Повороты судьбы

Международный бизнес
Москва, 07.07.2008
«Эксперт Северо-Запад» №27 (375)
Владельцы Mazeikiu nafta благополучно избежали конфронтации с российскими поставщиками благодаря переориентации на танкерные перевозки. Однако внутри страны их обвинили в монополизме

Показатели промышленного экспорта Литвы выглядят весьма достойно, однако при ближайшем рассмотрении становится понятно, что весь прирост экспорта определяет продукция Mazeikiu nafta (MN). Неудивительно, что судьба нефтегазового холдинга и все, что вокруг него вертится, насквозь пропитано политикой на уровне высокой драматургии.

Вожделенная часть

Создание литовского нефтекомплекса началось с запуска в 1959 году Клайпедского терминала по перевалке топлива. Долгое время через него проходил в основном мазут, сегодня – вся гамма нефтепродуктов. Кроме того, существует технологическая возможность для перевалки сырой нефти. Терминал работает в экспортном направлении с доставкой продукции по железной дороге, его проектная мощность – 9 млн тонн в год. Примерно половину загрузки обеспечивает Mazeikiu nafta, остальную – Россия и Белоруссия. После реконструкции терминал способен перекачивать до 3,8 млн тонн нефти в год, но пока такой необходимости не возникало, потому что имеется Бутингский терминал.

Таким образом, за 40 лет в Литве сформировался мощный региональный центр транзита и комплексной переработки нефти (Typical Complex Rafinery). За годы своего существования Mazeikiu nafta четыре раза переходила из рук в руки – от России к Литве, затем к американской Williams International (1999 год), к «ЮКОСу» (2002 год), и наконец в декабре 2006-го ее полновластным хозяином стал польский PKN Orlen – он купил 84,36% акций. При этом нельзя не признать, что самыми плохими хозяевами концерна оказались американцы – при них предприятие стабильно работало в убыток. Оценивая период правления Williams International, эксперты и политики считают не достижения, а ущерб, нанесенный литовской экономике. В сущности, как говорит один из самых непримиримых критиков сделки 1999 года тогдашний лидер социал-демократов Витянис Андюкайтис, это была спекулятивная операция – купить, чтобы перепродать с выгодой. Примечательно, что сделка с «ЮКОСом» происходила втайне от Литвы – правительство поставили перед фактом продажи.

Следующий период оказался благоприятным для предприятия. Уже через год концерн вышел на прибыль, а 2005-й стал вершиной процветания: оборот составил 4 млрд долларов, прибыль – более 300 млн. Вот почему арест Ходорковского и последующее разорение «ЮКОСа» в Литве восприняли как собственную трагедию.

В создавшейся ситуации «ЮКОС» решил продать свою долю (57,3%), а Литва – присовокупить свои 30,6%. Из двух основных претендентов – казахстанской компании «КазМунайГаз» и польского концерна PKN Orlen – предпочтение было отдано второму. В результате, уплатив за пакет 2,34 млрд долларов, Orlen стал самым крупным в Центральной Европе нефтекомплексом, способным перерабатывать в год до 32 млн тонн нефти. По условиям сделки правительство Литвы взяло на себя обязательство в течение пяти лет продать концерну еще 10% оставшихся у него акций.

Беда не приходит одна

Для Mazeikiu nafta 2006 год стал роковым. Сначала на белорусском участке магистрального газопровода «Дружба 1» случилась серьезная авария и подача нефти по ветке, идущей на Литву, была прекращена. На предприятии расценили этот инцидент как краткосрочный сбой – в первом сообщении на этот счет говорилось даже, что ремонтные работы займут около недели. Однако в действительности все оказалось иначе – трубу залатали, но нефть пошла мимо Литвы. Поначалу российские чиновники ссылались на глобальность проблемы и необходимость серьезного комплексного исследования всей трубопроводной системы, а ныне отказываются обсуждать эту тему, откровенно давая понять, что вопрос давно уже перешел в политическую плоскость.

Затем на НПЗ вспыхнул пожар, в результате которого вышла из строя вакуумная колонна дистилляции мазута – основной агрегат комплекса глубинной переработки мазута. Ее восстановление завершилось лишь 20 января 2008 года и обошлось в 80 млн долларов. Все это время предприятие работало в ограниченном режиме. Вначале производство светлых нефтепродуктов почти полностью прекратилось, затем – в феврале 2007-го – была временно задействована чудом сохранившаяся на складе старая маломощная колонна и предприятие заработало вполовину мощности.

От экономической катастрофы Литву спасли два нефтяных терминала. С прекращением поставок по трубе Бутингский терминал, в сущности, впервые заработал в реверсном режиме – вместо экспорта стал ввозить нефть, принимая российские танкеры, а не отправляя на них российскую нефть.

В дальнейшем у Литвы никогда не возникало проблем с количеством ввозимой нефти (в 2007 году, к примеру, ввезли 4,7 млн тонн). А падение объемов переработки в прошлом году было обусловлено исключительно аварией. Но вот по экономике предприятия замена трубы на танкеры ударила заметно. Во-первых, перевозка танкерами дороже. Точную разницу в цене в концерне не называют, утверждая, что это коммерческая тайна (по подсчетам экспертов, это 10 долларов на тонну). Во-вторых, Литва лишилась доходов от транспортировки и закачки в танкеры российской нефти, отправляемой на экспорт. Эти факторы, а также падение объемов в совокупности с динамикой цен на нефть привели к тому, что прибыль предприятия сократилась почти в десять раз.

Поразительно спокойные поляки

Тем не менее новые хозяева нефтекомплекса гораздо спокойнее относятся к прекращению поставок по нефтепроводу, чем литовские власти. По всей видимости, создавшаяся ситуация их в принципе устраивает. В отличие от Литвы, которая находится в стороне от основной магистрали «Дружбы», прекращения поставок в Польшу (а через нее в Германию и дальше) они не опасаются: для России это слишком рискованный шаг. Примечательно, что поляки нефть получают бесперебойно. Когда в сентябре 2006 года произошла авария на Мозырьском направлении в окрестностях Брянска, то на НПЗ в Плоцке – вотчине концерна PKN Orlen – ее даже не заметили.

Опыт показывает, что нет проблем и с завозом нефти по морю. Что касается цен, то литовцев они волнуют как потребителей, а поляков – как продавцов. И в этом принципиальное отличие. При нынешнем спросе на нефтепродукты продать этот товар можно за любую цену, важно лишь, чтобы он соответствовал высоким стандартам качества. Уже в первый год владения MN польские нефтяники вложили в модернизацию завода порядка 300 млн евро.

Между тем в Литве зреет протест против высоких цен на продукцию MN. На первый взгляд ситуация парадоксальная – цены не только сами по себе высоки и быстро растут, но они выше, чем в соседних Латвии и Эстонии, хотя руководство концерна утверждает, что продает продукцию странам Балтии по единым ценам.

Последнее обстоятельство является горячей темой для СМИ и разжигает страсти среди водителей. Литовская ассоциация автоперевозчиков Linava, объединяющая свыше 1 тыс. автопредприятий, готовясь присоединиться к нарастающей общеевропейской стачке транспортников, выдвинула в адрес правительства ряд требований, среди которых главное – ограничение монополизма Mazeikiu nafta. О том, что нефтекомплекс занимает доминирующее положение, убедительно говорит статистика: Литва потребляет около 87% его бензина и 100% дизтоплива. По мнению вице-президента ассоциации Йонаса Грибаускаса, такое положение объясняется тем, что правительство запретило импорт нефтепродуктов, не соответствующих требованиям директивы Европарламента и Евросовета. Это означает, что почти прекратился ввоз в страну российского и белорусского бензина и дизельного топлива. На самом НПЗ прекращено производство бензина А92, который дешевле 95-го и был особенно популярен среди сельских механизаторов. Парадоксально, но НПЗ до сих пор изготавливает его аналог для экспорта в США, чьи стандарты отличаются от евросоюзовских и позволяют использовать этот сорт с повышенным содержанием серы. Да и многие западноевропейские страны, не говоря уже о Латвии и Эстонии, не брезгуют завозить экологически небезупречный сорт. Поэтому можно предположить, что уже в ближайшее время, благополучно решив проблему с поставками сырья на завод, владельцы MN столкнутся с необходимостью выстраивать более четкую ценовую политику.

Вильнюс

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №27 (375) 7 июля 2008
    Реформирование энергетики
    Содержание:
    Запертая республика

    В новой жизни российской энергетики набирающие силу рыночные механизмы требуют от всех участников тщательного просчета предпринимаемых шагов, а от государства – грамотного регулирования

    Реклама