Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Что выросло - то выросло

2012
Фото: Владимир Басов

Лесопромышленники лоббируют переход от экстенсивной модели лесопользования к интенсивной. Но пока наталкиваются на консерватизм государственной системы

О необходимости срочного перехода от экстенсивного лесного хозяйствования к  интенсивному говорится уже не первый год. Специальная рабочая группа, созданная при Федеральном агентстве лесного хозяйства (Рослесхозе), еще год назад должна была подготовить поправки к соответствующим нормативно-правовым актам. Как сообщили в Рослесхозе, часть поправок были подготовлены и вошли в новые правила заготовки древесины, сняв, к примеру, архаичные ограничения, мешавшие использовать в лесу современную заготовительную технику. Однако участники отрасли пока не видят большого движения вперед. С одной стороны, они весьма позитивно расценивают сам факт начавшегося диалога с государством. С другой стороны, говорят о том, что упомянутые Рослесхозом поправки имеют лишь косвенное отношение к главному предмету дискуссии.

Мантры с ошибкой

В начале 2011 года Рослесхоз не случайно вернулся к теме интенсификации лесного хозяйства – перед отраслью встал призрак дефицита экономически доступной древесины. Мантры из разряда «Россия занимает первое место в мире по площади лесов (22%) и по запасам древесины (24%)» больше не звучат успокоительно. Безграничные запасы леса оказались на деле вполне исчерпаемым ресурсом: они эксплуатируются неравномерно, и в местах скопления лесоперерабатывающих предприятий, в том числе, в СЗФО, близки к истощению.

Теоретически потенциал для роста заготовки древесины в РФ огромен: из 564 млн куб м расчетной лесосеки в год вырубается только 129 млн куб м леса. Но, во-первых, расчетная лесосека – величина весьма теоретическая. Более половины ее составляют леса, вырубать и транспортировать которые экономически нецелесообразно. В некоторых регионах запасы древесины, заготовка, которой экономически обоснованна, уже полностью исчерпаны. К примеру, в СЗФО из 58 млн куб. м экономически доступной древесины вырубается в год 43 млн куб. м. Потенциал для роста весьма ограничен. Во-вторых, отмечает руководитель лесной программы «Гринпис России» Алексей Ярошенко, эта волшебная недостижимая величина – расчетная лесосека -  примерно в три раза превышает объемы лесозаготовки, которые не истощат леса при нынешних подходах к хозяйствованию.

Дефицит древесины в экономически доступной зоне уже стал реальностью для перерабочиков, работающих в традиционных лесозаготовительных регионах. Так, по словам генерального директора Архангельского ЦБК Михаила Папылева, в области сегодня остро стоит вопрос наличия сырья у предприятий Усть-Покшеньгский ЛПХ и Карпогорылес. «В арендной базе Усть-Покшеньгского ЛПХ находится большая площадь малонарушенных лесных территорий, которые попадают под мораторий полного или частичного запрещения какой либо хозяйственной деятельности согласно политики Лесного Попечительского Совета FSC. Проблема с поиском необходимого для рубки лесфонда усугубляется вдвойне», - поясняет он.

Несколько увереннее чувствуют себя предприятия, получившие в аренду под свои проекты участки леса в зоне так называемого «пионерного освоения тайги».  «У производств группы «Илим» в ближайшие 20-50 лет очевидного дефицита наблюдаться не будет. Но всегда надо работать на перспективу. Модель экстенсивного лесопользования, существующая сегодня, позволяет какое-то время поддерживать имеющиеся мощности, но если мы хотим развивать наши предприятия, увеличивать объемы производства, без перехода на интенсивную модель решить проблемы с лесообеспечением достаточно сложно», - поясняет ведущий специалист по лесному фонду группы «Илим»   Илья Вервейко.

Защитники природы предупреждают о нехорошем тренде, формирующемся на фоне истощения лесов в местах традиционных заготовок. Они отмечают активное вовлечение  в хозяйственную деятельность экономически доступных массивов дикой тайги и тех лесов, которые имеют охранный статус. «При сохранении существующих тенденций дефицит лесных ресурсов неизбежно будет возрастать, попытки вовлечения в интенсивные рубки защитных лесов и охранных природных территорий становиться более назойливыми, а возможности придания охранного статуса новым лесным территориям - все более скудными», - предупреждает Алексей Ярошенко.

Посадил и забыл

Все наиболее успешные «лесные державы» практикуют интенсивный подход к организации лесного хозяйства. Интенсивное лесное хозяйство – такой режим лесного хозяйства, при котором лесоводственные меры определяют структуру и состав лесных насаждений, а также способствуют минимизации потерь от пожаров и вредителей и обеспечивают максимальный прирост древесины. Иными словами, человек в пределах отведенных участков активно вмешивается в жизнь леса: высаживает, то что считает нужным, активно ухаживает и снимает наилучший «урожай». Это позволяет лесозаготовителям США, Финляндии, Швеции снимать с одного гектара леса в 4-6 раз больше древесины, чем российским. 

В России действует экстенсивная модель лесного хозяйства, при которой, образно говоря, рубят то, что выросло. Потребности промышленности и населения в древесине удовлетворяются почти исключительно за счет насаждений естественного происхождения. Нельзя сказать, что наше законодательство полностью равнодушно к судьбе леса. В ст. 62 действующего Лесного кодекса предусмотрены мероприятия по лесовосстановлению, которые обязан проводить лесопользователь. Он их и проводит, но – для «галочки», лишь бы отчитаться перед Рослесхозом. Действующая система контроля за арендаторами лесных участков и оценка лесовосстановительных работ (по  проведенным работам, а не по полученному результату) приводит к тому, что лесопользователь заинтересован исключительно в минимизации собственных расходов. Такие факторы, как отсутствие круглогодичных дорог к отдаленным делянкам, дефицит людей в бригадах и вечная нехватка средств, усугубляют его стремление подменить реальную лесовосстановительную работу отчетностью.

В итоге высаженные саженцы без присмотра гибнут, вырубки на месте хвойных лесов зарастают малоценными лиственными породами. Ситуация усугубляется значительными потерями древесины при пожарах, при повреждении лесов насекомыми-вредителями, болезнями, ветрами и другими неблагоприятными воздействиями. «Гринпис России» разместил на своем сайте сообщение со ссылкой на доклад начальника управления охраны, защиты и воспроизводства лесов Рослесхоза А. Ермоленко «Ситуация с лесовосстановительными работами в субъектах Российской Федерации, проблемы и пути решения», в котором приводится неутешительная статистика: за период с 2003 по 2007 годы в России было создано 914,0 тыс. га лесных культур, погибло - 521,1 тыс. га, или 57%. Причем две трети высаженных лесов гибнет от «зарастания мягколиственными породами», то есть - от отсутствия своевременного ухода. В Рослесхозе настаивают, что подсчеты «Гринписа» ошибочны – в год, по оценке ведомства, гибнет всего 9-12% высаженных лесных культур. Но не отрицают, что одна из главных причин – недостаточный уход за саженцами.

Рубить по-фински

Интенсивная модель лесохозяйствования, успешно практикуемая нашими соседями-финнами, строится на принципиально иных подходах. Вместо заготовки того, что взросло естественным путем -  выращивание насаждений с определенной породной и сортиментной структурой. Вместо подхода «посадил и забыл» - максимальное влияние на формирование насаждений путем проведения лесохозяйственных мероприятий в течение всего цикла (слабые деревья вырубаются, сильные остаются и быстро растут). Вместо пассивного способа лесовосстановления (сохранение подроста при сплошных рубках)  практикуется активный (минерализация почвы, посев семян, посадка сеянцев).  Выбор того или иного способа лесовосстановления определяется арендатором самостоятельно, исходя из экономической эффективности.

До сих пор скандинавская модель лесохозяйствования апрорбировалась в СЗФО на отдельных участках в порядке эксперимента - в Псковской, в Вологодской области. С прошлого года группа «Илим» предлагает внедрить финские стандарты лесопользования в более широком масштабе, внеся соответствующие поправки в нормативные документы. Одно из основных ноу-хау, лоббируемых лесопромышленниками , – изменение принципов рубок. Прежде всего, по мнению интересантов, возрасты рубок, применяемые в России, не являются фактором, стимулирующим ведение интенсивного лесного хозяйства. В Финляндии установлен альтернативный признак, позволяющий проводить сплошные рубки – не возраст дерева, а средний диаметр насаждения. Следовательно, чем лучше ухаживаешь за деревом, тем быстрее оно достигает необходимого диаметра и тем раньше снимешь «урожай» с участка.

Другой принципиальный с точки зрения специалистов группы «Илим» вопрос – отмена действующего норматива, требующего сохранности не менее 70% подроста при сплошных рубках.   «Мы предлагаем другую схему – если арендатор считает, что существующий под пологом леса подрост либо не той целевой породы, или его жизнеспособность вызывает сомнения и он не обеспечивает дальнейшее оптимальное лесовыращивание, то у него должна быть возможность проводить рубки без сохранения подроста при условии обеспечения лесовосстановления иными способами», - рассказывает Илья Вервейко. В Финляндии, на которую часто ссылаются сторонники интенсивного лесохозяйствования, также нет условий по сохранности подроста. Там регулируется не процесс, а результат - после проведения сплошной рубки в установленный срок должно быть обеспечено лесовосстановление любым способом, каким считает нужным владелец лесного участка. В данном случае даже «Гринпис» не видит угрозы лесу. «На мой взгляд, лесное законодательство должно предъявлять требования к тому, какой результат должен быть обеспечен через три, в отдельных случаях - через пять, лет после рубки, и устанавливать ответственность за то, что такой результат не достигнут. А уж как его достигнет лесопользователь - путем сохранения подроста, или путем посадки лесных культур, или путем содействия естественному возобновлению, или волшебной палочкой воспользуется - это должно быть его дело», - рассуждает Алексей Ярошенко.

Ускорить эффект

Внедрение стандартов интенсивного лесохозяйствования потребует значительного увеличения финансирования лесовосстановительных работ и ухода за насаждениями. По подсчетам специалистов «Илима», в первые десять лет ежегодные затраты на ведение лесного хозяйства вырастут на 50-85%. «В одних случаях это может быть относительно небольшое увеличение затрат, в других – в разы, например на увеличение затрат на воспроизводство лесов.  На это могут влиять различия по природным зонам, по целевым породам и сортиментам – каждый из этих факторов определяет всю систему ведения лесного хозяйства. Например, в одном случае требуется проведение искусственного лесовосстановления, в другом можно ограничиться только содействием естественному лесовосстановлению. Но однозначно, что интенсивная модель подразумевает совершенно иной объем работ по воспроизводству лесов, и, соответственно, увеличения финансирования», - соглашается Илья Вервейко.

Малоприятный для арендаторов момент должен нивелироваться ростом экономической эффективности хозяйствования. По подсчетам «Илима», в перспективе  объем заготовки древесины увеличится на 20-45%, а ценного пиловочника – на 10-26%, что в итоге приведет к снижению себестоимости древесины на 4-11%. «Важный момент: чем дольше мы будем затягивать переход на интенсивную модель, тем эффективность перехода на нее будет ниже. Ведь там, где лесной фонд достаточно истощен, где остались только небольшие запасы спелых насаждений, переход может оказаться более затратным мероприятием», - предупреждает Илья Вервейко.

Другое отличие России от Финляндии, которое может осложнить переход к скандинавской модели лесохозяйствования с ее длинным горизонтом планирования – отсутствие частной собственности на лес. Лесопромышленники на прошлогоднем Лесном форуме в Санкт-Петербурге в очередной раз инициировали обсуждение этого вопроса, впрочем – без особой надежды на успех. В данный момент введение частной собственности на лес невозможно по многим причинам, в том числе – политическим. Что можно и целесообразно было бы сделать - это удлинить срок максимальной аренды и сделать его равным сроку спелости насаждений, который составляет порядка 80-100 лет для хвойных пород.  Впрочем,  замечает Вервейко, поскольку сейчас действует  норма лесного законодательства, по которой арендатор, надлежащим образом исполняющий свои обязанности по договору аренды, имеет преимущественное право на аукционе, это не основная проблема при переходе на интенсивное лесопользование. Главным препятствием был и остается консерватизм государственных структур.

Государство тормозит

Редкий случай, когда лесопользователи и лесозащитники оказываются по одну сторону баррикад – в целом предложенная группой «Илим» модель не вызывает возражений «Гринписа России». Однако, по мнению Алексея Ярошенко, «в зонах пионерного освоения тайги, которых в аренде «Илима» много,  такая «интенсификация» на практике может означать резкое увеличение объемов рубок в лесах естественного происхождения при незначительных объемах ухода за молодыми вторичными лесами просто в силу малого их количества».

Риски, действительно, есть, и авторы проекта этого не отрицают. «Мы анализировали риски государства при переходе на новую модель. На наш взгляд, все риски достаточно легко нивелировать», - уверен Илья Вервейко.  Проект предлагает на пути истощительного лесопользования установить «лесохозяйственные нормативы с учетом долгосрочного прогнозирования динамики лесного фонда». Невыполнение арендатором лесовосстановительных мероприятий пресечь за счет усиления контроля, а за вырубку при рубках ухода лучших деревьев или наиболее ценных пород ввести наказание. Но главный рычаг  воздей       ствия лежит в иной плоскости. Если вместо несовершенной системы контроля за действиями арендатора «включить» фактор его экономической заинтересованности, это создаст стимулы качественно выполнять хозяйственные мероприятия.

Для смягчения перехода к новой модели лесного хозяйствования группа «Илим» предлагает внедрять ее не повсеместно, а на отдельных участках, которым будет придан узаконенный статус «инновационного лесного хозяйства». «Разрешить получение статуса можно любому желающему, который разработает соответствующий проект инновационного лесного хозяйства. Конечно, этот проект  должен соответствовать определённым требованиям, основное из которых – обеспечение неистощительного и непрерывного лесопользования. Плюс при реализации таких проектов должен соблюдаться баланс интересов всех сторон – и собственника, и арендатора», - поясняет Илья Вервейко.

«Илим» уже выбрал один из своих лесных участков в Сибирском федеральном округе и в порядке эксперимента начал внедрять на нем модель интенсивного лесопользования. Специалисты группы разработали сценариев лесопользования и анализ эффективности внедрения интенсивной модели ведения лесного хозяйства на два оборота рубки заложили демонстрационные участки и провели опытные рубки ухода по различным технологиям. Но дальнейшие ешаги – внесение поправок в федеральные документы, закрепление правового статуса «инновационного лесного хозяйства» - невозможно без участия государства. А Рослесхоз, как уже говорилось, предпочитает двигаться вперед микроскопическими шагами.

Санкт-Петербург

«Эксперт Северо-Запад» №14 (560)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама