ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Проверка на адекватность

2010

Напряженная ситуация в сегменте добровольного автострахования сразу вскрывает его внутренние проблемы и противоречия

Рынок автокаско всегда считался локомотивом рынка страхования в целом. Он им и остается, только вектор движения изменился: теперь он показывает в сторону убытков. Расходы на ведение дела и агентские вознаграждения, скрытые от статистики, ведут к тому, что при убыточности более 80% компании работают в минус. При этом у многих из них убыточность превышает этот показатель, а порой зашкаливает за 100%.

Впрочем, оценивать бизнес страховщиков в прямом соотношении прибыли и убытков за определенный год некорректно. Специфика страховой деятельности такова, что убытки соответствуют премии, полученной годом ранее. «Автокаско стало явно убыточно, потому что рынок ужался, продажи новых договоров сократились, а заявленные убытки по договорам, заключенным год назад, идут в том же объеме», – замечает руководитель управления страхования автотранспорта петербургского филиала СГ «Спасские ворота» Михаил Петров.

Сокращение рынка не зависело от страховщиков. Это прямой результат экономического кризиса – рынок кредитования, в том числе и автокредитования, встал, продажи автомобилей встали, соответственно новых договоров автокаско никто не заключает. Общая экономическая ситуация ведет к тому, что многие автовладельцы экономят, соответственно количество желающих продлить договоры автокаско сокращается. Собственно, и перспективы этого рынка страховщики в первую очередь связывают с возобновлением кредитной политики банков. «Вектор развития рынка каско будет напрямую зависеть от ситуации с продажами автомобилей и автокредитованием», – уверен заместитель директора Санкт-Петербургского филиала СГ «МСК» Олег Волошин.

Финансовые аналитики добавляют, что в 2010 году рост автокредитов должен составить как минимум 5%, а может, и больше. «Мы видели всплеск продаж и развитие каско в предыдущие годы, вот все это должно повториться, если доходы граждан и система кредитования физических лиц позволят покупать машины так же, как это было два-три года назад», – рассуждает директор департамента урегулирования убытков Северо-Западной дирекции «РОСНО» Александр Печорин. Но это в перспективе, а пока на рынке автокаско вырисовывается достаточно напряженная ситуация, которая помимо прочего позволяет увидеть, какие сложились отношения между ключевыми участниками процесса.

Не всегда главный тот, кто платит

Если оценивать реальную убыточность автокаско, сравнивая премии 2008 года с выплатами 2009-го, то очевидно, что проблемы здесь достаточно серьезные. Во многом это обусловлено тем, какая ситуация складывается на рынке ремонта автомобилей. Любой страховщик скажет: стоимость каско определяется по простой формуле – вероятность наступления страхового случая, умноженная на средний убыток. Соответственно, если на протяжении года меняется один из этих параметров, то меняется убыточность полиса. На практике ключевую роль играет один параметр: поскольку вероятность наступления страхового случая в подавляющем большинстве ситуаций – постоянная величина, все зависит от размера среднего убытка. В минувшем году этот параметр постоянно рос. «Закупки запчастей, как правило, осуществляются на доллары или евро, и в связи с ростом курса валют росли цены – в среднем их колебание составляло 20-30%», – объясняет причину увеличения убыточности начальник отдела андеррайтинга и методологии страхования наземного транспорта СК «Согласие» Сергей Рябцев.

Но страховщиков сильнее удивляет то, что большую часть года параллельно с ростом цен на запчасти в лучшем случае не снижалась (а чаще росла) стоимость нормо-часов на станциях технического обслуживания (СТО). «Западные коллеги говорят: „Вы уникальная страна, вы живете словно бы вне кризиса. Во всем мире, чтобы заработать некую сумму, сегодня людям необходимо совершить больший объем работ – отработать не 10, как до кризиса, а 11 часов“. У них так и происходит – стоимость нормо-часов там весь год снижалась. А у нас, наоборот, росла», – рассказывает первый заместитель генерального директора СГ «АСК» Юрий Берхман. Данную ситуацию можно оценивать двояко: с одной стороны, представители СТО продемонстрировали нежелание выстраивать диалог с ключевыми клиентами, а с другой – страховщики не имеют реальных инструментов воздействия на своих партнеров.

Впрочем, тенденция к росту стоимости нормо-часов затронула лишь часть станций по ремонту и обслуживанию машин. «По обычным СТО (не аффилированным с дилерами) конкуренция, конечно, стала более жесткой, поскольку количество клиентов в связи с кризисом сильно уменьшилось. Поэтому в сфере недилерских станций тенденция для нас наиболее благоприятная», – отмечает Рябцев.

Но реалии отечественного рынка автокаско не позволяют страховщикам ориентировать основной поток клиентов на гибкие и многопрофильные СТО. «Просто более половины машин, которые страхуются по автокаско, молодые: их возраст – менее трех лет», – объясняет заместитель генерального директора «КИТ Финанс Страхования» Александр Потитов. А молодые машины имеют возможность гарантийного обслуживания (если выявится заводская проблема), однако, чтобы не потерять данную возможность, они должны с каждой мелкой поломкой отправляться в сертифицированные ремонтные мастерские дилеров. Поэтому страховщики вроде бы и могут выбирать свои СТО, но в действительности – менее чем в половине случаев. А если они не имеют альтернативы, значит, им не остается ничего другого, кроме как соглашаться на услуги СТО.

Сор из избы

Противостояние дилерских СТО и страховщиков во многом классическое. То, что в условиях кризиса оно обострилось, было ожидаемо. Сюрпризом стало то, что сами страховщики оказались большими эгоцентриками. Не в том плане, что заметно ужесточили политику выплат (по данным Российского союза автостраховщиков, количество жалоб возросло более чем в два раза), а в том, что оказались не в состоянии решить свои внутренние проблемы самостоятельно.

Справедливости ради стоит отметить, что максимально ярко сумели проявить себя компании, игравшие роль агентов страховщиков. Из числа тех, кто в большинстве случаев необоснованно называет себя страховым брокером (по закону страховые брокеры не должны брать агентские вознаграждения от страховщиков, а 90% предлагающих помощь в выборе страховки свои агентские платежи берут). Прежде всего, на сокращающемся рынке эти компании посчитали правильным увеличить процент агентского вознаграждения. «К сожалению, на рынке наблюдается ситуация, когда размер комиссионного вознаграждения не снизился во время кризиса, а вырос», – оценивает политику страховых посредников директор департамента розничного бизнеса СК «Согласие» Сергей Фролов. А к концу года некоторые из таких игроков и вовсе стали исчезать, конечно, не проведя окончательного расчета со страховщиками. Вначале это затронуло не очень значительных игроков, поэтому не было заметно посторонним наблюдателям, но тенденция не прекратилась и потому стала очевидной всем.

Но споры и конфликты охватили и непосредственно страховщиков. То, что происходит между ними, можно назвать войной всех против всех. Страховые компании открыто заявляют о том, что коллеги должны им значительные суммы (причем сообщают, кто и сколько), и призывают антимонопольные структуры проверять неблагонадежных. «В нашей компании проблема задолженности со стороны других участников рынка не является проблемой: в период кризиса мы стали активно взыскивать в судебном порядке», – подобные рассуждения звучат из уст многих страховщиков. Есть ли здесь чем гордиться? Если абстрагироваться от содержания проблемы, тот факт, что страховщики постоянно судятся друг с другом и что из 15 ежедневных разбирательств в арбитражном суде 10-12 – претензии страховщиков друг к другу, не может не уронить их репутацию в глазах страхователей, считает Юрий Берхман.

Нет времени на разговоры

При этом именно рынок автострахования порождает раздоры в среде страховщиков. Большая часть претензий – результат введения прямого урегулирования убытков по ОСАГО (когда страхователь может обращаться в свою страховую компанию, а не к страховщику виновника ДТП), но значительна также составляющая требований из рынка каско. В большинстве случаев повреждение автомобиля – результат ДТП, в котором всегда есть виновный. У виновного всегда существует полис ОСАГО, по которому его страховщик должен платить всем пострадавшим. Соответственно, если пострадавший в ДТП восстанавливает свой автомобиль по каско, то его страховая компания получает право суброгации – право от имени клиента обратиться за возмещением к страховщику виновника ДТП (по ОСАГО). И в реальности возмещения по суброгации хоть и не слишком весомы, но ощутимы для страховщика, выдавшего полис каско. Как говорит Юрий Берхман, компенсация может составлять порядка 10 процентных пунктов от выплат по каско (в общем итоге). Но возможно и больше, однако страховщики предпочитают не делиться информацией, какой у кого процент от выплат компенсировали премии по суброгации (собственно, эти поступления идут в графу, которая, как правило, публично не раскрывается).

Теоретически выплаты по суброгациям – достаточно длительный процесс: компании проверяют (оспаривают) обоснованность претензий, накапливают встречные требования по суброгации. Когда рынок рос и страховщики наращивали число клиентов, вопрос о суброгациях откладывался на будущее либо решался без конфликтов. Ситуация изменилась – появились первые трудности с поступлением денежных средств от клиентов и страховщики вспомнили о коллегах-должниках. «На самом деле если разово получить со всех должников, то в короткой перспективе можно поправить ситуацию с убыточностью автокаско», – замечает Михаил Петров. Очевидно, что страховые компании инициировали процесс судебных разбирательств такими соображениями. Дальше пошло по цепочке – одна компания добивается по суду возмещения, те, кто возмещает, пытаются компенсировать потери за счет уже своих должников и т.д.

То, что компании не могут договориться, сделать взаимозачет или отложить решение вопросов на некую отчетную дату, ударяет естественным образом не только по страховщикам, но и по страхователям. В результате фиксированных возмещений от страховщиков, вытребованных по суду, часть свободных денежных средств постоянно идет на урегулирование вопросов между самими страховыми компаниями, а не между страховщиками и страхователями, что на самом деле негативно влияет на политику выплат.

Ложка меда

Вместе с тем, если отбросить негатив, то можно увидеть, что на рынке страхования идут процессы, которые можно оценить положительно. Во-первых, конец 2009-го – начало 2010 года показали, что большинство сертифицированных при дилерских центрах СТО в итоге соглашаются с тем, что в условиях кризиса они должны идти на уступки. «Конкуренция на рынке услуг по ремонту, конечно, возросла, некоторые СТО снижают расценки. Те, кто повышал цены, как правило, потеряли объемы и сейчас выжидают, что будет дальше», – поясняет Александр Печорин. А Олег Волошин отмечает, что изменение ситуации уже очевидно: «Мы наблюдаем тенденцию к снижению стоимости нормо-часа как у дилеров, так и на мультибрендовых СТО». Неадекватное поведение СТО в итоге оказалось все же временным.

Страховщиков охватили споры и конфликты. То, что происходит между ними, можно назвать войной всех против всех

Помимо того, что прямое урегулирование сыграло решающую роль в конфликте страховщиков, оно имеет и другие последствия. «Прямое урегулирование, безусловно, способствовало изменению восприятия возможностей ОСАГО. Раньше большинство автомобилистов не сравнивали две эти страховки, не рассуждали в терминах. Такая тенденция есть особенно у тех автовладельцев, чьи машины старше трех лет», – рассказывает Михаил Петров. И хотя для страховщиков это неприятно (кто-то в результате рассуждений решает не покупать автокаско), каско и ОСАГО развиваются в связке – один страховой продукт дополняет другой. И то, что сейчас автовладельцы начинают сравнивать два продукта, означает, что франшиза пусть постепенно, но распространяется.  

Санкт-Петербург

Компании-лидеры в СЗФО по страхованию гражданской ответственности владельцев средств транспорта, осуществляемому в рамках международных систем страхования*
Компании – лидеры по КАСКО в СЗФО в 2009 году*
«Эксперт Северо-Запад» №15 (461)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама