Суда нет, но есть судьи

Пятый угол
Москва, 18.02.2008
«Эксперт Северо-Запад» №7 (355)
Новому поколению российских судей, возможно, удастся с нашей помощью создать в России цивилизованную судебную систему

Cпешу поделиться неожиданной для меня приятной новостью – оказывается, можно выиграть суд у ГИБДД. Житель цивилизованной страны меня не поймет. «Конечно, – скажет он, – суд для того и существует, чтобы разрешать споры между людьми. А поскольку работники государственных органов тоже люди, они могут ошибаться, и суд на эти ошибки указывает, вынося решение в пользу рядового гражданина». Однако россияне знают, что эта естественная логика в нашей стране работает очень плохо. Доставшаяся нам в наследство советская судебная система призвана не споры разрешать, а служить государству. Недаром по доле обвинительных приговоров (98%) в судах общей юрисдикции мы превосходим любую западную страну. В такой ситуации мой оправдательный приговор приятно удивляет, особенно если учесть некоторые пикантные подробности моего дела.

Я был задержан инспектором ГИБДД за одно из самых тяжких и, соответственно, коррупционно емких нарушений правил дорожного движения (ПДД) – выезд на полосу встречного движения. С августа прошлого года такой проступок карается лишением водительских прав на срок от четырех до шести месяцев. Нарушение я допустил не в силу какой-то особой тупости, невнимательности или легкомыслия, а потому, что меня грубо подставили.

Наш микрорайон в конце проспекта Маршала Блюхера существует, по-моему, лет 35. Так называемая жилая зона (термин ПДД) организована в нем стандартно – от проспекта Блюхера к нашим домам сделан специальный проезд, называемый в народе карманом. В этот карман выходят проезды из дворов и дорожки, проходящие непосредственно вдоль фасадной стороны (с парадными) каждого дома (между карманом и этими дорожками расположены пешеходные тротуары). Никогда никаких ограничений движения по карману не было. Жильцы к этому привыкли и, как водится, ездили «на автомате» – не глядя по сторонам.

За несколько дней до моего инцидента в кармане было введено одностороннее движение. Причем соответствующие знаки были установлены весьма небрежно – заметить их трудно даже «чужому» водителю, не то что местному жителю, привыкшему к двустороннему режиму. К тому же в некоторых местах знаки стояли довольно далеко от непосредственного выезда из двора в карман (в моем случае – настолько далеко, что можно было проехать по дорожке вдоль фасада дома и свернуть, не встретив по дороге ни одного знака). Но все это ничуть не смущало инспекторов ГИБДД, дежуривших в кармане почти каждый день (хотя, возможно, и не с самого первого дня). Судя по опросу соседей, улов гаишников был впечатляющим. Как и общий объем полученных ими взяток, обычно составлявший от 1 до 3 тыс. рублей с каждого пойманного нарушителя (согласившегося платить).

Все соседи, с которыми я разговаривал, убеждены, что мы имеем дело с коррупционным сговором ГИБДД и ГУ «Дирекция по организации дорожного движения», непосредственно устанавливающим дорожные знаки. Об этом свидетельствуют и нарочитая небрежность установки знаков, и охотность, с которой инспекторы соглашались на взятки, и то усердие, невиданное в местах действительной угрозы безопасности движения, с которым машины ГИБДД чуть ли не круглосуточно дежурили в нашем весьма безопасном кармане в первое время после введения одностороннего движения. Ввиду этого обстоятельства (организованного госрэкета) мои соседи были уверены, что я проиграю суд («Судьи наверняка с ними заодно – им „отстегивают“», – уверенно говорили мне). Особенно если учесть нынешнее состояние российской судебной системы, претерпевшей в последние годы губительные перемены.

Методы, которые применяло государство против Гусинского, Березовского, и особенно расправа над Ходорковским и его компанией «ЮКОС», как известно, имели одно побочное следствие – в России была ликвидирована независимая судебная система как «третья власть» в демократической стране. «Мы… позволили коррупции поразить судебную и правоохранительную сферы», – позже в связи с трагедией в Беслане зачем-то признался президент Путин (впрочем, под «мы» он, возможно, имел в виду не свою администрацию, а всех россиян). В результате доверие населения к судам, начавшее было расти с приходом Путина, стало быстро падать, и сейчас, по результатам последнего опроса «Левада Центра», только 17% россиян считают, что отечественный суд вполне заслуживает доверия.

Однако в последнее время наметился своего рода «очистительный процесс» – все больше находится судей, которые не боятся выносить решения в пользу граждан. Наиболее известный из подобных примеров – недавнее решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга по поводу катка на Дворцовой площади (как известно, суд удовлетворил иск группы петербуржцев к КГИОП, администрации города и Россвязьохранкультуре, признав «незаконным бездействие этих органов в части нарушения прав граждан на доступ к объектам культурного наследия»).

Точно не знаю, каких усилий стоило борцам за сохранение культурного наследия Петербурга добиться этого вердикта, но в моем случае мировой судья не потребовала от меня «вставать на уши» – вызывать свидетелей, проводить судебную экспертизу, представлять какие-либо документы и т.п. Я принес фотографии места своего выезда в карман, свидетельствующие об отсутствии знаков на моем пути, и судья даже не потребовала доказательств, что я выезжал именно в этом месте, – она просто мне поверила. Судья только запросила в Дирекции по организации дорожного движения схему установки знаков и, получив ее, попросила меня показать, каким маршрутом я двигался. Я показал, проиллюстрировал сказанное фотографиями, она кивнула, сказала, что ей все ясно и что она решает дело в мою пользу.

В своей журналистской практике я повидал немало судей. Эта судья отличалась от прежних – молодая, весьма привлекательной внешности, одета с отменным вкусом, без малейших признаков каких-либо комплексов, держится спокойно и уверенно. Никакой предвзятости в ходе разбирательства я не заметил. Оправдательное постановление я получал у другой судьи (та, что разбирала мое дело, замещала коллегу на время отпуска) – выглядела она так же привлекательно. Похоже, что они представляют новое поколение российских судей, которые вскоре заменят своих предшественников. И у меня возникло ощущение, что мы вместе с такими судьями сможем создать в России цивилизованную судебную систему.

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №7 (355) 18 февраля 2008
    Местное самоуправление
    Содержание:
    Воспитательный процесс

    Ради решения текущих политических задач Смольный заблокировал проведение муниципальных выборов в Петербурге до марта следующего года. Это ставит как минимум четверть местных советов вне закона

    Реклама