Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Экономика

Погладить против шерсти

2011
Иллюстрация: Владимир Басов

Пожертвовав инвестиционными программами энергетического сектора, российские власти стабилизировали цены на электроэнергию. Но от этого перспективы становятся еще более непредсказуемыми

В июне 2011 года бизнес получит новые счета за электроэнергию. Как уверяют в энергетических компаниях, они будут меньше майских. Это означает, что властям удалось стабилизировать цены на электроэнергию, выросшие в начале года на десятки процентов. Бизнес однозначно выиграл от этого решения. Вопрос в том, надолго ли.

О причинах роста тарифов в этом году говорилось неоднократно (см., например, «Вольный счет за киловатты», «Эксперт С-З» №2-3 от 24 января 2011 года). Совмещение двух крупных реформ, а именно – окончание переходного периода по либерализации цен и, как следствие, полный отказ от регулирования цен оптового рынка и переход на долгосрочные параметры регулирования в сетях, произвело, по сути, взрывной эффект. В Санкт-Петербурге цена на электроэнергию для отдельных потребителей повысилась на 40-60%. Однако шаги по корректировке ситуации уверенными назвать сложно.

Производственный шок

Промышленные потребители готовились к повышению цен на электроэнергию. По заверению федеральных властей, рост не должен был превысить 15%. В крайнем случае ориентировались на 20%. Однако реальные счета превзошли все ожидания. По словам президента Ассоциации промышленных предприятий Санкт-Петербурга Валерия Радченко, счета за электроэнергию в первом квартале этого года показали рост от 40 до 60%. «В деньгах это дополнительные 4-5 млн рублей. Заводы оказались к такому не готовы, стали фиксировать убытки, сокращать персонал или отправлять людей в отпуска. Между тем промышленная отрасль приносит городу около 30% налогов», – недоумевает он.

На заводе «Светлана» рост платежей за электроэнергию составил 46%, на Пролетарском заводе – 30-40% и т.д. Бизнес поставил жесткий диагноз вступившим в силу изменениям на энергетическом рынке. «По сути, нас ограбили, назвав это „инвестиционной составляющей“. Страшно представить, что было бы, например, в США, если бы тарифы для промышленников выросли на 40%. Сегодня в стране нет рынка, есть базар. Мы требуем грамотной работы», – высказал Радченко общее мнение промышленников.

Как признает генеральный директор Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) Юрий Саакян, выход внутренних цен на электроэнергию на уровень США лишил отечественные компании важного конкурентного преимущества по внутренним издержкам – низкой стоимости электроэнергии. «Необходимо понимать, что наши промышленные компании зачастую конкурируют на внешнем и внутреннем рынках не за счет превосходства технологии, а за счет более дешевой продукции. С запланированным выходом цен на энергоресурсы на мировой уровень у них останется только одна конкурентная статья расходов по сравнению с развитыми странами – затраты на труд», – отмечает Саакян.

Нерадостно

Между тем эксперты еще в 2010 году предупреждали, что властям придется либо отказаться от дальнейших реформ в энергетике, либо смириться с резким ростом цен в этой сфере. Ведь конечная стоимость электроэнергии складывается из цены оптового рынка, тарифов федеральной и региональных сетевых компаний и сбытовой надбавки, а практически по всем составляющим был рост.

До полной либерализации оптового рынка регулируемая доля в конечной цене составляла 20%. С отменой доли регулирования конечная стоимость в январе 2011 года должна была сразу вырасти на 7-9%, объясняет заместитель управляющего директора Петербургской сбытовой компании (ПСК) Александр Меркулов. При этом цены на оптовом рынке тоже только увеличиваются. «Конкуренции (между генерирующими компаниями. – „Эксперт С-З“), о которой нам говорили и которая должна была привести к снижению цен на оптовом рынке, придется ждать долго», – полагает Меркулов.

По сути, во многих регионах России сохраняется дефицит электроэнергии, а в таких условиях рассчитывать на снижение цен, тем более при отсутствии госрегулирования, не приходится. В итоге предприятия Северо-Западного округа, где энергомощностей достаточно, вынуждены оплачивать недостаток мощностей в других регионах страны.

Другой немаловажный фактор, подстегнувший цены, – введение метода тарифного регулирования RAB. По этому методу теперь регулируются 60 региональных сетевых компаний, а также Федеральная сетевая компания (ФСК). Причем внедрение нового принципа тарифообразования в сетях приветствовалось и поддерживалось как региональными властями, так и непосредственно энергетическими компаниями, которым метод дает возможность реализовывать масштабные инвестиционные программы, причем только за счет роста тарифной выручки. В итоге у энергетиков появился источник средств, которые они планируют направить на повышение надежности сетей, строительство энергоисточников, реконструкцию линий электропередачи. Предполагалось, что региональные власти, в свою очередь, синхронизировав инвестпрограммы сетевых компаний с планами развития регионов, смогут закрыть больной для многих вопрос с нехваткой мощностей.

К примеру, «Ленэнерго» в течение ближайших пяти лет собиралось выполнить инвестиционную программу по Санкт-Петербургу стоимостью 82,5 млрд рублей, по Ленинградской области – на 20,3 млрд рублей. На этот срок для компании должен был устанавливаться согласованный с региональными и регулирующими органами тариф с учетом инвестиционной составляющей.

Блуждающие деньги переходного периода

Помимо регуляторных составляющих при переходе к полной либерализации возникло множество технических сложностей. В частности, одна из проблем связана с формированием прогнозных цен на предстоящий месяц, исходя из которых сбытовые компании рассчитывают суммы авансовых платежей потребителям. Если в прежние годы ориентиром для сбытовиков была регулируемая цена, на основании которой они начисляли авансы, то с нового года этот ориентир исчез. Его заменили прогнозные цены, вычисляемые организатором торгов по специальной математической формуле. Как показывает опыт первых месяцев текущего года, прогнозная и фактическая цены сильно различаются. В результате сбытовым компаниям приходится по окончании расчетного месяца возвращать потребителям излишне уплаченные средства.

Такая схема, естественно, не устраивает потребителей, поскольку из их оборота изымается часть средств. В данном случае в плюсе оказываются банки, которые занимаются перечислением этих денег. Как констатирует Александр Меркулов, к примеру, ПСК пришлось произвести перерасчет платежей за январь 2011 года, за март цены пересчитывались несколько раз, в мае ожидаются корректировки апрельских цен.

«За формирование прогнозной цены отвечает администратор торговой системы, – поясняет первый заместитель председателя Комитета по тарифам Санкт-Петербурга Иван Болтенков. – Многие считают, что этот механизм не очень прозрачен и те математические модели, которые применяются при расчете средневзвешенной цены всего опта, понимают полтора человека в стране. Думаю, что тот сигнал, который запустило высшее руководство страны, независимые администраторы услышали и примут соответствующие меры».

Утюжка

Осознав, что ситуация с ростом цен на электроэнергию близка к критической, федеральные власти стали искать варианты снижения конечной стоимости электроэнергии для потребителей. Как сообщает глава Федеральной службы по тарифам (ФСТ) Сергей Новиков, к настоящему времени вышел ряд постановлений правительства, которые предоставили дополнительные инструменты для таких корректировок как по оптовому рынку, так и по сетевым организациям.

По его словам, изначально ФСТ прогнозировала увеличение конечной стоимости электроэнергии на 15% в среднем по стране, однако в 38 из 83 субъектов федерации рост превысил 15%, а в некоторых регионах и 25-30%. В результате пришлось формировать новый ориентир, согласно которому цена на электроэнергию не должна превышать 15% от уровня прошлого года, но уже в среднем по региону. Такое требование содержится в постановлении правительства РФ №1172 от 27 декабря 2010 года (правда, обнародовано оно лишь в апреле).

«Все решения во исполнение этого постановления на федеральном уровне уже приняты, идет подготовка документов на уровне субъектов федерации», – утверждает Новиков. «Независимо от того, когда регионы примут все необходимые решения, действовать они начнут с 1 мая», – уточнил он.

Иван Болтенков отмечает, что в Петербурге решения в рамках этого постановления уже приняты. Так как тариф за передачу по сетям ФСК регулируется ФСТ, единственный способ снизить сетевую надбавку – сокращение тарифной выручки «Ленэнерго».

Как ранее рассказывал заместитель главы «Ленэнерго» по экономике и финансам Сергей Николаев, обсуждается вариант сокращения необходимой валовой выручки компании в текущем году на 2,5% – до 14,5%. Сглаживание предполагает, что недополученный сегодня рост удастся компенсировать с лихвой в будущем.

И в компании, и в городском Комитете по тарифам уверяют, что при этом параметры инвестпрограммы на 2011 год пересматривать не планируется. Однако пока остается непонятным, будут ли корректироваться тариф на следующие годы и меняться инвестпрограмма. Если оказались возможны корректировки спустя всего четыре месяца после внедрения регулирования RAB, то вероятность внесения изменений остается высокой. А следовательно, какими будут тариф и инвестпрограмма в дальнейшем, затрудняются прогнозировать и чиновники, и менеджмент компании.

Сергей Новиков убежден, что предприятия отрасли от такой корректировки сильно не пострадают. В генерации действуют договоры предоставления мощности, все обязательства по которым сохраняются. В отношении сетевых компаний будет применен дифференцированный подход, чтобы учесть региональные программы территориального развития. Кроме того, есть возможность перенести тарифную нагрузку с текущего года на более отдаленный период, добавил глава ФСТ.

Между тем фондовый рынок оперативно отреагировал на изменение тарифов. «Предпринятые действия по сглаживанию роста тарифов, а также заявления представителей власти уже привели к снижению интересов к акциям сетевых компаний. Однако пока на повестке дня не стоит вопрос приватизации сетевого комплекса. Безусловно, неопределенность в правилах регулирования и на рынке электроэнергии в целом снижает интерес инвесторов как к сетевому комплексу, так и ко всей отрасли», – признает Юрий Саакян.

Радостно

Несмотря на неуклюжие действия федеральных регулирующих органов, положительный эффект, скорее всего, будет достигнут – цена на электроэнергию для потребителей снизится. Стоимость электроэнергии в результате вырастет по сравнению с предыдущим годом не на 15% в среднем по стране, как раньше планировалось, а примерно на 8-9%, считает Сергей Новиков. Что касается петербургских промышленных потребителей, то Комитет по тарифам рассчитывает добиться (за счет мер по сглаживанию цен), чтобы рост стоимости электроэнергии для отдельных потребителей не превышал 13-18% к прошлому году, а в среднем – 15% .

«Заявление, что рост составит от 13 до 18% по каждому предприятию, нас устраивает, – говорит Валерий Радченко. – Но еще один острый вопрос остается открытым: будут ли производиться перерасчеты по уже оплаченным счетам?» На этот вопрос чиновники пока ответа не дали.

Александр Меркулов заметил, что перерасчетов сетевой составляющей с начала текущего года в конечной цене на электроэнергию однозначно не будет. Просто счета, выставленные за май, окажутся существенно меньше за счет снижения сетевой составляющей.

Когда разожмется пружина

Видимо, цены на электроэнергию все же в скором времени стабилизируются, Однако какой ценой? Потребители еле сводят концы с концами в результате непродуманных реформ, энергетики на ходу перекраивают инвестиционные программы, а потенциальные инвесторы стали еще осторожнее относиться к российским энергетическим активам. Кроме того, эксперты и участники рынка не исключают, что предвыборное сдерживание цен может вызвать обратный эффект и «спружинить» несколько позже, в 2012-2013 годах.

При этом есть еще одно немаловажное обстоятельство: подобных неувязок и просчетов можно избежать только при ясной и прозрачной системе формирования цен. А с прозрачностью созданного в России рынка электроэнергии получилось как-то не очень. Порой участники рынка не могут с определенностью сказать, какой тарифный план выгоднее потребителю – одноставочный или двуставочный, как формируется цена на оптовом и розничном рынках (перечислять можно до бесконечности). Это, в свою очередь, порождает недоверие потребителей к любым, в том числе и здравым, решениям как государства, так и энергетиков.

«Классическая проблема тарифов в любой естественной монополии в любой стране мира – асимметрия информации между регулятором и монополией. Это означает, что регулятор устанавливает тарифы на основе информации, предоставляемой монополией, и не обладает ресурсами для адекватной оценки. Такой подход вызывает много критики в адрес регуляторов по качеству установления тарифов в сетевом комплексе (к примеру, как производилась оценка капитала сетевых компаний и т.д.). Безусловно, повышение качества принимаемых решений – введение систем бенчмаркинга, прозрачность – позволило бы тарифам расти не столь высокими темпами», – резюмирует Юрий Саакян.   

Санкт-Петербург

«Эксперт Северо-Запад» №21 (517)



    Реклама



    Реклама