Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Интервью

Не провинциальная мерка

2008

Елена Косенкова: «Мы видим, что сложился весьма устойчивый спрос на наши костюмы. И я очень сомневаюсь, что после вступления России в ВТО и открытия рынка наши покупатели сразу побегут за товаром каких-то неизвестных брендов и фирм»

Многие историки сомневаются, существовал ли в реальности легендарный князь – варяг Трувор, который, если верить Повести временных лет, правил на Псковской земле, в Изборске, в 859-862 годах. Но в любом случае его исторический след остался по крайней мере в местной топонимике: Труворово городище, Труворов крест и т.д. И не только. Относительно недавно мифологический образ Трувора пережил реинкарнацию, трансформировавшись в бренд псковской швейной фабрики «Славянка». Претендующий на историко-культурный колорит бренд Truvor в определенном смысле символичен. Фабрика «Славянка» действительно относится к числу заметных явлений региональной экономики – это одно из немногих успешных и известных промышленных предприятий Псковской области.

Более того, в масштабах России «Славянка» относится к явным лидерам швейной отрасли, специализирующимся на выпуске мужских костюмов. Будучи в 1960-х – 1980-х годах филиалом Ленинградского швейного объединения имени Володарского, предприятие стало самостоятельным игроком на общероссийском рынке. Директор «Славянки» Елена Косенкова возглавила фабрику еще в советское время (ранее в городе Острове она руководила филиалом другого ленинградского швейного объединения – «Первомайской зари»). О том, как развивалось предприятие и какой стратегии следует оно в настоящее время, в интервью обозревателю «Эксперта С-З» рассказывает генеральный директор ЗАО «Псковская швейная фабрика „Славянка“» Елена Косенкова.

Через голову

– За счет каких факторов фабрика «Славянка» стала одним из лидеров российского рынка производства мужских костюмов наряду с петербургской фабрикой «ФОСП», в прошлом родственным предприятием? Может быть, какие-то особые плюсы дало то, что производство находится именно в Пскове?

– С 1964-го по 1989 год псковская фабрика входила в Ленинградское швейное объединение имени Володарского и мы работали единым коллективом. Но затем, выйдя из состава объединения, весьма быстро акционировались и приватизировались. Мы давно были готовы к тому, чтобы работать самостоятельно. Фабрика, созданная в 1945 году, была самостоятельным предприятием и занималась пошивом всевозможной одежды для мужчин (в том числе фуфаек, ватных курток и т.п.). Она стала специализироваться исключительно на выпуске мужских костюмов уже в рамках объединения.

Конечно, с точки зрения полученного опыта работа в большом объединении имела свои минусы и плюсы. Зачастую мы ощущали, что есть головное предприятие в Ленинграде, интересы которого стоят превыше всего, а есть один из его филиалов – где-то в 350 км, в Пскове. В составе объединения мы научились грамотно работать – в той мере, насколько это было возможно в те времена. Причем, как ни парадоксально, положительную роль сыграла удаленность от Ленинграда. Когда знаешь, что по любому поводу не сможешь через полчаса оказаться на головном предприятии, где все «разжуют», а нужно самому крутиться, решая многие вопросы, то это очень способствует развитию, формированию команды грамотных профессиональных специалистов.

После выхода из объединения пришлось спешно создавать ряд структурных подразделений, обеспечивающих жизнедеятельность предприятия. И, честно скажу, мы хорошо справились с задачами переходного периода. Даже в самые страшные для промышленности годы «Славянка» не простаивала ни одного часа, не было опозданий с выплатой зарплаты. Как депутат Псковского областного собрания нескольких созывов, я хорошо знаю, как обстояли дела в регионе: на многих предприятиях зарплата не выплачивалась по полгода.

Мы сразу поняли, что нам нечего делать на рынке мужских костюмов, если не будут решаться три главные задачи. Наш продукт может быть конкурентоспособным только при адекватной спросу цене, высоком качестве и идеальной посадке изделия, отвечающего современным требованиям моды.

– Приходилось слышать, что «Славянка» удачным стартом во многом обязана тому, что еще в 1982-1983 годах предприятие было обеспечено новейшим западным оборудованием…

– Ну о чем вы говорите?! Нам сбросили с головного предприятия только «бэушное» оборудование, и когда в 1983 году я приняла фабрику, не было ни одного нового полуавтомата, ни одной новой машины. После приватизации мы были вынуждены первым делом искать валюту, зарабатывая ее на внешнеэкономической деятельности, для покупки запчастей к доставшемуся уже сильно амортизированному оборудованию – из-за поломок постоянно возникали колоссальные простои машин…

– И насколько значительно удалось обновить производственные линии?

– Вообще, предела для модернизации и совершенства нет. Какое бы суперсовременное оборудование ни стояло, все время появляется что-то новое, по каким-то параметрам более привлекательное. На сегодня мы обновили оборудование примерно на 60%, оставшиеся 40% – вполне действующие машины, с заменой которых можно подождать. В первую очередь мы приобретаем то, без чего уже невозможно работать с учетом новых технологий, конструктивных, модельных особенностей изделий, требуемых рынком.

Наша стратегия – если покупать, то лучшее в мире оборудование, обеспечивающее наиболее высокую производительность и качество. Это объективная необходимость, продиктованная и тем, что в России, как известно, тканей для мужских костюмов просто нет (в лучшем случае можно взять ткань на детский ассортимент). И для работы с современными качественными тканями, производимыми европейскими компаниями (шерсть с шелком, льном, хлопком, ткани с мохером, различными синтетическими вложениями, дающие растяжку, тончайшие ткани «Супер-180», «Супер-140»), нужно иметь высокотехнологичное оборудование. Из такого материала абы как изделия не сшить.

Возможность понемногу приобретать новое дорогостоящее оборудование у нас появилась только с 1996 года. Первый раз сделали покупку примерно на 100 тыс. долларов, затем вложения стали расти, и сейчас мы инвестируем в модернизацию производства порядка 20 млн рублей в год. В настоящее время у нас есть все новейшее оборудование для влажной тепловой обработки ткани, два огромных настилочно-раскройных комплекса фирмы Gerber (восемь лет назад мы первыми в России купили такой комплекс). Мы приобрели комплексы Sapr для автоматического расчета кусков ткани, раскладки и т.д. – это сразу дало заметную экономию сырья, обеспечило оперативные раскладки. Приоритетом было также оборудование рабочего места художника – без этого невозможно делать хорошие конструкции…

Своими силами

– Привлечь иностранных инвесторов для совместного развития предприятия вы пытались?

– Нет. Но мы долго работали с иностранными фирмами. Они привозили сырье, а мы перерабатывали и отправляли готовую продукцию в Великобританию, Америку, Скандинавию, Германию. Первая наша фирма-партнер ушла из Марокко, решив разместить заказы в Пскове: тогда наши цены и наш труд были для них вообще копеечными. Серьезных дивидендов, позволяющих приобретать новое оборудование, такая схема работы не давала. Зато мы получили опыт, который тогда больше неоткуда было взять, – грамотное решение многих технических и технологических вопросов, оформление документации и т.д. И чего мы только не пережили в 1990-е годы! У нас было даже 400 вьетнамских рабочих, которые трудились на «Славянке» по четыре года и которых мы собственными силами научили и работать, и говорить по-русски ….

– Это потребовалось из-за дефицита кадров?

– В том числе и поэтому – это делалось в рамках межправительственного соглашения. Тогда некому было работать, да и сейчас в области в целом работать некому…

– А сегодня какова ситуация с кадрами на вашем предприятии?

– У нас трудятся более 1 тыс. человек, и эта численность держится примерно на одном уровне уже много лет. Мы имеем лицензию на право ведения обучения и сами учим значительную часть работников, которые нам нужны. Благодаря привлечению дополнительной рабочей силы в последние годы мы открыли на территории области несколько новых производств, что позволило увеличить объемы производства.

– Какие выгоды дает географическое рассредоточение производства?

– Так решается много вопросов. Можно дешевле и помещения купить, и землю, несколько более дешевым оказывается и рабочий труд. Наконец, это создает определенную защиту бизнесу от всяких нехороших дел – ведь мы же видим, что в Петербурге уже не осталось, по сути, ни одного производственного объединения в том виде, в каком они были.

– Для Пскова еще сохраняется фактор более дешевой рабочей силы как конкурентное преимущество, способствующее размещению новых производств?

– Нет, это уже давно минувшие дни… Близость границы дала толчок тому, что у нас уровень цен уже, в принципе, как в среднем по Северо-Западу. Мы не отстаем ни в чем, в том числе в тарифах на электроэнергию и газ. И зарплата наших рабочих должна быть конкурентоспособна, причем не только внутри региона, но и в сравнении с Петербургом, Вологдой, Архангельском.

Шить, но не «зашиваться»

  Фото: Михаил Глущенко
Фото: Михаил Глущенко

– Какова динамика производства «Славянки» и, по вашим оценкам, доля предприятия на рынке?

– Положительная. Мы постоянно растем – не менее чем на 10% в год. А за 2006-2007 годы мы увеличили объемы выпуска продукции собственного производства почти в полтора раза. В 2007 году выпущено 600 тыс. швейных изделий. На рынке осталось не так много серьезных российских производителей – это «ФОСП», московская «Большевичка», швейные фабрики в Иваново и Твери, и, в общем-то, все. Доля нашей продукции составляет не менее 15% в сегменте «классика», а в бизнес-классе – еще больше. По нашим данным, среди предприятий с наибольшим выпуском швейной продукции мы идем первыми после корпорации «Глория-джинс».

– С какой регулярностью при этом вы обновляете ассортимент?

– Каждый год готовим по две коллекции, в каждой до 400 единиц образцов. Коллекции представляются на суд покупателей, съезжающихся со всей страны, – они отбирают понравившиеся образцы, и с учетом этого окончательно определяется ассортимент выпускаемой продукции. Замечу, мы используем только собственные модельные разработки. Мы много работали с иностранцами, и наши специалисты уже хорошо знают, как правильно подходить к конструированию, моделированию одежды.

– То есть и в дальнейшем вы не намерены браться за выпуск лицензионных серий одежды?

– Пока мы не рассматриваем такие возможности. У нас уже была попытка создать линию с одним из ведущих российских кутюрье, но мы отказались: в подобных проектах нужно делиться большим процентом прибыли. Но мы все время должны вкладывать в приобретение оборудования, у нас большое хозяйство (за исключением детского садика, мы сохранили и содержим всю «социалку» – общежитие, медпункт, библиотеку, столовую и др.) и лишних денег нет. Тем более, повторюсь, для конкурентоспособности нашей продукции наряду с качеством чрезвычайно важна цена – в сегменте «классика» наше изделие дешевле, чем у других швейников, примерно на 20%.

– На какую ценовую категорию вы намерены делать основную ставку в своей стратегии?

– Я бы воздержалась от того, чтобы озвучивать подобные детали стратегии. Наш рынок очень высококонкурентный и непростой, и все внимательно следят друг за другом… Могу сказать, что изделия в сегментах «классика» и «бизнес-класс» (Truvor Luxor) составляют у нас примерно 50:50. Но одновременно мы начинаем осторожно «вливать» в ассортимент линию casual – немного более дешевые, чем в бизнес-классе, брюки и свободные пиджаки как в составе костюмов, так и отдельно. Однако в мире сегодня производится много casual и в этом сегменте нужно быть особенно осторожными.

– Видите ли вы потенциал роста в производстве других видов одежды? Например, «ФОСП» занялся выпуском сорочек…

– Ну и ради бога! Не нужно придумывать велосипед, есть достаточно компаний, которые великолепно производят огромный ассортимент сорочек, и у них можно приобретать любые необходимые изделия. Ведь производство сорочек – такое же специализированное производство, как выпуск костюмов, платьев или юбок. Должны быть свои конструкторы, люди, занимающиеся сырьем, оборудованием, технологиями. «Славянка» имеет четкую специализацию – мужской костюм, и нам нет смысла браться за выпуск принципиально другого изделия, отвлекая на это ресурсы. Однажды мы попытались сделать сорочку, но нам этот опыт не понравился. Поэтому покупаем продукцию под чужими брендами – естественно, соответствующую нашей костюмной колористике, моде, подходящую по ценам. Мне не нужна головная боль, связанная с производством каких-то новых изделий, которые нам не знакомы: зачем это натуральное хозяйство?

Впрочем, если все-таки задумываться о переходе в перспективе к новым видам продукции, то интерес представляет скорее выпуск мужских пальто – для нас это было бы более логичным шагом. Есть еще некоторые идеи…

Консервативная привязанность

– Каким образом возник бренд Truvor – пока единственный у «Славянки» – и планируется ли появление других брендов?

– Бренд Truvor возник почти случайно. Конечно, мы понимали, что нужен какой-то современный бренд, тем более что марка «Славянка» не очень соответствовала нашей специализации на мужских костюмах. Тогда, в середине 1990-х годов, приветствовались иностранные слова при выборе названий брендов – мол, это сразу будет означать что-то западное! Но такой уж я человек, как говорится, бывший «красный директор», что ощущаю себя приверженцем всего российского. И мне казалось невозможным, чтобы мы, российские граждане, живущие в самой исторической части страны, взяли для своего бренда иностранное слово! Но однажды в совершенно случайном разговоре зашла речь о Труворе и я предложила это слово как основу для нового бренда. Как бы то ни было, это не иностранное слово – это имя соратника Рюрика, одного из братьев, который здесь воеводил и похоронен у нас в Изборске. Благодаря историко-культурным ассоциациям получилась и некая привязка нашей продукции к месту производства…

Сейчас мы думаем о возможности использования еще какого-то бренда.

– Представляет ли интерес просто выпуск продукции под чужими марками, что позволяет дополнительно загружать производственные мощности?

– В принципе, мне сложно представить, чтобы продукция, создаваемая трудом наших женщин, продавалась под чужими брендами. Хотя, возможно, какую-то небольшую часть производства мы могли бы выделить, например, для продукции casual или выпуска части дорогих изделий бизнес-класса.

– Насколько эффективным оказалось создание сети собственной фирменной торговли под брендом Truvor?

– На ее долю приходится порядка 15% продаж, что, учитывая объемы реализации продукции, неплохой показатель. Наша система дистрибуции охватывает всю страну, хотя, конечно, мы лучше представлены в европейской части. Помимо, естественно, Пскова, где у нас пять магазинов, наша фирменная торговля присутствует в Петербурге, Ленинградской области, Астрахани, Тольятти, Сургуте и других городах. Мы достаточно представлены и на московском рынке – в столице у нас работает представительство, приобретена недвижимость для размещения розничной торговли и склада.

– Поставляется ли продукция «Славянки» на экспорт?

– Наши мужские костюмы пользуются спросом в странах Балтии и СНГ. При этом в настоящее время мы ни одного костюма не производим для Европы на давальческих условиях.

– На ваш взгляд, как отразится на швейной отрасли и, в частности, на производителях мужских костюмов вступление России в ВТО? Некоторые из ваших коллег считают положительным моментом то, что решатся проблемы с пошлинами на ввоз иностранного оборудования…

– По большому счету, это не самое главное, тем более что и сейчас есть возможность беспошлинно покупать оборудование. Скорее будет больше минусов, и, к сожалению, мы пока не знаем, сможем ли рассчитывать на какую-то защиту со стороны государства. Чиновники говорят только, что будет перекрыт кислород челночникам.

– То есть в новых конкурентных условиях вашего задела прочности, связанного с относительно низкими ценами по сравнению с импортной продукцией, может и не хватить?

– Надеюсь, все-таки хватит. Мы видим, что сложился весьма устойчивый спрос на наши костюмы – есть постоянный покупатель, и нельзя сказать, что он уходит от нас. Нельзя говорить и о том, что импортные костюмы реализуются в торговле быстрее, чем наши. Тем более что мы постоянно предлагаем своему покупателю интересные ткани по более интересным ценам, обновляем модели, стараемся гибко и оперативно работать с торговлей. Конечно, поначалу после открытия рынка получится всемирная свалка, на которую будет поставляться черт знает что. Но я очень сомневаюсь, что наши покупатели сразу побегут за товаром каких-то неизвестных брендов и фирм. Все-таки рынок мужских костюмов достаточно сложен и своеобразен, во многом благодаря своей консервативности…

Санкт-Петербург – Псков

«Эксперт Северо-Запад» №33 (381)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама