Стратегическая инициатива

Тема недели
Москва, 26.10.2009
«Эксперт Северо-Запад» №41 (438)
Власти Петербурга видят будущее в инновациях и промышленном развитии, завязанном прежде всего на транспорт и логистику. Но неблагоприятные социально-экономические прогнозы могут свести на нет этот оптимизм

В Санкт-Петербурге прошел общероссийский форум «Стратегическое планирование в регионах и городах России». Высокий представительский уровень мероприятия и его позиционирование в качестве платформы для принятия управленческих решений наводит на мысль о том, что региональная политическая элита поняла значимость разработки стратегий на долгосрочную перспективу.

Постановка вопросов стратегического планирования развития отдельных территорий – идея новая. До сих пор внятные стратегии, принятые на политическом уровне, в России относились в основном к государству в целом. Региональные концепции социально-экономического развития, рассчитанные на период более 10 лет, существуют только у четырех субъектов федерации, и то две из них были признаны нереалистичными уже на второй год. Петербург был одним из первых: еще в 2003 году он продемонстрировал собственную многоуровневую программу долгосрочного развития, рассчитанную до 2025 года. Благодаря дифференциации документа по субстратегическим пятилетним планам он выдерживает свои основные концептуальные показатели. И даже под воздействием кризиса – фактически форс-мажорного фактора – коррекции подверглись только прогнозные сценарии второго и третьего уровней стратегирования.

Среди первых

Системный анализ показателей макроэкономики и дальнейшее создание на его основе комплексных долгосрочных стратегий развития в социально-экономической сфере впервые в мире появились в Советском Союзе. Государственный стратегический план по электрификации России был разработан и утвержден Всероссийским съездом советов в 1920 году. Он был построен на основе существовавшей на тот момент научной методологии и включал в себя два основных раздела – сводную программу развития и электрификации народного хозяйства на 10-15 лет и развитие производительных сил по восьми экономическим регионам. В СССР принцип планирования экономических программ на основе стратегий развития применялся вплоть до распада государства в 1991 году.

В 1940-е годы показавшую свою эффективность в глобальном масштабе советскую систему стратегического планирования позаимствовали США и почти все страны Западной Европы (хотя об этом не принято говорить). Однако, положенная на более конкурентоспособную модель экономической формации – свободный рынок, система показала еще большую эффективность. В эпоху правления Бориса Ельцина обо всем этом забыли, точнее говоря, разработать, а уж тем более применить долгосрочный план не представлялось возможным ввиду разрушения структурных связей в большинстве отраслей экономики страны.

В 2000-е годы об этом снова заговорили как о неотъемлемой части государственной экономической политики: активизировались исследовательские центры и профильные кафедры вузов, стали создаваться специализированные институты, разрабатывающие по заказу правительства планы стратегического развития страны, отраслей промышленности и даже отдельных территорий (например, Дальнего Востока). Но если говорить об эффективном государственном управлении, то оно должно основываться на многоуровневой платформе стратегического планирования, которая включает в себя планы развития субъектов федерации, а в некоторых случаях – даже муниципальных образований (как, например, в Германии или Японии). Между тем в России только четыре региона имеют утвержденную долгосрочную стратегию (Москва, Санкт-Петербург, Чукотский АО и Татарстан), остальные довольствуются двух-, трех-, максимум пятилетними программами социально-экономического развития.

Первым принял подобный документ Санкт-Петербург. После подготовительной работы с привлечением 24 исследовательских и проектных институтов, проведения общественных слушаний и дискуссий в июле 2003 года вышло постановление городского правительства, которое утвердило Концепцию социально-экономического развития Петербурга до 2025 года. Здесь и была впервые применена та самая – еще советская – многоуровневая система стратегического планирования, которая используется в западных странах до сих пор.

Принцип диверсификации

Концепция разделяется на субстратегические планы по четыре-пять лет – 2003-2007 годы, 2007-2011 годы и пока не существующие перспективные периоды. Исходя из основных положений программы, в Петербурге могут реализоваться три основных сценария развития: инновационный (центр инноваций и высокотехнологичных производств мирового уровня), транспортно-логистический (за счет повышения уровня транспортно-логистического сервиса, совершенствования работы организаций оптовой и розничной торговли улучшится инвестиционная привлекательность города) и культурно-просветительский (город высокой культуры, престижного образования и развитого туризма). Сейчас готовится новая редакция документа, в которой есть четвертый сценарий – город с высокими параметрами человеческого развития (первостепенное внимание будет уделяться состоянию городской среды, здоровью, качеству образования, социальному обслуживанию жителей и обеспечению их безопасности). Но этот вариант еще в разработке и не вошел в концепцию.

По принципу диверсификации рисков администрация Петербурга реализует на практике все три варианта. В целом эффективность концепции еще рано оценивать, но некоторые промежуточные результаты этой работы можно отметить уже сейчас. Например, доля инновационной высокотехнологичной продукции и услуг петербургских компаний в региональном ВВП выросла с 2002-го по 2008 год в четыре с половиной раза – с 1,3 до 6,1% – и сегодня является лучшим показателем в России (в среднем по стране – 2,4%). Инновационный сценарий предполагает усиление позиций города как территории науки и образования.

«Скорее всего, основу экономики города через 10 лет будет формировать сфера услуг, причем инновационная», – подтверждает директор Северо-Западного филиала ГУ «Высшая школа экономики» Александр Ходачек. «Промышленность также будет развита, но в меньшей степени – из-за производственной миграции в более „дешевую“ и просторную Ленинградскую область. В целом я вижу город, который в определенной степени раскрыл инновационный потенциал. Но здесь заложены и риски. Необходимо обратить больше внимания на экологию и проекты в области охраны окружающей среды. Иначе все эти планы по развитию будет просто некому воплощать в жизнь», – отмечает Ходачек.

Не забыть про образование

Эксперты признают, что если принимать за основу инновационный путь, то именно эффективная система образования, включая школьное, высшее и поствысшее, первична и наиболее важна на современном этапе. И в ней же заложены риски срыва инновационного сценария. Член-корреспондент Российской академии образования Олег Лебедев выразил сомнения в перспективах образовательных методик, которые сегодня применяются: «Будет ли система образования в 2020 году соответствовать высоким европейским стандартам? Мой ответ – нет. Очень велики риски, что этого не случится».

«Сейчас будущие студенты и ученые как раз сидят за партами в школе. Где, во-первых, внедрена патерналистская идеология, система школьного образования ориентирована исключительно на исполнителя, на то, что решает кто-то, но не сам ученик. Во-вторых, в школах нет стимулирования инновационного поведения. Ведь первый урок почти ничем не отличается от десятитысячного. Уровень компетенции руководителей образовательных учреждений оставляет желать лучшего. Я думаю, что все директора школ должны иметь как минимум магистерскую степень по теории управления», – размышляет Лебедев. «Наверное, мы попытаемся участвовать в глобальной конкуренции в высшем и поствысшем образовании. Количество вузов сократится, но часть из них получат статус инновационных», – оптимистично предполагает Александр Ходачек.

Заместитель председателя Комитета по образованию правительства Петербурга Наталья Заиченко заглянула еще дальше вглубь и отметила дисбаланс образовательных систем в регионе: «Большая проблема для города – дефицит мест в детских садах. Причина этого – неоднородная демографическая динамика. В одно время рождается больше, в другое – меньше детей. Вопрос будет снят к 2025 году, когда демографический всплеск пойдет на убыль. Это вопрос стратегического планирования. Необходимо, чтобы система образования получила такие объекты, которые можно оперативно перепрофилировать из детского сада в школу и наоборот».

Центр притяжения

Модель развития Петербурга как международного транспортно-логистического и торгового узла, представленная в концепции развития как один из приоритетных сценариев, базируется на географическом и геополитическом положении города. В этой части также можно увидеть конкретные примеры, в частности проект строительства морского логистического терминала Усть-Луга. Председатель совета директоров аналитического агентства «ДОРН» Андрей Карпов уверен в успешной реализации этого сценария: «В перспективе мы можем стать глобальным транзитным хабом не только федерального, но и мирового значения. И пока федеральный центр финансирует крупные инфраструктурные проекты на территории города такими высокими темпами, будущее этого сценария видится мне с оптимизмом. Это и строительство комплекса защитных сооружений, и Западный скоростной диаметр, сверхскоростные железнодорожные и автомобильные магистрали, КАД».

Третья сценарная часть стратегии предполагает усиление Санкт-Петербурга в качестве культурной столицы не только России, но и Европы. Действительно, популярные и престижные гранды цивилизационной эстетики (Париж, Лондон, Рим) имеют неплохие бонусы в виде доходов от туристической отрасли, международных образовательных программ, индустрии роскоши и других брендированных источников. Если стратегия будет основываться не только на воспевании чиновниками объектов искусства, но и на целенаправленной инвестиционной программе, то трансформация города в узнаваемый всемирный бренд вполне возможна. «Петербург полон креативных молодых людей. В нем происходит огромное количество событий. Самое главное – сохранились школы, которые воспитывают настоящих творцов. Посмотрите – даже рок-музыка в Петербурге особая. Для меня Петербург через 10 лет – город креативной экономики. Мы уже самый интересный и притягательный культурный центр в регионе Балтийского моря. У нас есть все шансы выйти на мировой уровень», – заявляет директор Института культурных программ Андрей Зонин.

Все три, а в перспективе – и четыре сценария взаимозависимы, и зачастую один невозможен без другого. Как считают разработчики стратегии, одинаковое акцентирование на всех вариантах должно привести к кумулятивному эффекту. Главное, что Санкт-Петербург развивается не хаотически, а по четко сконструированной стратегической парадигме. Очевидно, что с возникновением каких-либо значимых внешних либо внутренних факторов воздействия она будет корректироваться, возможно, до неузнаваемости.

Первый заместитель председателя Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли правительства Петербурга Сергей Фивейский, курирующий разработку стратегической концепции развития города, считает, что настало время критической переоценки наших представлений о будущем и способах достижения новых целей. «Если нам удастся более или менее верно спрогнозировать тенденции посткризисного развития экономики региона и подобрать методы ее стимулирования, мы гарантированно попадем в число преуспевающих регионов мира», – уверен Фивейский.   

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №41 (438) 26 октября 2009
    N41 (438) 26 октября
    Содержание:
    Стратегическая инициатива

    Власти Петербурга видят будущее в инновациях и промышленном развитии, завязанном прежде всего на транспорт и логистику. Но неблагоприятные социально-экономические прогнозы могут свести на нет этот оптимизм

    Реклама