Как вымирают динозавры

Тема недели
Москва, 29.11.2010
«Эксперт Северо-Запад» №47 (493)
Промышленные гиганты стран Балтии не выдерживают конкуренции с мобильными и высокотехнологичными производствами

Иллюстрация: Владимир Басов

Не было ни почетного караула, ни орудийных залпов, ни приспущенных в знак траура знамен, ни печальных мелодий. Флагман умирал так долго и мучительно, что все привыкли к мысли о его неизбежной кончине. И когда она наконец наступила, многие, похоже, вздохнули с облегчением.

В середине ноября массмедиа Эстонии опубликовали сообщение: производственная деятельность расположенного в Нарве, буквально на границе с Россией, акционерного общества Krenholm Valdus AS полностью остановлена. Замерли – и теперь уже, видимо, навсегда – станки и производственные линии некогда знаменитого текстильного комбината «Кренгольмская мануфактура», гордо именовавшегося флагманом социалистической индустрии не только Эстонии, но и всего Советского Союза.

Из флагманов – в «Титаники»

В период расцвета комбинат, если считать все его вспомогательные подразделения и социальную инфраструктуру, обеспечивал работой до 14 тыс. жителей Нарвы и соседнего Ивангорода. Махровые полотенца и набивной ситец веселеньких расцветок с биркой «Сделано на „Кренгольме“» наравне с ликером «Старый Таллин» служили визитной карточкой Эстонии на всей территории СССР, котируясь как лучший подарок из Прибалтики.

В лихие 1990-е «Кренгольм» чудом удалось сохранить как единое производство – от прядения до отделки готовых тканей. Когда в 1994 году комбинат был куплен шведской компанией Boras Wafveri, на нем работали 6,5 тыс. наровчан (об ивангородцах, оказавшихся по другую сторону пограничного шлагбаума, речь уже не шла). Предприятие продали шведам с условием сохранить в течение пяти лет минимум 2 тыс. рабочих мест из имевшихся на момент совершения сделки. Тогда будущее рисовалось хотя и не в радужных, но все же в достаточно оптимистичных тонах. Конъюнктура на мировых рынках сырья и готовой продукции складывалась умеренно благоприятная. А главное, что привлекало новых инвесторов, – относительно дешевая и при этом вполне квалифицированная рабочая сила. Поэтому в Нарву из Швеции перевели некоторые производства.

Однако конкуренция усиливалась, цены на хлопок росли, объемы заказов падали, и «Кренгольм» быстро стал сдавать позиции. Особенно обострилась ситуация после вступления Эстонии в Европейский союз. Первые годы tiigri huppe («тигриного прыжка») эстонской экономики, обусловленного интенсивным притоком иностранных инвестиций и кредитным бумом в строительном секторе, привели к росту средней заработной платы по стране, не обеспеченному реальной продукцией и пропорциональным повышением производительности труда. В итоге Эстония лишилась одной из своих наиболее привлекательных черт – дешевой рабочей силы. В ее поисках новые владельцы комбината стали выводить отдельные виды производства в страны Юго-Восточной Азии. Затем наступил полноценный кризис.

Безнадежность очевидна

К 2007 году от былого величия «Кренгольма» осталось только отделочное производство, но и оно работало в минус. В 2007 году убытки достигли 52 млн крон (3,3 млн евро), а в 2008-м – около 1 млн крон (65 тыс. евро). Второй показатель объясняется не столько успешной работой, сколько отказом одного из кредиторов от требований по займу в размере 129 млн крон (8,2 млн евро), которые иначе были бы приплюсованы к убыткам. Итоги 2009 года в регистр коммерческой информации Krediidiinfo еще не поступали, однако есть данные о долгах по налогам – 4,36 млн крон (около 280 тыс. евро).

Безнадежность ситуации стала очевидной, когда в начале ноября текущего года правление фирмы Boras Wafveri решило ходатайствовать о банкротстве своего дочернего предприятия Krenholm Valdus AS. Более того, в Швеции подано ходатайство о банкротстве самого головного предприятия.

Главная проблема, которая волнует эстонскую сторону, – судьба персонала, численность которого составляет порядка 570 человек. И хотя это не былые тысячи сотрудников, в Нарве, где безработица – одна из самых высоких по Эстонии (более 23% трудоспособного населения), такое пополнение рядов потерявших работу существенно увеличит и без того острую социальную напряженность.

Впрочем, член правления Krenholm Valdus AS Карл-Хенрик Койт в электронном письме информационному агентству BNS сообщает: «Возможно, мы найдем инвесторов, которые будут готовы перенять у нас завод. Тогда можно было бы спасти рабочие места и очень качественное производственное подразделение». Но если таких инвесторов не могли найти в предыдущие годы, то откуда им взяться теперь? Так что в счастливый исход дела мало кто верит. Мэр Нарвы Тармо Таммисте назвал банкротство бывшего флагмана легкой индустрии «печальным, но закономерным». Председатель городского собрания Михаил Стальнухин отмечает: «То, что произошло с „Кренгольмом“, случилось не сегодня, а много лет назад. Когда шведский владелец вкладывал инвестиции, не был обеспечен достаточный контроль за их использованием, неэффективно осуществлялся перевод производства на новое направление». При этом Стальнухин надеется, что увольняемым с «Кренгольма» удастся найти работу либо в Нарве, либо в Ивангороде: «Газеты в городе пестрят объявлениями о том, что требуются рабочие руки». Однако председатель профкома закрывающегося предприятия Юлия Дмитриева не разделяет оптимизм лидера городского парламента и считает, что судьба потерявших работу текстильщиков «будет очень тяжела».

К тому же, как пишут региональные издания, данные, которыми оперирует председатель городского собрания, существенно отличаются от статистики Кассы по страхованию от безработицы (бывшей Биржи труда). Так, на момент пополнения армии безработных «новобранцами» с «Кренгольма» в Нарве официально зарегистрировано лишь пять трудовых вакансий.

Плохой и невоспитанный хозяин

Согласно законодательству Эстонской Республики, работодатель (шведская материнская компания) был обязан официально уведомить о случившемся профсоюз «Кренгольма» еще до объявления решения о банкротстве и в дальнейшем решать все связанные с этой процедурой вопросы только при участии тред-юнионов. Однако, как заявила журналистам главное доверенное лицо профсоюза отделочного производства и заместитель председателя профкома комбината Валентина Вильман, для профактива известие о начале банкротства стало полной неожиданностью.

Руководитель регионального Ида-Вирумааского (северо-восточного) отдела Центрального союза профсоюзов Эстонии Александр Старцев высказался жестче: «Получается, шведский хозяин вообще плюнул на законы Эстонии. Ведь еще за несколько дней до принятия решения о начале банкротства президент компании уверял профсоюз, что все будет хорошо, все будут работать, и просил успокоить народ».

Тармо Таммисте после состоявшейся в его кабинете в середине ноября встречи с представителями регионального отделения Кассы по страхованию от безработицы фактически повторил слова Старцева: «Шведский предприниматель показал себя как плохой и невоспитанный хозяин по отношению к людям, которые на него работали. Он их просто бросил, как двести лет назад в Африке рабовладельцы бросали ненужных рабов и уезжали. Да и то – там старались их продать, а тут…»

Лидер эстонских профсоюзов Харри Талига, принципиально соглашаясь с такой оценкой, полагает, что никаких мер воздействия на работодателя быть не может. В недавнем интервью порталу Delfi X он признался: «Инспекция труда может применить к работодателю санкции, но так как он и сам, по сути, обанкротился, то штраф, который в этой ситуации можно назначить (50 тыс. крон, или чуть более 3 тыс. евро), вряд ли что-то изменит. То есть ситуация в каком-то смысле тупиковая».

«Кренгольм» – не первая ласточка и, судя по всему, далеко не последняя. В те же дни, когда СМИ Эстонии пестрили подробностями крушения текстильного гиганта, появилась информация о близком банкротстве небольшой фирмы Uus Samm, производившей бетон. И хотя численность ее персонала (10 человек) ни в какое сравнение не идет с «Кренгольмом», если иметь в виду судьбы людей, а также напряженную ситуацию на местном рынке труда, то растущая тревога работников и предпринимателей по поводу возникшей тенденции вполне объяснима.

По мнению владельца Uus Samm Александра Степанова, на северо-востоке Эстонии явно намечается новая волна сокращений рабочих мест. Виной тому – негибкая позиция коммерческих банков по отношению к средним и малым предприятиям. Банкиры предпочитают кредитовать крупных инвесторов, которые к тому же стабильно демонстрируют свою финансовую состоятельность и кредитоспособность.

Зона

В истории Нарвы, да и Эстонии в целом, закрыта еще одна страница. Эмоционально это событие, безусловно, имеет негативную окраску. Но, судя по высказываниям многих экспертов, оно обусловлено объективными причинами.

Когда-то оживленная, площадью в несколько десятков гектаров, территория текстильного комбината ныне производит гнетущее впечатление. Она напоминает то ли поле после боя, то ли знаменитую Зону из повести братьев Стругацких «Пикник на обочине». Не ту, что в фильме Андрея Тарковского «Сталкер», снятом по мотивам повести, а именно из самой книги: Зону, захваченную какими-то внеземными цивилизациями, на которой высятся земные, но заброшенные прежними хозяевами гигантские корпуса, под каждым из них – вместительные ангары-подвалы. Что там происходит? Какие сюрпризы преподнесет она? Находится ли где-то в ее недрах мифический Золотой шар, исполняющий все желания, или только «ведьмин студень», «жгучий пух» и прочие малосимпатичные отходы деятельности неведомого разума? Этого не знает никто.

Известный в Эстонии скандальный журналист Юку-Калле Райд сделал недавно на телеканале ETV2 апокалипсический «репортаж с места событий», хотя как раз событий-то тут никаких не происходит. Находиться здесь даже средь бела дня жутковато. На фоне этого «города-призрака» циклопические производственные руины, которые так любят использовать в качестве декораций создатели голливудских блокбастеров, кажутся безобидными макетами из картона и фольги.

Взамен флагмана легкой индустрии возникла огромная черная дыра. Кажется, само время остановило здесь свой бег и застыло в неподвижности. Территория фактически никем не охраняется и не контролируется. Кому она достанется? Наполнятся ли корпуса когда-нибудь снова гулом работающих станков или здесь найдут пристанище бомжи и контрабандисты? Обеспечить хоть сколько-нибудь действенный контроль имеющимися силами полиции или пограничников нереально.

Сравнять корпуса с землей – еще нереальнее: прочность кирпичной кладки конца XIX века позволила этим строениям, единственным в городе, уцелеть в ходе многомесячных бомбежек и артобстрелов в годы второй мировой войны. Правда, существует некая идея создать здесь своего рода музей истории и индустрии под открытым небом, для реализации которой потребуются десятки миллиардов евро.

Но инвесторы предпочитают вкладывать средства в офисные и торговые сооружения, да и то в центре Таллина, Риги или Вильнюса, как, например, учредители нового фонда недвижимости BPT Asset Management – Baltic Opportunity Fund, намеревающиеся инвестировать в рынок Балтии суммарно 3,1 млрд крон (200 млн евро) в течение трех лет. Так что идея «кренгольмского Диснейленда», по всей вероятности, найдет воплощение очень не скоро.       

Таллин – Нарва

Промышленные проблемы стран Балтии затерялись на фоне постепенного выхода из кризиса всей промышленности Евросоюза

У партнеров

    Реклама