Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Общество

Не успели

2012
Иллюстрация: Владимир Басов

Вступление в ВТО может закрепить за российским лесопромышленным комплексом роль технологически отсталого поставщика сырья и полуфабрикатов на мировые рынки

Лесной комплекс – одна из наиболее интегрированных в мировой рынок российских отраслей. За рубеж вывозят необработанный лес, почти всю товарную целлюлозу, газетную бумагу. В обратном направлении поставляется продукция с высокой добавленной стоимостью. Несмотря на глубокую вовлеченность в международную торговлю, отечественные лесопромышленники не чувствуют себя полностью готовыми к вступлению во Всемирную торговую организацию: сырьевая направленность отрасли не преодолена, техника и технологии не обновлены. «Главные риски, с которыми столкнется российский лесопромышленный комплекс, можно охарактеризовать фразой „проверка на конкурентоспособность“. Присоединение России к ВТО станет неким индикатором, который покажет, насколько окреп российский лесопромышленный комплекс (ЛПК), а самое главное – как он готов изменяться при введении новых правил игры», – комментирует аналитик компании Lesprom Network Игорь Новоселов.

Ни пошлин, ни рынков

Главное и вполне ожидаемое нововведение после присоединения к ВТО – снижение пошлин на экспорт круглого леса в рамках квот, размер которых будет определяться ежегодно. Согласно договоренностям, российская сторона вводит квоты на экспорт необработанной ели в размере 6,2 млн кубометров, уменьшив ставку пошлины с 25 до 13%. На необработанную сосну – 16 млн кубометров, снизив пошлину на десять процентных пунктов.

На необработанную березу и осину квоты не вводятся, зато устанавливаются пошлины – 7 и 5%, причем на березу пошлина даже повысилась с нулевой отметки. Финляндия, самый яростный лоббист отмены ограничений на экспорт российской березы (ряд комбинатов этой страны технологически не могут обойтись без березовой древесины), вероятно, несколько разочарована. Утешением для Суоми может послужить обещание РФ в течение четырех лет обнулить пошлины на щепу и древесную стружку, которые в последние годы вывозились на зарубежные целлюлозно-бумажные комбинаты (ЦБК) взамен закрытого пошлинами круглого леса.

Напомним: пять лет назад российские власти решили бороться с тем малоприятным фактом, что лесная отрасль богатейшей по запасам древесины страны прочно сидит на сырьевой игле. Комплекс поощрительных мер (программа осуществления приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов) по ряду причин так и не заработал. Осуществить запретительные меры оказалось легче: с 2006-го по 2009 год пошлина на вывоз леса поднялась с 6,5 до 25% таможенной стоимости. Довести этот показатель до заградительного уровня 80% помешал кризис 2008-2009 годов – экспортные пошлины замерли на отметке 25%. На кризис можно списать также недостаточный приток инвестиций в отрасль. Приходится констатировать, что надежды правительства на углубление отечественной лесопереработки не осуществились.

В выигрыше от ввода полузаградительных пошлин оказались крупные ЦБК. Благодаря избытку скопившейся на внутреннем рынке древесины они могли больше не опасаться дефицита сырья и неконтролируемого роста цен. Лесозаготовительная отрасль пережила тяжелейший кризис, так как вопреки ожиданиям правительства количество новых потребителей древесины росло значительно медленнее, чем сокращался экспорт. «За пять лет экспорт необработанной древесины из России уменьшился более чем вдвое: в 2007 году он составлял 49 млн тонн, а в 2011-м, по нашим оценкам, – 20 млн. Экспорт обработанной древесины остался на прежнем уровне – 11-12 млн тонн в год», – поясняет Игорь Новоселов.

Не исключено, что отмена вывозных пошлин приведет к возобновлению дефицита сырьевых ресурсов. Как заявил на Лесном форуме 2011 года министр природных ресурсов и ЛПК Архангельской области Юрий Трубин, одна из главных проблем – невозможность обеспечить проекты лесными ресурсами в полном объеме. Так, проект группы «Илим» обеспечен сырьем на 47%, компании «Соломбалалес» – на 64%, Архангельского ЦБК – не более чем на четверть. «Уступки Финляндии и Швеции серьезно ослабят позиции отечественного целлюлозно-промышленного комплекса. Стоимость сырья для резидентов может начать повышаться в связи с вывозом кругляка в Северную Европу и Китай», – предупреждает ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абазалов.

Впрочем, гиганты отрасли хранят спокойствие. Наученные горьким опытом, они успели сформировать собственные лесозаготовительные подразделения, удовлетворяющие от 40 до 60% их сырьевой потребности. Кроме того, отечественную древесину не ждут на прежних рынках с распростертыми объятиями. «Снижение вывозных ставок для необработанной древесины вряд ли сильно увеличит объемы экспорта, – считает Новоселов, – потому что за время действия заградительных пошлин Китай, основной рынок сбыта нашей древесины, переориентировался на закупки сырья из других стран – Новой Зеландии, Австралии, США, Канады».

Похожая ситуация и в Европе: потеряв российский лес, она переключилась на Канаду и внутренних поставщиков. В мае прошлого года ведущий финский научно-исследовательский институт леса Metla выступил с сообщением о том, что можно за счет собственных ресурсов удовлетворить сырьевую потребность европейских лесопереработчиков, так как теоретический потенциал всех лесов Европейского союза – порядка 1,3 млрд кубометров.

Ворота для импорта

Вторая сторона проблемы – открытие внутреннего рынка для иностранных производителей. Российские предприятия, несмотря на протекционистские меры правительства, за последние пять лет так и не смогли отвоевать внутренний рынок. Доля импорта в нишах готовой продукции деревопереработки и ЦБК, сократившаяся в период кризиса из-за курсовой разницы валют, с 2010 года вновь начала расти и по некоторым видам продукции достигает 80-100%.

По предположению Lesprom Network, наиболее подвержены изменениям в связи с вступлением в ВТО целлюлозно-бумажный и мебельный секторы. На мебельном рынке РФ доля импортной продукции превышает 50%. Действующие ввозные пошлины на мягкую мебель – 15, на каркасную – 20%. В течение переходных трех-пяти лет ставки упадут до 5-10,8%, что приведет к росту ввоза импортной мебели и сокращению спроса на продукцию российских производителей. Это, в свою очередь, негативно скажется на потреблении древесных плит отечественного производства.

Целлюлозно-бумажную промышленность также ожидает ужесточение конкуренции с зарубежными производителями. По некоторым видам продукции импортные пошлины к 2015 году упадут втрое. В частности, пошлины на газетную бумагу в рулонах или листах будут снижены с действующих 15 до 5%, на немелованную бумагу и картон – с 15 до 5-10%. В зоне особого риска окажется тарный картон (сырье для гофроупаковки). Емкость внутреннего рынка страны при существующих объемах потребления и темпах его роста примерно на 20-25% меньше, чем объемы производства на действующих мощностях. Наши предприятия до сих пор выигрывали ценовую борьбу с европейцами за счет ввозных пошлин. Но когда ворота откроются, в Россию, и в первую очередь в приграничные области СЗФО, хлынет более дешевый и качественный макулатурный картон из Европы.

Помимо потерь от прямой конкуренции с иностранными производителями игроки рынка могут столкнуться с потерями косвенными – от переключения потребителей на подешевевший импорт. «До 70% потребления транспортной упаковки из гофрокартона – это пищевая промышленность, а также ликеро-водочная продукция, вино, пиво, безалкогольные напитки. Также в гофроящики упаковывают бытовую химию, электронику, элементы мебели. Что произойдет, когда для импорта в широком смысле слова откроются рынки? Он будет поступать к нам уже готовым – упакованным, расфасованным. Если импортный товар на прилавках заметно потеснит отечественный, то пострадавшие фабрики, в свою очередь, снизят потребление сырья, материалов, упаковки», – предполагает заместитель директора по маркетингу и продажам, начальник экспортного отдела Архангельского ЦБК Алексей Постников.

Минус 30 лет

«Вступление в ВТО, с нашей точки зрения, – позитивный шаг для России. Но в российскую целлюлозно-бумажную промышленность много лет не было существенных инвестиций, поэтому надо очень осторожно относиться к переходному периоду, иначе многие направления могут сильно пострадать», – предостерегает генеральный директор группы «Илим» Пол Херберт. По его словам, только четыре из более чем сотни ЦБК страны провели за минувшие годы существенное переоборудование. Средний технологический возраст остальных превышает 30 лет.

Однако предприятия, развивавшиеся без расчета на протекционизм правительства, чувствуют себя вполне уверенно и накануне вступления в ВТО. «Инвестлеспром», запустивший в ноябре прошлого года на ЦБК «Кама» первую в России машину, изготавливающую легкомелованную бумагу, уже вынашивает планы строительства второй очереди. Группа «Илим» завершает создание производства мелованной бумаги в Коряжме, которое будет запущено в этом году, и уже ведет предпроектные работы по проекту возведения завода по выпуску мелованного картона. По мнению директора по техническому развитию дивизиона целлюлозно-бумажной продукции «Инвестлеспрома» Сергея Малкова, заявленные проекты двух групп позволят к 2015 году практически полностью обеспечить рынок мелованной бумагой собственного производства.

Усилия «Илима» и «Инвестлеспрома» нацелены именно на то, о чем в последние годы неустанно говорило правительство, – на импортозамещение. Ведь до сих пор вся мелованная бумага ввозилась из-за рубежа. Несмотря на это, в ходе трехлетних переговоров инвесторам так и не удалось пролоббировать повышение таможенной пошлины на этот товар. По соглашению о вступлении в ВТО, она зафиксирована на действующем уровне – 5%. «Ситуация была бы более благоприятной, если бы на три-четыре года установили пошлину 15%. Но мы все равно выиграем», – не сомневается Херберт.

Не все участники рынка настроены так оптимистично. Инвестиционный потенциал отрасли, и без того не удовлетворяющий потребности в модернизации, после вступления в ВТО еще снизится. «Очевидно, что российские производители вынуждены будут предложить конкурентоспособные цены по сравнению с импортом, который на 5-10% подешевеет. Это окажет негативное влияние на рентабельность и инвестиционный потенциал. Отечественный ЛПК и так страдает от нехватки инвестиций и технической отсталости, и это состояние лишь закрепится», – рассуждает Алексей Постников. Но в присоединении к торговому клубу есть и плюсы: уменьшение пошлин на импортное технологическое оборудование, химикаты, материалы, изнашиваемые части несколько облегчит комбинатам задачу их технического обновления, модернизации. Другой вопрос, что одновременно из-за падения рентабельности продаж инвестиционный потенциал ЦБК заметно пострадает.

«Важным моментом является то, что у России есть переходный период на становление новых международных торговых отношений, ясная программа развития. Также страна сохранила за собой право принять систему мер по защите этих отраслей в соответствии с нормами ВТО», – напоминает Игорь Новоселов. Помимо субсидий и регулирования тарифов на услуги естественных монополий у России есть возможность применять антидемпинговые защитные компенсационные меры и другой арсенал механизмов.

В долгосрочной перспективе, как водится, возможны два сценария развития событий. Пессимистичный – закрепление за российским ЛПК его чисто сырьевой направленности. В этом случае полуфабрикаты – целлюлоза, картон и бумага в рулонах – будут по-прежнему отправляться на экспорт, а продукция глубокой переработки – ввозиться. В оптимистичном варианте вступление в ВТО создаст предпосылки к росту объемов лесозаготовки, развитию перерабатывающих мощностей, выходу отечественных предприятий на новые рынки сбыта готовой продукции. Это, в свою очередь, приведет к повышению инвестиционной привлекательности ЛПК. Такие чудеса, подчеркивают эксперты, возможны только «при грамотной государственной поддержке лесопромышленного комплекса». Остается открытым вопрос: с чего вдруг государство, не сумевшее добиться углубления деревопереработки в более благоприятных условиях, изменит свой стиль управления?           

Санкт-Петербург

«Эксперт Северо-Запад» №5 (551)



    Реклама

    «Мы научились быть конкурентными…»

    Андрей Рязанов, Генеральный директор Завода электротехнической арматуры


    Реклама