Свет настоящего

Эксперт года
Москва, 19.03.2012
«Эксперт Северо-Запад» №11 (557)
Продолжая развивать производство, «Светлана-ЛЕД» стала участником общемировой гонки по усовершенствованию технологий, что позволит постепенно снизить себестоимость светодиодных светильников

Фото: Владимир Басов

Понятие «светодиод» уже стало привычным для обывателей и, как правило, ассоциируется с лампочкой. Только пока очень немногие, по крайней мере из наших соотечественников, имеют дома такой инновационный источник света. Основным тормозом для массового внедрения новейших разработок светотехники остается высокая стоимость таких светильников. «Однако те, кто действительно умеет считать деньги, уже сегодня готовы к подобным покупкам», – утверждает Валерий Молодцов, генеральный директор «Светлана-ЛЕД» – компании, которой удалось в рекордно короткие сроки организовать производство светодиодов в Санкт-Петербурге.

Но это лишь первые шаги на пути к снижению себестоимости производства инновационных источников света. «На Тайване есть отличная формула успеха и роста – 4Q10. Смысл ее прост: надо организовывать процессы работы так, чтобы каждый квартал себестоимость продукта снижалась на 10%. Мы ставим перед собой такую же задачу – выпустить качественную продукцию за меньшие деньги. И пока нам это удается», – рассказывает главный технолог «Светлана-ЛЕД» Елена Маслова. Она и ее коллега Валерий Молодцов получили награду «Эксперт года», учрежденную журналом «Эксперт Северо-Запад», в номинациях «Наука и инновации» и «Промышленность». Об особенностях развития отрасли в России и состоялся наш разговор.

Многоходовка

– Прежде чем говорить о снижении себестоимости светодиодных источников света, расскажите, какой период развития вы переживаете сейчас.

В.М.: Процесс производства светодиодного светильника можно разбить на три этапа: изготовление кристалла, производство из него светодиода, при помощи которого и собирается светильник. Светильники холдинг «Светлана-Оптоэлектроника» делает достаточно давно, а вот светодиоды и кристаллы производил в ограниченном количестве. Поэтому предыдущие два года потратили на то, чтобы запустить массовое производство своих светодиодов. Для увеличения объемов выпуска светодиодов весной 2010-го была создана компания «Светлана-ЛЕД», а уже в апреле прошлого года введена в эксплуатацию первая очередь завода по изготовлению мощных сверхъярких светодиодов под брендом SVETLED®.

– Как вам удалось в столь сжатые сроки реализовать такой проект?

В.М.: Это оказалось непростой задачей, но главное – команда была заинтересована в результате. На выставках, когда мы в неофициальной обстановке интересовались оборудованием или процессом создания предприятия, нам неоднократно задавали вопрос: вам это действительно нужно или вы просто осваиваете деньги? Я был поражен такой формулировкой, но она, видимо, была не случайной. Однако когда коллеги понимали, что мы реально работаем и заинтересованы в производстве конкретного изделия, они отвечали встречной заинтересованностью, поскольку для них важен российский рынок.

Но прежде чем приступить к проекту, мы досконально изучили существующие возможности. Побывали на десятках заводов, которые производят светодиоды, и просто смотрели, в каких условиях и что они производят. Хотелось понять, на чем и как можно работать. По большому счету, мы воспользовались правилом молодого специалиста: он хорош тем, что не знает, что невозможно сделать. Вот мы и ездили, как молодые специалисты. Увидели множество вариантов производства – от гаража без окон в Китае до сверхстерильных суперсовременных предприятий в Японии, Германии, на Тайване.

– Какие задачи приходилось решать по мере реализации проекта?

В.М.: Задача любого руководителя на любом уровне – понимать зону ответственности и принимать решения. Дальше начинается другой горизонт задач – уровень компетенции. Не знаешь сам – спроси у того, кто знает. Нет специалиста на родине – найди его за рубежом. Никто не хочет рассказать тайну – значит, всегда есть люди, заинтересованные какую-то информацию предоставить.

Например, производителю оборудования все равно, какая технология используется изготовителем тех же светодиодов. Однако он всегда пояснит, для каких вариантов какие режимы может предложить. То есть вам дают те новейшие технологии, которые рекомендует завод – изготовитель оборудования. От той же компании Philips вы таких тонкостей не узнаете: вы конкурент для них, а вот производитель оборудования, материалов с удовольствием поделится технологиями. Да, он не видит всю цепочку, но при этом скажет: мы специализируемся на сварке контактов золотой проволокой. И это идеальный вариант. А как, куда и где должны соединяться эти проволочки, он не скажет – дальше уже ваши знания. А знания у нас есть. Ведь «Светлана-Оптоэлектроника», которая входит в холдинг, существует больше десяти лет и имеет свою школу по разработкам.

– Но что стало толчком для начала проекта?

В.М.: Компания разрабатывает и выпускает светодиоды уже десять лет, но нужно было переходить на следующий уровень. Во-первых, этот толчок в виде спроса на массовое производство светодиодных источников света мы получили от зарубежных и российских компаний. Во-вторых, у нас накопилось достаточно информации для серийного производства собственных технологических решений.

sever_557_034-1.jpg
«Cтоимость светодиодных светильников будет постепенно снижаться», – утверждает Валерий Молодцов
Фото: Владимир Басов

– Что такого вы подсмотрели и узнали, что заставило компанию приступить к работе над проектом и выполнить его в рекордные сроки?

В.М.: Перед нами этот вопрос поставили акционеры. А дальше все очень просто: когда у вас есть свои разработчики светильников, они могут сформулировать, какие именно нужны светодиоды. Они высказывают свои пожелания. Главное – правильно поставить задачу: какой светодиод потребителю нужен. А это самое сложное, ведь в правильном вопросе всегда 90% правильного ответа. Получив понимание, какое количество изделий каким требованиям должно отвечать, можно перейти к поиску ответа на другой вопрос: как получить технически этот светодиод? Когда начинаешь понимать технологические процессы, связанные с изготовлением конкретного светодиода, возникает вопрос, на каком оборудовании это можно сделать, с какой производительностью, то есть во что обойдется изготовление одного светодиода.

Самое трудное – решить, какое технологическое оборудование покупать. Скажу честно: прежде чем приобрести оборудование, мы долго и внимательно изучали – что лучше, что хуже, какие есть предложения по цене, по срокам поставки. Это было сложное время. Кроме того, одновременно мы занимались подготовкой помещения для нового оборудования. Ведь здание, в котором размещалось производство, было старым и заброшенным. К моменту, когда мы определились с технической начинкой, в рамках стен был отремонтирован первый этаж корпуса, после чего сразу пришлось приступить к подготовке помещения в соответствии с требованиями по чистоте. То есть несколько этапов запуска производства шли параллельно, поэтому проект был выполнен в уникально короткие сроки – всего за год.

– Сколько же средств вы вложили в производство?

В.М.: Все вместе – ремонт и оборудование – нашим инвесторам обошлось в 800 млн рублей. Но несмотря на то что в 2011 году мы работали с апреля, новое производство изготовило 12 млн мощных светодиодов. В 2012 году объемы выпуска продукции будут зависеть от спроса. В целом рассчитываем по итогам текущего года получить первую прибыль – 30 млн рублей (чистая прибыль).

sever_557_034-2.jpg
«Мы ставим перед собой задачу выпустить качественную продукцию за меньшие деньги», – говорит Елена Маслова
Фото: Владимир Басов

– Много у вашей компании контрактов?

В.М.: Сейчас идет контрактация с крупными поставщиками. Подписан контракт на поставку продукции английской компании. Уже в прошлом году были поставки светодиодов в Румынию, Финляндию, Китай. Есть заказы и от российских производителей светильников.

Соседи-конкуренты

– Не секрет, что вы – не единственный отечественный производитель светодиодов. Сколько их в России? Чем различается продукция «Светлана-ЛЕД» и «Оптогана»?

В.М.: На российском рынке я знаю или по крайней мере видел, как производятся светодиоды на двух площадках. И обе в Петербурге – наше предприятие и «Оптоган». Поэтому если вы увидите, что светодиод произведен в России, но не на этих мощностях, значит, изготовлен он, скорее всего, в Китае.

А насчет различий поясню. Формально «Оптоган» и «Светлана-ЛЕД» заявляют полный комплекс производства. По большому счету, есть всего два момента, в которых мы расходимся. Первое – это то, как все создавалось и кем, то есть у нас разные учредители. Второе – техническая основа. База наших светодиодов – сверхмощные чипы, так называемые одноваттные и более. А «Оптоган» специализируется на маломощных светодиодах.

Если вы используете светодиод для создания дорожного светильника, то чтобы обеспечить равномерную освещенность площадки – избежать эффекта зебры, необходимо установить определенную оптическую систему, сформировать диаграмму направленности светильника. Для достижения нужного результата разработчику надо устанавливать оптическую систему (как правило, это линзы вторичной оптики). Здесь возникает вопрос, какой источник света использовать. Поверьте мне, с точки зрения экономики мощный кристалл в данном случае наиболее эффективен. Потому что вам надо либо делать много-много линз на маленькие светодиодики, либо поставить одну линзу на более мощный светодиод. Поэтому надо понимать, что для различных целей оптимально применять разные кристаллы.

– То есть с маломощными светодиодами вы не работаете и не производите их?

В.М.: Мы работаем и с маломощными, и с мощными кристаллами, причем начинали с мощных, что сложнее. Мы используем маленькие кристаллы в том числе при производстве лампочек, поскольку здесь это экономически более целесообразно. То есть когда и какой мощности светодиод использовать – вопрос чисто экономический.

– Стало быть, вы прямые конкуренты?

В.М.: Формально мы пересекаемся, наверное, на 100%.

Кристальные знания

– Вы часто употребляете термин «выращивать кристаллы». А как они растут?

В.М.: Казалось бы, чего проще: в землю положил, водичкой полил – вот он и вырос. Однако это, конечно, сложный технологический процесс. Если совсем кратко, то, по большому счету, процедура предполагает наращивание полупроводниковой структуры на сапфировой пластине. Поскольку там наращиваются слои P-N-перехода, то вам необходимо на эту пластину нанести топологию кристалла, то есть какие-то области убрать (стравить), чтобы получить контакты P и N, потом на эти поверхности нанести проводник, например золото, далее обеспечить необходимую толщину золота, чтобы к нему можно было прикрепить контакты.

Е.М.: Если на начальном этапе вы имели просто переливающуюся всеми цветами радуги сапфировую пластину, то после плазменного травления, наращивания всех слоев металла, контактов проводников у вас уже получается пластина, на которой видны кристаллы. Однако они все еще на одной пластине. Ее нужно разрезать на отдельные кристаллы (чипы), протестировать на световой поток и другие параметры, разложить по группам, чтобы далее использовать для изготовления светодиодов. То есть это очень тонкий процесс.

– И сколько вы можете производить кристаллов?

В.М.: Изначально надо определиться, в каких единицах считать, потому что бывают формулировки «столько-то штук кристаллов в месяц». Однако это некорректно, ведь у кристаллов может быть разная мощность. Поэтому во избежание путаницы мы используем распространенное в электронике понятие «кристалл 45 х 45 mil». Это фактически стандарт одноваттного кристалла. Так вот, мы можем производить порядка 700 тыс. кристаллов в месяц (именно в пересчете 45 х 45 mil). Но мощности машин по выращиванию кристаллов недостаточно для обеспечения имеющихся заказов. Поэтому часть мы производим сами, а часть закупаем.

Хорошие контрактные отношения с рядом компаний – производителей кристаллов позволяют нам практически без ограничений покупать необходимое количество кристаллов, которые производятся по нашим технологическим требованиям и стандартам.

– Есть ли в ваших планах полный переход на собственные кристаллы?

В.М.: Мы приступили к первому этапу расширения производства по выращиванию кристаллов. Уже законтрактована первая партия технологического оборудования.

Е.М.: Думаю, к середине следующего квартала мы это оборудование получим и к моменту поставки построим вторую очередь чистых помещений. Первые машины, которые мы законтрактовали, – это заключительные четыре процесса выращивания кристаллов (резка, упаковка и т.д.). К концу года увеличим выпуск кристаллов, но полный объем еще не обеспечим.

Следующим этапом станет непосредственно построст – травление и создание зон. Данное оборудование пока не контрактовано, потому что это требует достаточно больших инвестиций. Этот вопрос находится в стадии обсуждения экономической целесообразности.

Доступный свет

– Какой должна и может быть стоимость светодиодного светильника?

В.М.: На внутреннем рынке 90% того, что привозится в страну, – китайские изделия, выпускаемые в цехах, которые и гаражами-то назвать сложно. Такие лампочки стоят копейки, но и время их службы, и их качество соответствующие. То, что стоит дорого, как правило, качественное – можно быть уверенным, что такая лампочка прослужит много лет. Реальная цена должна быть около 800 рублей за лампу 5-6 Вт. Для сравнения: в Европе аналогичная по характеристикам лампочка стоит в среднем 24,99 евро.

Е.М.: Основным рынком сбыта должны быть не корпорации, а обычные магазины. Поэтому важно, как будут вести себя потребители – научатся ли они считать деньги и нужно ли им это. Ведь не секрет, что экономия электроэнергии при использовании светодиодного освещения по сравнению с обычной лампой накаливания превышает 80%. Сегодня на рынке есть компактные люминесцентные и светодиодные лампы, которые позволяют сэкономить 80-90%. Однако не стоит забывать, что люминесцентные лампы содержат ртуть и есть серьезные сложности с их утилизацией. Поэтому очень важна культура потребителей при выборе схожих по характеристикам, но разных по последствиям товаров. Кроме того, срок службы люминесцентных ламп 0,5-2 года.

– Сколько может стоить светодиодная лампочка на отечественном рынке в ближайшие год-два?

В.М.: Если говорить о производстве и расчетах нашей компании, то стоимость светодиодных светильников будет постепенно снижаться. Но для этого надо, чтобы продолжала работать формула работы 4Q10. Не стоит забывать и о посредниках. Сколько они порой накручивают, оставлю за кадром. Но, к примеру, нашу лампочку в Москве мы видели в продаже за 2,4 тыс. рублей. Что вложили в эту цену продавцы – для меня загадка.

Ранее мы не развивали розничные продажи, однако теперь пришли к мысли, что все же придется это делать. Да, к сожалению, это большие затраты и денег, и времени. В конце прошлого года создали специальную структуру, которая отслеживает розничный рынок, занимается розничными продажами на территории России и СНГ. Впервые мы подписали контракт с торговой сетью «Ашан» и отгрузили первую партию нашей продукции.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама