Иллюзия вечного лета

Пятый угол
Москва, 13.02.2012
«Эксперт Северо-Запад» №6 (552)
Дебаты вокруг неоднозначного закона «Об исчислении времени» свидетельствуют о том, что российское законотворчество нуждается в формировании прозрачного механизма экспертизы и оценки законопроектов

Татьяна Вильде

Красивый жест сделал в феврале прошлого года президент России Дмитрий Медведев, пообещав россиянам «вечное летнее время». Если точнее – поставил перед фактом, объявив: «Я принял решение об отмене перехода на зимнее время начиная с осени текущего года». Это было мотивировано тем, что перевод стрелок вынуждает население страны адаптироваться, что связано и со стрессом, и с заболеваниями. «Мы действительно привыкли каждую весну и осень переводить стрелки часов и по привычке на это ругаться, потому что реально нарушается биоритм человеческий и всех это раздражает», – утверждал Медведев.

Конечно, прекрасно, что глава государства проявляет заботу о гражданах и хочет оградить их от стрессов. Однако в итоге «вечное лето» для жителей Северо-Запада превратилось в «полярную ночь». Зимнее утро стало невозможно отличить от ночи. Самое расхожее наблюдение минувшей зимы: рассвело – пора обедать. А выражение «трудиться от рассвета до заката» плавно вытеснило другое, более соответствующее действительности, – «работать, не видя света белого».

Но труднее всего пришлось школьникам, которых стало еще сложнее в темноте отрывать от подушек, а уроки, пройденные, но так и не усвоенные ими в темные утренние часы, приходилось вновь и вновь повторять. Дошколята же попросту ставили родителей в тупик вопросами типа «Зачем идти в садик ночью?». Особенно абсурдной игра со временем выглядит из соседней Финляндии, с которой разница составляет два часа и где светать начинало все же в 9 утра, а не к 11 часам, как в январе в Петербурге.

Есть и экономические аспекты. Наблюдательные граждане обратили внимание на то, что теперь количество киловатт, которые накручивают их счетчики, значительно возросло по сравнению с показаниями за аналогичный месяц годом ранее. И это не считая косвенных последствий темного утра. Если, к примеру, сопоставить действующее время с часовым поясом региона, станет понятно, что петербуржцы живут на два часа раньше поясного времени. Конечно, если учесть протяженность нашей страны, то некоторые регионы оказались в более удобном временном раскладе, нежели европейская часть России.

Но в целом, по результатам опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), число россиян, поддерживающих решение об отмене перехода на зимнее время, за год снизилось с 73 до 44%. Доля противников этой инициативы возросла с 6 до 22%. Между тем в 2010 году 42% наших граждан признавались, что существовавшая в тот период система, когда летом жили по летнему, а зимой по зимнему времени, их устраивала. После отмены перевода часов на зимнее время таких респондентов стало меньше – 31%. Кроме того, с 18 до 26% возросла доля тех, кто хотел бы весь год жить по зимнему, а не по летнему времени. Нынешний же вариант (утром темно – вечером светло) нравится 28% опрошенных.

Но особенно в этой истории удивляет даже не то, как и из каких соображений перемещается часовая стрелка, а то, как принимаются такого рода решения, которые отражаются на жизни каждого жителя страны. Когда год назад президент озвучивал идею со временем, никто не потрудился представить сколько-нибудь вразумительные обоснования медиков, психологов, экономистов. А пояснения Медведева – «У нас будет пролонгированный светлый день. Мне кажется, что это было бы интересно и для страны и в общем и целом скорее полезно. Меня, во всяком случае, люди об этом неоднократно просили» – сложно назвать аргументированными.

Однако эта эпопея еще не закончилась. Разворачивается вторая часть марлезонского балета. В предвыборном ажиотаже часовая тема стала активно разыгрываться кандидатами в президенты. Это можно расценивать по-разному: и как повод переключить избирателей с протестных митингов на другую тему, и просто как возможность красиво отыграть неоднозначный закон «Об исчислении времени».

Какие бы цели ни преследовались, уже очевидно, что дискуссия по этому вопросу начинает набирать обороты нешуточными темпами. Актуализировал «временной вопрос» Владимир Путин, который пообещал вернуться к нему еще раз. «Давайте без суеты все это сделаем. Со специалистами посоветуемся, с экспертами и общественностью в широком смысле этого слова», – сказал он. Столь выгодную тему сразу же подхватила ЛДПР. И буквально в течение недели депутаты этой партии внесли в Государственную думу законопроект, в котором предлагается перевести стрелки на час назад, установив московское время как время географического часового пояса плюс один час.

Скорее всего, «неправильное время» разыграют все участники предвыборной гонки – грех не воспользоваться таким случаем. Однако казус в том, что очередные поправки – это очередной популизм. Почему на час назад, а не на два, что соответствует географическому часовому поясу? Кто конкретно это просчитал и сказал, что это – благо? Какой институт, университет или ученый? Полагаться на то, что за неделю-две политики провели эту титаническую работу, наверное, уже мало кто будет.

Но очень бы хотелось, чтобы принимаемые законы проходили нормальную экспертизу и обсуждение. И эксперты (в данном случае – медики, экономисты, психологи) были авторизованными, чтобы мы понимали, насколько адекватна и квалифицированна та или иная оценка. В конце концов, должен же сформироваться единый прозрачный механизм оценки законопроектов, по которым России предстоит жить. 

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №6 (552) 13 февраля 2012
    Автомобильная промышленность
    Содержание:
    Без иллюзий

    Под разговоры российских чиновников о локализации производства комплектующих для иномарок отечественный автопром переходит под контроль зарубежных производителей

    Реклама