Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Мир

Некарательная психиатрия

2012

Признать террориста душевнобольным и лишить его слова – не лучший способ борьбы с экстремизмом

Полицейское расследование по делу самого кровавого преступления в послевоенной истории Норвегии завершено. Этнический норвежец Андерс Беринг Брейвик ждет суда, который определит ему меру наказания за убийство 77 человек, большинство из которых – подростки. Суд состоится в середине апреля, а в норвежском обществе не утихает дискуссия: какой же кары заслуживает массовый убийца? Если следовать букве норвежского уголовного права, то максимальное наказание, которое может получить Брейвик, составляет 21 год тюремного заключения. Получается, что за каждого убитого преступник отсидит в тюрьме меньше 100 дней. При этом норвежские места лишения свободы совсем не похожи на тюрьму в Гуантанамо – скорее на санаторий закрытого типа. Можно и газеты почитать, и телевизор посмотреть, и в спортивном зале позаниматься.

Несколько лет назад в норвежский Уголовный кодекс добавили статью о преступлениях против человечности – такие деяния предусматривают максимальное наказание 30 лет. Но чтобы осудить Брейвика по этой статье, его нужно превратить в военного преступника и признать врагом государства. Этого-то он как раз и добивается. Двойной теракт планировался Брейвиком как «маркетинговая операция», благодаря которой весь мир ознакомился бы с его манифестом, названным «2083 – Европейская декларация независимости». По словам террориста, он убивал по необходимости – только для того, чтобы объяснить заблудшим европейцам, откуда исходит угроза их цивилизации. В результате организованных им взрыва и расстрела европейцы должны были очнуться, вооруженным путем сбросить культурмарксистов и приступить к депортации мусульман. «Убедительно доказано, что те, кто совершает подобные злодейства, хотят вызвать революцию. Но своими акциями они всегда вызывают гнев абсолютного большинства, который обращается на них и их сторонников», – считает Стивен Джонс, который был адвокатом другого печально знаменитого террориста – американца Тимоти Маквея.

«На мой вопрос, не аморально ли убивать так много невинных людей, он ответил, что аморально ничего не делать с угрозой, которая нависла над всей Европой... Он объяснил, что большинство мусульман в Норвегии голосуют за Рабочую партию, поэтому в интересах этой партии – импортировать как можно большее число избирателей», – отметила в отчете о психическом состоянии Брейвика тюремный врач Ранди Русенквистс. Психиатр, которая прежде возглавляла Государственную судебно-психиатрическую экспертизу, не нашла у Брейвика каких-либо отклонений. Но такие отклонения обнаружили два других психиатра, которых назначили судьи. Тургейр Хусбю и Сюнне Сёрхейм выявили у Брейвика параноидальную шизофрению, а судебно-психиатрическая экспертиза с их выводами согласилась.

Нет сомнений, что заключение Хусбю и Сёрхейм о невменяемости Брейвика базировалось исключительно на их профессиональных знаниях и опыте. Действительно, трудно представить себе находящегося в здравом рассудке субъекта, который в течение полутора часов методично расстреливает безоружных людей. «По норвежским законам душевнобольные преступники должны находиться под стражей до полного выздоровления. Если Брейвика признают психически больным, то он, скорее всего, не выйдет из лечебницы до конца своих дней», – объяснила «Эксперту С-З» еще до вынесения врачебного заключения лидер Антирасистского центра Кари-Хелене Партапули.

Казалось бы, найден самый лучший выход, поскольку если диагноз Брейвика утвердит суд, то и процесс не состоится. Такова норвежская специфика: признанный душевнобольным преступник освобождается от наказания и подвергается принудительному лечению. Брейвик лишится возможности заявлять о своих идеях в ходе судебных прений, что оградит от дополнительных переживаний близких погибших и выживших в трагедии. А фактически пожизненное пребывание в изолированной психиатрической клинике – куда более строгое наказание, чем 20-летнее пребывание в тюрьме. Осталось лишь объявить его манифест бредом сумасшедшего.

Беда, однако, в том, что у сложных проблем не бывает простых решений. Идеи Брейвика возникли не на пустом месте, а в результате общения с единомышленниками, которые культивируют расистские, исламофобские и разного рода правоэкстремистские теории. А угроза европейскому благополучию исходит не только от бородатых исламистов, которых уже воспринимают как привычное зло, но и от собственных граждан. Тех, кого в обычной жизни принято считать вполне нормальными. «Если бы Брейвик был мусульманином, его бы причислили к общей когорте исламских фундаменталистов, о которых известно немного, но которых все ненавидят. Поэтому мусульманский Брейвик был бы куда более удобен и понятен. Вместо этого мы должны взглянуть на себя и примириться с новой и непривычной угрозой», – считает американский публицист Пол Оливер.

А норвежский психиатр Харальд Реппесгор полагает, что и судебная психиатрия не может быть аполитичной и бесстрастной к идейным ценностям наукой. «Позитивистский подход с объяснением лишь биологического процесса мышления в психиатрии, а также пренебрежение культурными и идеологическими факторами абсолютно не позволяют оценить политические и мировоззренческие мотивы преступления. Уголовное право должно как можно быстрее пересмотреть основы судебной психиатрии, в противном случае дело Брейвика превратит ее в руины»,– уверен Реппесгор. Он далеко не единственный, кто поставил под сомнение невменяемость террориста. А перекинувшаяся на страницы СМИ дискуссия привела к тому, что суд назначил Брейвику повторную экспертизу.

Мир пока не нашел универсальных методов борьбы с терроризмом. В США в 2001 году вступил в силу Патриотический акт, значительно увеличивший полномочия спецслужб. В России после трагедии в Беслане отменили выборы губернаторов. Норвегия же предпочла объявить об усилении демократических начал и открытости общества. Значит, придется бороться не с террористом-одиночкой, а с идеологией, которая породила террор. И журналистский вопрос, брать или не брать интервью у Брейвика, превращается из этического в мировоззренческий. Ответ на который ясен: идти и брать. Да, Брейвик может выйти из тюрьмы через 21 год. Но к тому времени его имя должно стать нарицательным и писаться со строчной буквы. Как квислинг.

«Эксперт Северо-Запад» №2-3 (549)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама