, затем уже НКО должна платить налоги на доход от инвестиций. Более того, согласно одной из интерпретаций действующего Налогового кодекса РФ, налог на прибыль следует взимать и с самой НКО, получившей пожертвования: ведь эти средства направляются не на уставную деятельность, а на извлечение дополнительного дохода. Толкование это спорно, и даже в Минфине однажды поставили его под сомнение, тем не менее сама возможность крупных налоговых претензий подрывает финансовую эффективность эндаумента.

Предложенный МЭРТ пакет документов (закон о целевом капитале и проект изменений в НК РФ) разрешает две из перечисленных проблем. Вводится понятие «целевой капитал»: это часть имущества НКО, сформированная за счет пожертвований и используемая для получения дохода. Главная налоговая новация состоит в том, что НКО освобождается от уплаты налога с тех доходов, которые она получит от эндаумента. Разрешен и спорный вопрос о том, должна ли НКО платить налог на пожертвования в целевой капитал: эти взносы не облагаются налогом. Таким образом, для некоммерческих организаций предложен максимально благоприятный налоговый режим. Правда, Дмитрий Медведев заметил на встрече 11 октября: «Сто процентов, что возникнут проблемы с налоговой службой… Этот документ по своей сути настолько новаторский, что предполагает наличие большого количества спорных проблем». Так что воспользоваться налоговыми изъятиями смогут лишь юридически подкованные НКО.

Посторонним вход воспрещен?

Впрочем, даже создать целевой капитал сможет далеко не каждая организация. Законопроект устанавливает, что этот капитал может использоваться лишь на деятельность в сфере образования, науки, медицины, культуры, искусства, архивного дела и социальной защиты. Эти положения вызвали немало критики. Президент фонда «Политика» Вячеслав Никонов на обсуждении в Общественной палате вообще заявил, что ограничение круга обладателей целевого капитала «вызывает шок»: из нового режима финансирования исключены правозащитники и организации, занимающиеся «общественной дипломатией». Другие комментаторы заметили, что в списке одобренных государством держателей целевого капитала нет экологов, организаций по защите детей, по борьбе с насилием в семье и т.д.

Однако происхождение ограничений совершенно понятно и прозрачно. Речь идет о том, что эндаументы будут поддерживать восстановление и развитие наиболее провальных и болезненных для власти сфер. Судя по всему, на них решено обкатать механизм эндаумента, а вопрос по остальным НКО, явно не попавшим в приоритеты Кремля, будет решен позднее. И не факт, что в их пользу.

Вторая потенциальная проблема – в законопроекте предусмотрен минимальный размер целевого капитала. Если за год организация не смогла собрать 3 млн рублей, капитал должен быть расформирован и потрачен на уставные цели НКО. Эта идея МЭРТ сразу вызвала обвинения в том, что новый закон изначально ориентирован на крупные вузы и музеи. Создать целевой капитал не смогут, например, локальные благотворительные организации, существующие за счет регулярных, но небольших частных пожертвований.

Впрочем, отмечает проректор по развитию ЕУСПб Олег Хархордин, обвинения не вполне справедливы. Минимальный размер целевого капитала – своего рода тест на серьезность: как воспринимают организацию местные предприниматели, сможет ли она доказать им свою важность и полезность? А для вузов, даже небольших, 3 млн рублей – капля в море, учитывая, что ежегодный доход с нее составит максимум 200-300 тыс. рублей. Для примера: ЕУСПб в свой эндаумент намерен собрать за три года 12 млн долларов. Высшая школа менеджмента на ближайшие годы планирует сформировать эндаумент в размере не менее 50 млн долларов.

Другое дело, что очень многие потенциальные благополучатели не готовы к созданию эндаумента с точки зрения организационной и финансовой культуры. Кто-то из бизнесменов на дискуссии 11 октября заметил: теперь вузам, которым мы даем деньги, наконец-то придется навести порядок в своей системе управления. Однако, чтобы реформа управления стала реальной, а не формальной, благотворителям придется постараться и оказать серьезное давление на адресатов финансовой помощи. Саму идею, что бизнесмены будут влиять на управление эндаументом и распределение средств, многие руководители точно воспримут в штыки.

Главное – не льготы, а среда

Тем не менее желающих создать целевой капитал в ближайшее время, судя по всему, будет достаточно. И в основном это активные, современные и четко нацеленные на развитие организации. Проблема в другом: хватит ли благотворителей на этих активистов? Дмитрий Медведев заявил, что «сейчас нет лучшего способа дискредитировать эту идею, как разрешить инвестировать в эндаумент средства из государственного бюджета». Ждать возрождения инвестиций в Россию со стороны иностранных грантодателей не стоит. Понятно, что именно российский бизнес является реальным адресатом законопроекта.

  Фото — Интерпресс
Фото — Интерпресс

Налоговое бремя благотворителей, упомянутое выше, представленные МЭРТ законопроекты не снимают: финансировать эндаументы компании все так же будут из чистой прибыли. Однако президент РСПП Александр Шохин заявил на заседании Общественной палаты, что главное сейчас – запустить закон в действие. Хотя ранее лоббисты РСПП настаивали, что часть средств, перечисляемых в эндаументы, должна исключаться из налоговой базы. «Значение налоговых льгот для становления системной благотворительности сильно преувеличено», – свидетельствует известный исследователь филантропии и системы образования профессор ЕУСПб Даниил Александров. В США более сотни благотворительных фондов были созданы еще до федерального закона о налоговых льготах для благотворителей, и сам этот закон не стал стимулом к резкому росту числа фондов и объема пожертвований (они росли и так).

Главное для предпринимателей – возможность реализовать через механизм эндаумента свои бизнес-интересы. К этому относится и пресловутая социальная ответственность, которая не обязательно должна восприниматься как «дань» государству и его контролирующим органам: корпорации и их топ-менеджеры понимают, что налаживать диалог нужно не только с властями, но и напрямую с обществом. «Бизнес заинтересован в формировании некой экосистемы не под себя, а под общество в целом», – отмечает директор по связям с общественностью и региональными органами власти российского подразделения Intel Евгений Закаблуковский. На Западе уже прижился термин «венчурная филантропия», подразумевающий инвестиции в общественную среду с целью укрепления социальной инфраструктуры и создания саморазвивающихся механизмов решения общественных проблем.

Есть узкопрагматичные интересы, к примеру – крупные компании выделяют регулярные пожертвования отраслевым вузам и факультетам, руководствуясь необходимостью ликвидировать кадровый дефицит. Еще одна группа адресатов корпоративной помощи – местные благотворительные фонды и муниципальные организации, от деятельности которых зависит социальная стабильность в важных для компании городах. Очевидно, что механизм эндаумента в обоих случаях весьма эффективен: средства, вложенные один раз, могут работать неограниченно долгое время.

Исходя из всех этих соображений, предприниматели заинтересованы и в том, чтобы операции эндаумента оставались для них прозрачными, и в том, чтобы благополучатели не потратили весь капитал за месяц (пусть даже не на загородные особняки, а на уставные цели). В этом смысле законопроект МЭРТ бизнесу удобен. Во-первых, предусмотрено, что целевой капитал создается на срок не менее 10 лет и в течение этого времени тратить можно только доходы от инвестирования. Сами же средства обязательно передаются для инвестирования управляющей компании. Во-вторых, целевым капиталом управляет отдельный коллегиальный орган (совет), в котором работников самой НКО не больше трети; две трети членов совета должны быть независимыми. Если благотворитель внес более 10% средств эндаумента, его представитель обязательно включается в совет (правда, организация может в своем уставе модифицировать это положение).

Следует заметить, что эти нормы не так уж удобны получателям средств. И если независимый контроль за средствами эндаумента важен, то влияние бизнесменов на политику расходования доходов должно быть ограничено. Ведь когда у благотворителей нет оснований доверять адресатам помощи, последние вряд ли могут всегда полагаться на разумную политику бизнеса. Впрочем, это уже проблема не столько формальных норм, сколько реальных правил игры между бизнесом и НКО.

В поисках площадки

Нельзя сказать, чтобы законопроект о целевом капитале в нынешнем виде полностью устраивал предпринимателей. Главная претензия состоит в консервативности инвестиционных стратегий, предписанных документом. Как отмечает Игорь Баранов, ограничения на объекты инвестиций целевого капитала сходны с теми, что установлены для пенсионных фондов, то есть минимизируют риск. Но чем ниже риск, тем ниже и доходность, что может отпугнуть многих благотворителей, особенно иностранные компании (на которые Высшая школа менеджмента, например, очень рассчитывает), от вложения средств в российские эндаументы; это вызовет необходимость создания параллельных фондов за рубежом. Нелогичны и некоторые другие ограничения: в частности, закон разрешает вкладывать средства целевого капитала в российские акции и облигации, но не в российские ПИФы; инвестировать в недвижимость можно, но пожертвования в виде недвижимости не принимаются – только денежные вклады.

В целом, однако, крупный бизнес с энтузиазмом поддерживает законопроект МЭРТ. Со средним бизнесом картина иная. 13 октября в Петербурге под эгидой Европейского университета прошел круглый стол «Экономика науки, образования и культуры». Обсуждая, чем эндаументы могут быть интересны предпринимателям, участники мероприятия задумались: как привлечь к этому механизму финансирования небольшие и средние компании? Они работают в условиях жестокой конкуренции и к тому же часто сталкиваются с поборами со стороны местных властей на те же социальные цели; заинтересовать их в создании эндаумента – непростая задача.

Старший партнер Ward Howell International Георгий Абдушелишвили, выступая в дискуссии, заметил, что средний бизнес если и готов поделиться деньгами, то не знает, куда с ними пойти и с кем делиться. Еще более прямо высказался генеральный директор книжной сети «Буквоед» Денис Котов: по его мнению, камень преткновения здесь – не сам законопроект, а способность НКО объяснить бизнесу свои потребности. Нужна постоянная площадка, где предприниматели могут общаться с представителями образования или культуры и вместе обсуждать проблемы их развития. Бизнес должен увидеть, как вложенный капитал повлияет на будущее университета, больницы или театра. «Меня как руководителя компании нужно уже сегодня готовить к тому, что через год-два будет учреждена такая форма сотрудничества, как эндаумент», – резюмировал Котов.

  Фото — Александр Крупнов
Фото — Александр Крупнов

Директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский обратил внимание на то, что крупный бизнес готов выделять значительные пожертвования на науку и культуру, но многие уже сделали выбор и не ищут новые объекты для финансовой помощи. Это еще одна серьезная проблема. Сегодняшний всплеск интереса бизнеса к целевому капиталу во многом связан с образовательными проектами, отчасти – с финансированием благотворительности на местах. Но, создав эндаументы для своих подопечных, крупные компании вполне могут остановиться, и окажется, что желающих инвестировать в целевой капитал в действительности не так много.

Это означает, что инициатива должна перейти на сторону университетов и других НКО. Именно им предстоит заниматься настоящим маркетингом идеи эндаумента, бороться за внимание предпринимателей, а в будущем – и частных лиц. Чтобы закон о целевом капитале заработал, чтобы произошел реальный поворот в финансировании науки, образования или соцзащиты, необходима революция в умах. Бизнес должен увидеть перспективы, которые открывает механизм эндаумента, но для этого НКО надо научиться говорить на языке бизнеса.

Санкт-Петербург

Новые правила игры в сфере благотворительности
«Эксперт Северо-Запад» №41 (295)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама