Наведение мостов

Международный бизнес
Москва, 21.02.2011
«Эксперт Северо-Запад» №7 (503)
Литва находится в активном поиске альтернативных поставщиков электроэнергии. Однако многие энергопроекты, в которых участвует страна, буксуют. Реальные подвижки наметились лишь в проекте, обеспечивающем доступ к скандинавскому энергорынку, – SwedLink

Уже год Литва живет в режиме адаптaции к новым условиям после остановки реактора Игналинской АЭС, производившей 80% потребляемой в стране электроэнергии. С одной стороны, мощностей обычных электростанций вроде бы с избытком: по подсчетам Института энергетики Литвы, мощности энергопроизводителей достигают 2882 МВт, в то время как потребность – около 1900 МВт. С другой – пользоваться собственными ресурсами стране крайне невыгодно, поскольку технически они устарели и производят дорогую энергию, выгоднее покупать ее на внешнем рынке.

Поэтому одновременно с закрытием АЭС в Литве приступила к работе энергобиржа BaltРool. Изначально через биржу планировалось обеспечивать более половины потребности страны (5 млрд кВт·ч при потребности 9-11,5 млрд). Эти закупки могли бы быть и больше, если бы не соображения безопасности.

Импортная круговерть

Сегодня основные импортеры электроэнергии в Литву – Россия, Белоруссия и Эстония. И хотя BaltРool не разглашает объемы продаж как коммерческую информацию, недавно вице-министр энергетики Ромас Швядас обмолвился, что доля России в импорте электроэнергии достигает 80%. Поставки осуществляет дочерняя компании «Интер РАО ЕЭС» – Energijos realizacijos centras.

Белоруссия первую партию энергии (85 тыс. кВт·ч) поставила в марте. Одновременно «Белэнерго» подписала соглашение с российской компанией «Интер РАО ЕЭС» о поставках российской электроэнергии в объеме 3 млрд кВт·ч в соответствии с балансом союзного государства и до 2,5 млрд – на основе принципов «коммерческой целесообразности».

Сложнее ситуация с поставками украинской электроэнергии, которую бывший президент Виктор Ющенко в свое время обещал литовскому коллеге Валдасу Адамкусу в «неограниченных количествах». Но возникла проблема – транзит через белорусские энергосети. Поначалу Минск давал Киеву и Вильнюсу позитивные сигналы: в ноябре 2009 года сообщил, что готов предоставить транзитные мощности для поставок украинской электроэнергии в Литву. Однако накануне Нового года он изменил позицию. Представители «Белэнерго» заявили, что готовы работать только по следующей схеме: Белоруссия поставляет в Литву электроэнергию от имени компании, а нехватку на собственном внутреннем рынке будет пополнять за счет поставок с Украины.

Параллельно с этим во время визита на Украину президента Белоруссии Александра Лукашенко в октябре 2009 года была достигнута договоренность о том, что Киев экспортирует в Белоруссию 2 млрд кВт·ч, а затем соглашение было продлено до конца 2010-го с увеличением объема поставок до 4 млрд кВт·ч.

Как заметил один из анонимных экспертов, по такой схеме предприимчивые белорусы рассчитывали «наварить» за счет перепродажи украинской энергии. Но, видимо, что-то не сработало. Это выяснилось в октябре прошлого года при посещении Литвы главой Украины Виктором Януковичем, который предложил президенту Дале Грибаускайте начать трехсторонние переговоры с Белоруссией по вопросу транзита.

Кроме того, в небольших количествах Литва получает энергию и из Эстонии в рамках договора о совместном использовании электрокабеля Estlink. Есть данные, что по этому кабелю осуществляется транзит скандинавской энергии.

Как отметил бывший генеральный директор Lietuvos energija доцент Каунасского технологического университета Ансельмас Бачаускас, страна не может себе позволить полностью полагаться на импорт, даже если он выгоден, поскольку нет гарантий от перебоев. В качестве примера он напомнил о сокращении российских поставок в Финляндию зимой 2005/2006 года. А значит, следует поддерживать в рабочем состоянии собственные мощности и производить на них хотя бы 20-30% энергии, вкладывать средства в их модернизацию. Кроме того, необходимо создавать или искать дополнительные источники и альтернативных поставщиков электроэнергии.

Устаревшие генерирующие мощности Литвы производят дорогую электроэнергию. Это побуждает Вильнюс формировать проекты по строительству энергомостов

Атомная дымка

Следует упомянуть, что литовская энергетика работает в условиях неясных перспектив, связанных прежде всего с альтернативой возведения новой АЭС. Хотя официальная позиция литовских властей по проекту Висагинской АЭС (стоимостью от 3 до 5 млрд евро) остается в силе, события развиваются не в его пользу.

Неблагоприятный внешний фактор – это, безусловно, конкуренция, порожденная аналогичными планами ближайших соседей по строительству АЭС в Калининградской области и Белоруссии. Прогноз академика Юргиса Вилемаса, предупреждавшего о том, что Литве проблематично будет найти стратегического инвестора, готового рискнуть, вкладывая огромные средства в проект с сомнительными коммерческими перспективами, оправдывается. В начале декабря 2010 года конкурс на выбор стратегического инвестора проекта не состоялся: единственный участник конкурса корейская компания Kepco отозвала заявку. Литовская оппозиция тут же отреагировала на это фиаско, организовав вотум недоверия министру энергетики Арвидасу Сякмокасу.

Реализация Висагинского проекта осложняется и тем, что он задуман как международный – с участием Латвии, Эстонии и Польши. Этот союз потенциально чреват спорами относительно долевого участия, и пока не он развалился, видимо, только потому, что до сих пор партнерство из стадии деклараций не перешло в фазу конкретных планов – нет даже общего представления о мощности станции.

Во время встречи в Варшаве премьеров стран-партнеров, которая состоялась буквально через день после провального конкурса, литовскому премьеру Андрюсу Кубилюсу удалось добиться лишь очередной декларации о продолжении сотрудничества по атомному проекту. Но не более: никаких подробностей, кроме сухого сообщения пресс-службы правительства Литвы, не последовало. А премьер Кубилюс заявил, что поиск инвестора продолжится теперь путем прямых переговоров, на что отведено еще полгода.

Призрачный мост

Все эти интриги и перипетии в условиях сложных политических отношений государств региона побуждают Литву формировать проекты «мостостроительства». Их два – польский и шведский.

Стратегически польско-литовский энергомост мог бы радикально решить проблему, обеспечив Литве доступ в энергосистему Евросоюза. Но проблема в том, что Польша в нем не заинтересована, поэтому проект в очередной раз буксует – даже после того, как его включили в список важнейших проектов ЕС и пообещали финансовую поддержку Брюсселя. Хотя еще в мае 2008 года на паритетной основе была создана компания-оператор LitPollink, дела идут ни шатко ни валко, причем в основном с литовской стороны.

В частности, в августе началась подготовка детального плана строительства подстанции в Алитусе, откуда потянется соединительная линия в сторону польской границы. Согласно первоначальному графику, к строительным работам следовало приступить еще весной 2010 года. Но LitPollink скорректировала намеченный срок сдачи линии сначала на 2014 год, а позже – до 2016-го. А чтобы система заработала, нужно прибавить как минимум еще два года на то, чтобы поляки смогли освоить порядка 600 млн евро на развитие системы распределительных сетей.

Избегая публичных высказываний, энергетики в кулуарах говорят, что успех LitPollink связан с судьбой атомного проекта. Именно польское участие стало фактором оживления интереса к теме энергомоста, поскольку он позволит получать из Литвы электроэнергию для восточных районов Польши, где наблюдается дефицит мощностей. Кроме того, поляки рассчитывают под это получить от ЕС средства на развитие системы распредсетей в Восточной Польше. При этом меньше всего они заинтересованы помогать Литве в обеспечении выхода через свою территорию в Германию и далее. Но поскольку перспективы атомного проекта туманны, а межгосударственные отношения Литвы и Польши далеко не безоблачны, ожидать активности пока явно не приходится.

Скандинавским путем

Вот почему все внимание Вильнюса переключилось на северный маршрут – проект SwedLink. Идея этого проекта стоимостью около 552 млн евро возникла намного позже польского – четыре года назад. Однако продвигается он более динамично. В частности, правление шведской компании Svenska Kraftnat уже объявило о выделении 2,6 млрд крон (около 201 млн евро) на прокладку электрокабеля, который должен соединить литовский порт Клайпеда со шведским Нибро. Ранее свое участие в объеме 131 млн евро определила и Еврокомиссия. Правда, средства эти начнут поступать только в 2014 году. Остальное предстоит вложить Литве, хотя вопрос о ее финансовом участии пока не решен.

В ноябре 2010 года также начались работы над специальным планом по привязке трассы к территории (срок их проведения – год). А в середине декабря в Вильнюсе подписан договор между литовским оператором Litgrid и шведскими компаниями Svenska Kraftnаt и ABB о производстве и монтаже кабеля (точнее, двух кабелей тока постоянного напряжения и одного – переменного). Кабели будут зарыты на дне моря на метр, а на месте пересечения с газопроводом Nord Stream предстоит оборудовать специальные «мостики». Предполагается, что энергомост мощностью 700 МВт и длиной около 450 км (в том числе 400 км – по дну Балтики) и трансформаторные подстанции вступят в строй весной 2016 года.

Проект этот мог стартовать как минимум на год раньше, если бы не затянувшиеся споры между Ригой и Вильнюсом. Понятно, что Латвии не хотелось оставаться в стороне, после того как кабелем обзавелась Эстония. Поэтому она энергично доказывала, что ее берег ближе к Швеции, пока не добилась откупного: чтобы удовлетворить амбиции Латвии, Еврокомиссия летом 2009 года пообещала 44 млн евро на развитие ее внутренних электросетей. С этого момента процесс пошел бойко, и теперь уже мало кто сомневается, что он абсолютно реален.

Важно при этом подчеркнуть, что новый энергомост в Скандинавию вкупе с уже действующим эстонско-финским кабелем EstLink и планами по созданию второго такого же – EstLink-2 – рассматриваются как скоординированные действия по формированию единого балтийского энергорынка, который в перспективе превратится в северобалтийский. Именно так они трактуются в подписанной в апреле прошлого года в Вильнюсе премьерами трех стран Балтии декларации. Рынок будет функционировать по модели и правилам скандинавского рынка NordPool, которые уже приняты на литовской энергобирже. Это позволяет балтийским лидерам, даже когда возникают споры, подобные литовско-латвийскому, каждый раз подчеркивать, что любой соединительный проект служит на благо не одной страны, а всей Балтии.

По словам Юргиса Вилемаса, Литва по развитости сети магистральных линий не имеет равных в Европе, что дает ей возможность и преимущество использовать европейский рынок электроэнергии для регулирования цен. Разумное сочетание внешнего рынка и собственных мощностей становится оптимальной моделью развития. Вот почему, считает он, так важно и расширение выхода на внешние рынки – это реальная и продуктивная стратегия.  

Вильнюс

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №7 (503) 21 февраля 2011
    Пенсионная реформа
    Содержание:
    Гадание на пенсионной гуще

    Правительство пригласило общественность к обсуждению будущего пенсионной системы. Но предложенный документ не содержит внятного описания предполагаемых реформ, больше напоминая «пробный шар», запущенный для изучения настроений россиян

    Реклама