От сложения к умножению

Тема недели
Москва, 02.06.2008
«Эксперт Северо-Запад» №22 (370)
Организуя и поддерживая кластерные инициативы бизнеса, российские регионы пытаются нащупать контуры новой промышленной политики

Правительство Петербурга, похоже, всерьез занялось формированием промышленной политики. Она основывается на поддержке инициатив бизнеса по созданию кластеров. Поскольку в самой модной нынче в Петербурге отрасли – автомобилестроении – подобных инициатив пока не наблюдается (размещения рядом с автосборкой производств отдельных автокомпонентов, зачастую аффилированных с самими автопроизводителями, недостаточно даже для протокластера), власти решили поддержать точки роста в других отраслях, развитие которых достигло уровня, когда применение кластерных технологий может реально привести к повышению конкурентоспособности предприятий.

Интерес к использованию кластерных технологий проявляют и другие регионы России, а также федеральный центр. Однако реального и, что самое важное, успешного опыта использования этих современных инструментов промышленной политики в России практически нет. Опыт зарубежных стран, в частности ближайшей к нам Финляндии, о котором «Эксперт С-З» писал еще в 2003 году, зачастую неприемлем в силу целого ряда особенностей российской нормативной базы и бизнес-среды.

В этих условиях вызывает уважение как решимость петербургских властей в очередной раз выступить первопроходцем в новом и сложном деле, так и во многом неожиданная активность петербургского бизнеса в этом процессе. Есть основания надеяться, что навыки координации усилий бизнеса и власти по использованию современных кластерных технологий если и не приведут к созданию масштабных кластеров, то хотя бы поспособствуют повышению эффективности как самого петербургского бизнеса, так и промышленной политики правительства города.

Власти оживились

Комитет экономического развития, промышленной политики и торговли Санкт-Петербурга (КЭРППиТ) приступил к разработке Концепции кластерной политики Санкт-Петербурга и плана мероприятий по ее реализации на ближайшие четыре года. Предполагается, что оба документа будут утверждены во второй половине нынешнего года.

Победителем конкурса на разработку Концепции кластерной политики стал Институт региональных инновационных систем, который уже к концу июня должен представить обоснование ее целей и задач, принципы и основные направления развития кластеров, формы содействия этому процессу со стороны властей федерального и регионального уровней. Поскольку сегодня правительство Петербурга не рассматривает никаких проектов без оценки их эффективности, разработчик должен представить основные ожидаемые результаты реализации кластерной политики до 2012 года, а также на более долгосрочную перспективу.

На основе Концепции кластерной политики будет разработан и утвержден план мероприятий по ее реализации. «В плане будут указаны мероприятия и раскрыты механизмы стимулирования процессов формирования и развития кластеров, – поясняет первый заместитель председателя КЭРППиТ Сергей Фивейский. – Этот документ будет также взаимоувязан с Отраслевой (кластерной) схемой развития и специализации промышленных зон Санкт-Петербурга, разрабатываемой нашим комитетом совместно с Комитетом по градостроительству и архитектуре».

Правительство Петербурга намерено поддерживать протокластеры (кластерные образования, не ставшие еще полноценными кластерами) в их стремлении обрести законченные формы, давно существующие во многих странах мира. Для выявления протокластеров КЭРППиТ принимает от бизнес-сообществ соответствующие предложения. Они должны включать бизнес-план, концепцию проекта с характеристикой возможности повышения конкурентоспособности того сегмента экономики, в котором предприятия задействованы, а также прогнозом мультипликативного эффекта, ожидаемого в результате реализации проекта. На сегодня подано уже более десяти таких проектов, и для их обсуждения КЭРППиТ в конце мая организовал несколько круглых столов.

Бизнес возбудился

Анализ представленных проектов показывает, что основная их часть разработана различными петербургскими ассоциациями бизнеса, которых сегодня в городе не менее сотни. Многие из этих ассоциаций, созданные в разное время лидерами петербургских предприятий различных отраслей для координации рынков и лоббистских усилий, пока так и не нашли для себя более конструктивного занятия. Поэтому сегодня они активно откликнулись на новые возможности, будь то создание саморегулирующихся организаций или кластерные инициативы своих членов.

Некоторые объединения бизнеса уже сегодня соответствуют кластерным требованиям по составу участников, так как включают в себя не только производственные компании, выпускающие конечную продукцию или ее компоненты, но и организации, оказывающие разного рода услуги, научные и образовательные институты. В качестве примера можно привести проект ИТ-кластера НП «Руссофт», а также проект кластера «Промышленные и лазерные технологии» Института лазерных и сварочных технологий Санкт-Петербургского государственного политехнического университета.

Вместе с тем и сами авторы проектов, и чиновники понимают, что даже лучшие из представленных проектов на сегодня не соответствуют кластерным требованиям, а являются лишь протокластерами (этот удачный термин ввел в оборот Сергей Фивейский), обладающими определенным потенциалом для обретения законченной формы. Представители экспертного сообщества, ориентированного на европейские образцы кластеров, настроены еще более скептически.

Генеральный директор исследовательской консультационной фирмы «Альт» Александр Печерский считает, что в Санкт-Петербурге пока нет ни протокластеров, ни даже предпосылок для их появления, так как нет крупных экспортноориентированных производств. Директор Центра стратегических разработок «Северо-Запад» Владимир Княгинин заявляет, что для формирования конкурентных преимуществ кластерного типа проекты должны быть более масштабными, ориентироваться на быстро обновляющуюся продукцию и кадры с уникальными компетенциями. С точки зрения классиков кластерной экономики, эти замечания совершенно справедливы.

Не по науке

Основная идея кластерной теории заключается в том, что успех компаний во многом зависит от более крупной структурной единицы – кластера, частью которого они являются. Одна или несколько фирм, достигая конкурентоспособности, распространяет свое влияние на ближайшее окружение – поставщиков, потребителей и конкурентов. В свою очередь, успехи окружения оказывают положительное влияние на рост конкурентоспособности данных компаний. В итоге и формируется кластер – сообщество фирм, тесно связанных отраслей, способствующих росту конкурентоспособности друг друга.

Основоположник кластерной теории в экономике лауреат Нобелевской премии Майкл Портер под кластером понимает средоточие взаимосвязанных компаний, специализированных поставщиков, поставщиков услуг и ассоциированных организаций в определенной области и на конкретной ограниченной территории. Объективные предпосылки для возникновения кластера были сведены Портером в знаменитый «ромб конкуренции».

Помимо традиционных факторов – конкурентной среды, условий спроса и наличия поддерживающих производств – основоположник особенно настаивал на том, что на конкретной территории должны быть созданы (а не унаследованы!) такие специализированные факторы, как квалифицированные кадры, инфраструктура и капитал. Создание этих специализированных факторов требует длительных и устойчивых инвестиций, которые сложно повторить. Это и создает кластеру конкурентное преимущество, копирование которого затруднительно.

По Портеру, кластеры вырастают только там, где все необходимые факторы, ресурсы и компетенции сосредотачиваются, достигают определенного масштаба, некоторого критического порога и приобретают ключевую роль в определенной экономической сфере с решающим и устойчивым конкурентным преимуществом над другими регионами за счет более высокой производительности, развития инноваций и новых видов бизнеса. Классическими примерами считаются кластер компьютерных технологий в Силиконовой долине (США), логистический кластер в Роттердаме (Нидерланды), кластер оффшорного программирования в Бангалоре (Индия).

Отметим, что с точки зрения классической теории предпосылки для создания кластеров были у таких петербургских отраслей промышленности, как судостроение и энергомашиностроение, имевших весомый уровень накопления кластерных факторов. Однако происшедшее в начале 1990-х годов разрушение традиционных горизонтальных связей между предприятиями и организациями (в частности, промышленностью и образовательными учреждениями) и отсутствие поддержки государства свели эти предпосылки на нет. Также мало шансов для появления в ближайшие годы автокластера на основе новых петербургских сборочных производств. Они строятся практически на пустом месте при отсутствии сопутствующих производств и сервисов, а также необходимой дорожной, энергетической и образовательной инфраструктуры.

Однако реальная экономика, в отличие от экономической теории, не столь категорична и готова использовать все полезное без претензий на чистоту эксперимента. Когда в конце прошлого века возможности экономического роста регионов на традиционных принципах поощрения предпринимательства приблизились к своему пределу, в развитых странах начали использовать кластерные технологии не только для решения задач построения кластеров мирового уровня, но и как один из элементов промышленной политики.

Всякое лыко в строку

Под влиянием трудов Майкла Портера в Финляндии было инициировано масштабное исследование, в рамках которого анализировалась структура, описывались тенденции развития и оценивались перспективы конкурентоспособности различных отраслей промышленности Финляндии с точки зрения кластерных подходов.

Характерно, что результаты этого исследования практически сразу были включены в учебные программы экономических вузов, курсов повышения квалификации менеджеров и государственных служащих. Это сделало кластерный подход базовым аналитическим инструментом чиновников и управленцев всех уровней. Во многом благодаря этому промышленная политика правительства Финляндии, одной из основ которой стал учет кластерной природы конкурентоспособных производств, показывает неплохие результаты.

В Словении в 1999 году была принята государственная программа развития кластеров, в том числе автомобильного. Правительство оплачивало 40% расходов на кластерные инициативы, 60% вносили заинтересованные компании – в основном в форме предоставления человеческих ресурсов. При этом правительство в операционную деятельность компаний не вмешивалось. В 2004-2005 годах аналогичные проекты с использованием кластерных технологий были реализованы при формировании автопромышленного кластера по выпуску 1 млн автомобилей в год в округе Кюсю (Япония) и в Восточной Германии.

Вряд ли эти производственные комплексы обладают всеми признаками классического кластера, однако определенный потенциал конкурентоспособности содержат и потому имеют право на существование. При этом, правда, надо учитывать, что если в другом регионе мира, например в России, будет создан автокластер с более высоким конкурентным потенциалом, то некоторые из успешных сегодня автокластеров в других регионах быстро деградируют.

В современных российских учебниках можно встретить около десятка названий кластеров различных видов и более двух десятков определений самого понятия «кластер». С учетом того что до сих пор в экспертных кругах и между чиновниками идут активные споры даже по определению базового понятия «кластер», правительство Петербурга, чтобы не тратить время на академические дискуссии, решило взять за основу федеральные формулировки, принятые Министерством экономического развития РФ (МЭР) в рамках подготовки проекта по кластерной политике в России.

Федеральные рецепты

МЭР определяет кластер как территориально-производственное объединение предприятий, поставщиков оборудования, комплектующих, услуг, научных и образовательных организаций, связанных отношениями территориальной близости и функциональной зависимости в сфере производства товаров и услуг.

Начальник отдела департамента территориального развития МЭР Александр Воротников на прошедшем в рамках VIII Международной научной конференции «Модернизация экономики и общественное развитие» круглом столе «Региональная политика и перспективы развития кластеров» заявил, что министерство намерено активно использовать кластерный подход как один из эффективных инструментов регионального развития.

Действительно, в масштабах экономики государства и региона кластеры могут играть роль точек роста внутреннего рынка за счет положительных эффектов агломерации, связанных с близостью потребителя и производителя, сетевыми эффектами и диффузией знаний и компетенций при миграции персонала и зарождении новых компаний.

Отмечая недостаточный уровень освоения современных кластерных технологий и низкую квалификацию кадров, Воротников в качестве наиболее характерного примера привел программу комплексного развития Нижнего Приангарья. «Это не кластер, а территориально-промышленный комплекс (ТПК), – пояснил Воротников. – Ядром ТПК является крупное промышленное предприятие, в то время как кластер не может существовать без наличия разветвленных сетевых связей между большим количеством малых и средних предприятий». Эти ошибки достаточно типичны и объясняются попытками опереться на советский опыт организации ТПК, которые представляют собой конгломерат предприятий, сформированных «сверху» без учета их взаимной полезности друг другу.

Федеральное правительство обещает разработать концепцию кластерной политики в РФ только к концу текущего года. Для более активного внедрения кластерных технологий департамент территориального развития МЭР приступил также к реализации пилотных проектов по апробации механизма создания кластеров на примере Нижнекамского нефтехимического кластера, кластера Нижнего Приангарья, автомобильного кластера в Поволжье, петербургского морского кластера, ивановского текстильного кластера. Что характерно, петербургского автомобильного кластера в этом списке нет.

Однако представляется, что трудности с терминологией и недостаток знаний – не самая большая проблема на пути внедрения кластерных технологий. Уже в ближайшее время главным препятствием может стать специфика сложившейся в России нормативной базы и выстроенной под нее бизнес-среды.

Среда неблагоприятна

Майкл Портер в своем «ромбе конкуренции» учитывал роль власти, которая может быть как положительной, так и отрицательной. Для положительного воздействия государство должно играть роль катализатора, побуждающего компании к повышению конкурентоспособности. На параметры факторов производства и спроса правительство воздействует денежно-кредитной, налоговой, таможенной политикой. Осуществляя антимонопольное регулирование, правительство должно обеспечивать поддержание оптимальной конкурентной среды в ведущих секторах и отраслях национальной экономики. При этом усилия региональной власти должны концентрироваться на создании специальных факторов, развитии локальной конкуренции, содействии спросу на продукцию с высокой добавленной стоимостью на ранней стадии развития кластеров.

Условия для формирования конкурентных преимуществ российской экономики сегодня далеки от идеала. Широко используемый отраслевой подход деформирует конкуренцию посредством лоббирования интересов отдельных отраслей, компаний или регионов, что приводит к экономически необусловленному «перетеканию» выгод из одной отрасли в другую, из одного региона в другой. Кластерные технологии, опирающиеся на конкуренцию и преимущества горизонтальных сетевых связей, по сути, являются антиподом отраслевого подхода.

Еще один фактор, сдерживающий развитие кластерного подхода в России, – широкое использование удобных для минимизации налогообложения и применения административного ресурса структур типа холдингов и вертикально интегрированных компаний. Подобные формы присутствия на всех этапах отраслевой цепочки позволяют сгладить недостатки в культуре производства и менеджменте, однако существенно ограничивают эффективность деятельности компаний и их инновационный потенциал.

Барьером, стоящим на пути развития кластерных инициатив в России, является также отсутствие культуры информационной открытости, что способствует формированию условий для недобросовестной конкуренции и порождает недоверие между потенциальными участниками кластера. Для преодоления этого барьера необходимо создавать открытые информационные ресурсы, с помощью которых можно сделать прозрачной деятельность всех участников процесса.

Преодоление этих барьеров только за счет кластерной синергии затруднительно. От органов власти требуется перестроить свою промышленную политику и ее законодательное и организационное обеспечение с отраслевых подходов на кластерные.

Масштаб успеха

Возможности региона в вопросах развития и стимулирования кластерных инициатив ограничены. Правительство Петербурга планирует оказывать предприятиям и организациям, вошедшим в региональный пилотный проект по реализации кластерной политики, административную поддержку по различным вопросам ведения деятельности, системную поддержку в рамках Комплексной программы мероприятий по реализации инновационной политики в Санкт-Петербурге на 2008-2011 годы и финансовую помощь согласно действующим городским программам.

Однако даже если полученные в итоге реализации пилотных проектов результаты будут достаточно скромны, использование кластерных технологий позволит органам власти и бизнесу Санкт-Петербурга получить более весомый эффект в другом. Прежде всего, можно ожидать повышения эффективности коммуникаций между бизнесом и властью, формирования единого взгляда на развитие бизнеса в регионе. Кластерный подход поможет также снизить коррупционный потенциал системы распределения бюджетного финансирования. Как заявила начальник недавно созданного отдела кластерных программ Управления поддержки малого предпринимательства Людмила Белокрыльцева, «финансироваться будут не отдельные предприятия, а решение проблем, тормозящих развитие кластера. Это может быть оборудование для центров (лабораторий) коллективного пользования, лицензированное программное обеспечение, разработка специализированных обучающих программ и т.д.».

Да и в целом административный ресурс при кластерном подходе может и должен играть роль рычага, а не подпорки. А это само по себе хорошо, так как может стать основой новой промышленной политики правительства Санкт-Петербурга и позволит не просто суммировать возможности экономики города, а умножать их за счет кластерных эффектов. И от того, насколько продуманным и обоснованным будет подход региональных органов власти к проведению кластерной политики, будет ли сформулировано новое видение долгосрочного развития не только пилотных региональных кластеров, но и петербургской экономики в целом, в значительной степени будет зависеть конкурентоспособность нашего региона.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама