Политика

Москва, 31.05.2016


Абсурд по закону

14 nov 2011
Фото: Александр Крупнов

Андрей Тындик: «Федеральный закон №94 нуждается не только в модернизации, но и в глобальной ревизии внесенных в него поправок»

Сегодня эра специализации, в том числе и юридической. Еще десять лет назад можно было встретить юристов или адвокатов, которые могли работать одновременно в сфере гражданского, уголовного или семейного права. В настоящее время быть специалистом сразу во всех направлениях юриспруденции невозможно.

«Сначала разделились уголовная и гражданская сферы. Потом – гражданское право. Его передовая часть, коммерческое право (хозяйственные споры), превратилась в огромную отрасль, в которой на определенном этапе тоже началось дробление. Этот процесс продолжается. Начали появляться юристы и юридические компании, специализирующиеся на отдельных подотраслях коммерческого права: банковской, страховой, налоговой и т.д.», – поясняет специфику современного юридического права адвокат Юридической конторы Гессена Андрей Тындик. Эта тенденция характерна как для международной, так и для российской юридической практики, поскольку изменения в законодательной и нормативной базах происходят настолько быстро, что уследить за ними можно, лишь детально и целенаправленно отслеживая их.

Поэтому разговор с Андреем Тындиком шел в основном об особенностях судебной практики при исполнении госзаказов, строительных подрядов, в том числе в дорожном строительстве, а также о защите прав собственности – о сфере, на которой специализируется юридическая компания.

По Салтыкову-Щедрину

– Госзаказ и, как уже принято говорить, «пресловутый 94-й федеральный закон» тесно взаимосвязаны. Звучит очень много нареканий по исполнению этого закона. Какие наиболее распространенные дела приходится решать в суде при его правоприменении?

– Закон не просто проблемный, а крайне проблемный. Его постоянно пытаются кроить, менять, исправлять. Но все эти действия, как показывает практика, пока малоэффективны. Закон нуждается в глобальной переделке по самым ключевым моментам.

Что касается дорожного хозяйства и строительства, то основное уязвимое место документа в том, что главный критерий для победы на аукционе – цена. В итоге фирма, которая не имеет ни активов, ни репутации, ни квалификации, ни каких-либо иных критериев добропорядочности, способна прийти, предложить заведомо низкую цену, которая зачастую даже не соответствует возможной себестоимости. Доходит до парадокса: многие государственные заказчики – организаторы при попытках противодействовать таким заведомо недобросовестным участникам сталкиваются с давлением правоохранительных органов, прокуратуры, которые говорят: «Ну как же так, Иван Иваныч, почему же вы пытаетесь воспрепятствовать заключению контракта с лицом, которое дешевле всех может построить дорогу? Вы против экономии бюджетных средств?»

Вот и получается в итоге все по Салтыкову-Щедрину. Если госзаказчик пытается разобраться, как вчера созданное ООО, имеющее уставный капитал 10 тыс. рублей и секретаря в качестве основного актива, будет выполнять серьезный заказ стоимостью несколько миллиардов, то в лучшем случае столкнется с давлением правоохранительных структур. Вроде абсурд – но все по закону.

– Неужели нет механизмов отсечения недобросовестных компаний от аукционов и конкурсов? Может, достаточно ввести процедуру предквалификационного отбора?

– Это обсуждается массово, но реальных сдвигов нет. Более того, есть противники таких изменений, поскольку все не так просто, как кажется на первый взгляд. С одной стороны, безусловно, предквалификация позволит сделать отбор участников более узкопрофильным и даст возможность проводить аукцион среди фирм, уже имеющих некую репутацию. Но с другой стороны, может возникнуть реальная угроза монополизации и отсечения от госзаказов предприятий среднего и малого звена.

Давайте порассуждаем: введена предквалификация по определенным критериям. Как показывает практика, в какой-то момент образуется некий круг таких организаций (допустим, десяток на всю Россию), которые начнут диктовать свои правила игры. Ограниченное количество участников приведет к тому, что рано или поздно все друг друга узнают и создадут некую неформальную ассоциацию, которая будет распределять эти заказы еще на стадии их появления.

– Не менять нельзя, но и оставлять как есть – тоже. Где же выход?

– Вводить предквалификацию, адаптировать и применять ее нужно взвешенно. Найти разумный баланс между этими двумя крайностями – основная задача всех ветвей власти: и законодательной, и исполнительной, и судебной как регулятора этих правоотношений. Большую роль здесь, конечно, могут сыграть антимонопольные органы.

Кроме цены для победителя конкурсной процедуры необходимо ввести и иные критерии. Например, репутация, срок существования на рынке, выполненные подряды в этой области, наличие специальной техники, штата работников и т.д. Но дополнительные критерии не должны быть сформулированы в виде некого препятствия для участия других предприятий.

Вымирающая флора

– Фактор низкой цены – единственный пробел в этом законе?

– ФЗ №94 нуждается не только в модернизации, но и в глобальной ревизии внесенных в него поправок. Например, в определенный момент введено некое положение, по которому госконтракт может быть расторгнут только по решению суда. Почему любой контракт, если стороны не договорились, может быть расторгнут во внесудебном порядке, а госконтракт – только через суд? На первый взгляд – безобидное маленькое изменение, но включение фразы «исключительно по решению суда» приводит к полному абсурду.

Представьте: директор предприятия-заказчика понимает, что подрядчик не выполнил определенный этап подрядных работ, но при этом этот руководитель обязан выполнять график перечисления денежных средств. Это часть договора, и даже если иск о его расторжении уже подан в суд, но решение еще не вынесено, то договор считается действующим. Что делать? Из-за всего одного слова «исключительно» директору приходится ждать решения суда и исполнять договор, то есть перечислять мошеннику бюджетные средства. Не позавидуешь положению такого руководителя.

– В вашей практике были такие дела?

– Используя эту норму, печально известная компания «Флора» умудрилась довести ситуацию до полного абсурда, когда в течение двух лет никто, в том числе правоохранительные органы, не понимал, кто и что нарушил. При этом общая сумма финансирования госзаказов, выполняемых ею, составляла 16 млрд рублей.

«Флора» выбрала уникальную методику. Она не просто получила деньги и банально испарилась или тратила их в неизвестном направлении, а силами субподрядчиков выполняла часть работ. То есть субподрядчики реально работали и выполняли значительную часть заказа. Схема выглядела следующим образом: госзаказчик платил «Флоре», которая должна была перечислять средства субподрядчикам. Последние, в свою очередь, в ожидании финансирования привлекали кредиты для работы. Однако при этом разрыв в финансировании проделанной работы и перечислении средств со стороны генподрядчика («Флоры») постепенно нарастал, что стало сказываться на графике работ. Обстановка стала накаляться и в какой-то момент, как любая пирамидальная схема, достигла такого состояния, что уже не могла быть прикрыта новыми обещаниями. В итоге дело дошло до шквала исков от субподрядчиков и госзаказчика к «Флоре» и друг к другу.

По-хорошему, можно было сразу расторгнуть госконтракт. Но буквально одно слово на практике привело к колоссальному коллапсу, который вылился в четырехлетнее судебное противостояние. В итоге «Флора» проиграла дела во всех судебных инстанциях и сейчас находится в стадии банкротства. Возбуждены уголовные дела. Общая сумма имущественных претензий к «Флоре» в рамках последней ревизии долгов со стороны как госзаказчика, так и субподрядных организаций – порядка 2 млрд рублей. Очень жаль субподрядчиков, которые в результате серьезно пострадали, а ведь это несколько десятков средних и малых предприятий, многие из которых, в силу того что «Флора» с ними не рассчиталась, оказались на грани банкротства.

Но главное – не само противостояние как юридический процесс, а то, что это в значительной мере препятствовало строительству Кольцевой автодороги – важнейшего объекта Петербурга.

По ухабам до суда

– Какие еще есть проблемы в дорожном строительстве?

– Кроме госзаказа актуальнейшей проблемой остается качество дорог. Это вопиющая проблема. Специалисты по дорожному строительству называют главной причиной применение старых СНиПов при строительстве. Пока они не будут изменены, рассчитывать на то, что качество наших дорог будет таким, как в европейских странах, не приходится. Процесс принятия новых СНиПов, соответствующих западным стандартам, идет, но пока глобальных изменений в этой сфере нет.

– Число рассматриваемых в суде дел по качеству дорог возрастает?

– Как таковой рост дел в арбитражном суде не отмечается. Это процесс перманентный. Истцом и ответчиком здесь выступают обе стороны – заказчик и подрядчик. По моим ощущениям, превалируют претензии заказчика к подрядчику.

– А количество исков от физических лиц разве не увеличивается?

– Нельзя не сказать, что в нашей стране начинает появляться непривычная российскому гражданину категория споров. За последние годы возникла возможность предъявлять иски к комитетам по дорожному хозяйству и иным госорганам, ответственным за содержание и качество дорог. Люди стали взыскивать затраты на ремонт пострадавшего автомобиля.

Раньше такое было невозможно. Но в последние года три сознательные граждане пытаются компенсировать потери, возникшие из-за некачественного дорожного полотна. Что разумно и очень важно. В последнее время уже в значительной мере могут поплатиться и конкретные чиновники, и конкретные службы, которые отвечают за качество дорог. Чем больше таких исков и претензий, тем лучше, чем больше граждане будут взыскивать не предусмотренные бюджетом расходы с государства, тем лучше для гражданского общества в целом и состояния дорог в частности. И это касается не только дорожного хозяйства и строительства, но и других областей: здравоохранения, образования. Это достаточно новое явление, но крайне полезное.

– Поспевает ли законодательство за развитием страны?

– Есть расхожее мнение, что в России плохие законы. На мой взгляд, это неверное и весьма условное суждение. Законы у нас хорошие, и зачастую их тексты базируются на опыте западных стран. Проблема не в плохих законах, а в неадекватной правоприменительной практике. А она зависит от целого ряда факторов. В первую очередь – от правосознания общества. Очень часто человек, пострадавший в той или иной ситуации, не идет в суд, потому что среднестатистический гражданин не верит в правосудие, быстроту и эффективность этого инструмента. Хотя зачастую – зря, потому что есть ситуации, когда можно и нужно идти в суд.

И возникает парадоксальная ситуация: закон есть, он позволяет защитить свои права, а люди не идут в суд. То есть существует правовой нигилизм. Безусловно, судебная система не полностью еще осовременилась, особенно в части судов общей юрисдикции, которые рассматривают споры с участием граждан. Сегодня приходится признать, что если арбитражные суды у нас более или менее поспевают за современной реальностью, то суды общей юрисдикции – пока меньше. 

Санкт-Петербург

«Эксперт Северо-Запад» №45 (541)

Журнал «Эксперт» подписка

Оформите подписку на закрытые материалы журнала «Эксперт» и читайте их в полном объеме на сайте





    Реклама
    Читать все комментарии
    AdRiver

    «Эксперт» приступил к подготовке первого рейтинга крупнейших транспортно-логистических компаний России

    Для участия в проекте необходимо заполнить электронную анкету






    Реклама




    Читайте так же

    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    Фото: Сергей Мелихов специально для «РР»; youtube.com/TheKateClapp; Вячеслав Прокофьев, пресс-служба студии «Третий Рим», Алексей Панциков/ТАСС

    20 самых красивых женщин России

    «РР» публикует результаты большого исследования идеала женской красоты в современной России. Конечно, в нашей стране гораздо больше прекрасных дам, чем 20 лидеров народного рейтинга и 89 женщин, названных экспертами и журналистами. Но дело в нашем исследовании не в «рейтингах», а в понимании смысла красоты и ценностей, господствующих в стране. Дело не только в красоте, но и в человеке.


    Сергей Савостьянов/ТАСС

    Аэропорт на лучшей в мире ВПП

    Четвертый международный аэропорт московского авиаузла «Жуковский» открылся сегодня под Москвой

    TАСС Валерий Матыцин

    Реформа теплоэнергетики

    За теплом в альтернативную котельную

    Правительство опубликовало законопроект о реформе рынка теплоэнергетики в ЖКХ: в корне меняется тарифная модель и система взаимоотношений, куда включено все городское население и множество юридических лиц. Целевая модель с единой теплоснабжающей организацией хорошо работает в странах Северной Европы, успокаивают аналитики, а цены "альтернативной котельной" не должны напугать ни поставщиков, ни потребителей. Зимой узнаем...

    AP/TASS

    Мировые финансы

    ФРС накачивает банки

    Если ФРС все же повысит ключевую ставку в ближайшие месяцы, деньги достанутся, по мнению Yahoo Finance, не американским налогоплательщикам, а банкам. Причем, не только американским, но и иностранным. А Минфин США может лишиться $90 млрд, которые ФРС ежегодно переводит на его счета

    Михаил Джапаридзе/ТАСС

    Политика Центробанка

    В ЦБ раскрыли намерения

    Банк России опубликовал «Основные направления развития финансового рынка РФ на период 2016–2018 годов». Аналитики полагают, что теперь может стать меньше отозванных банковских лицензий, а больше - саморегулирования, ЦБ обратит внимание на облигации как альтернативу депозитам, а сам банк обещает вывести на первый план внутреннего инвестора. Но захочет ли он?