Детектор инноваций

Малый и средний бизнес
Москва, 02.07.2012
«Эксперт Северо-Запад» №26-27 (573)
Алексей Борейшо: «Все реальные инновации, которые могут потом воплощаться в коммерчески успешные проекты, приходят из бизнеса. Мы слабо верим в инновации, которые приходят из среды ученых»

Фото: «Лазерные системы»

Россия вошла в первую десятку стран по инвестициям в инновации, опередив Италию и Канаду и сравнявшись с такими государствами, как Великобритания и Франция. Однако собственных инновационных продуктов или технологий в России пока создается не так много, как про них говорят. «Мы постоянно слышим об инновационных компаниях, которые ведут разработки в области высоких технологий, и о том, что это очень востребовано. Реально же нельзя сказать, что рынок забит. Подобных компаний на слуху не так много», – признает генеральный директор НПП «Лазерные системы» Алексей Борейшо.

Такая ситуация свидетельствует о том, что эффективность расходования средств, направляемых в инновационные разработки, далека от совершенства. Как найти баланс интересов бизнеса, направленного на получение прибыли, развитие, рост, с разработками и внедрением новых решений и открытий? Почему многие научные исследования не востребованы и пылятся на полках? Что первично – научная разработка или ее коммерциализация? Как определить, в какое исследование вкладываться? Это ключевые вопросы, которые «Эксперт С-З» задал Алексею Борейшо, компания которого искала ответы на них не в теории, а на практике.

От идеи к решению

– Ваша компания не только разрабатывает новейшие лазерные детекторные системы, но и производит их, причем серийно. Что все же для вас основное – исследования или производство?

– Мы представляем собой некий симбиоз научно-исследовательской и производственной компаний. То есть у нас есть люди, которые заняты исключительно в области научных исследований, они ведут разработки в сфере высоких технологий. И есть те, кто занимается коммерциализацией, превращением научных идей в реальные продукты, проведением опытно-конструкторских работ и в дальнейшем адаптацией тех или иных разработок для серийного производства инновационных изделий.

То есть мы – компания полного цикла: от идеи к решению и к реализации в виде серийного продукта. Пришли к этому не сразу. Долгое время занимались научно-исследовательскими работами и созданием единичных уникальных высокотехнологичных устройств. Ориентироваться на серийные изделия, которые могут быть востребованы не в единичных экземплярах, а в массовых количествах, стали недавно – четыре-пять лет назад.

– Что подтолкнуло компанию к такому развороту?

– Мы организовали департамент, который занимался разработкой и производством различного рода систем безопасности для автомобилей. Также приобрели несколько производственных линий для монтажа печатных плат и организовали направление контрактного производства. Через пару лет была организована дочерняя структура «Невская электроника», для которой данная деятельность стала основной.

По мере реализации этого проекта мы получили большой опыт, который и позволил задуматься о серийном выпуске высокотехнологичных наукоемких изделий. И сейчас мы много работаем как на открытом рынке, так и в рамках федеральных целевых программ по поставкам для министерств и ведомств уже более сложных комплексных систем для обеспечения безопасности различных объектов. Среди наиболее известных продуктов компании – системы для обнаружения следов взрывчатых веществ, ветровые лидары для аэропортов.

– Серийное производство – вынужденный шаг или закономерный?

– Чисто экономически оно дает определенную стабильность, понятные перспективы. Это закономерное и правильное направление. Мы не просто группа ученых, которые что-то придумали. Мы всегда стараемся идею воплотить в конкретное изделие, адаптировать его к серийному выпуску и наладить массовое производство.

Найти баланс

– Сложно найти баланс между креативными людьми и теми, кто производит и продает высокотехнологичные продукты?

– Здесь масса сложностей. Придумать – это один момент, сделать опытный образец – второй. В принципе, часто так бывает: есть макет какого-то уникального изделия, а в производство оно так и не запущено. Поэтому, безусловно, самое сложное – создать серийный образец, который соответствует не только техническим, но и экономическим требованиям. Любая система должна быть экономически выгодна и хорошо работать. Теперь в компании целая группа людей занимается именно этим направлением.

– Основная сложность для инновационных компаний – как раз связать научную базу с реальным производством и вывести новый продукт на рынок…

– Понимаете, в чем дело: все реальные инновации, которые могут потом воплощаться в коммерчески успешные проекты, приходят из бизнеса. Мы слабо верим в инновации, которые приходят из среды ученых. Наверное, это наше основное отличие. То есть мы всегда сначала думаем о том, что нужно, анализируем перспективы с точки зрения коммерческого успеха того или иного проекта. И только тогда подключаем ученых. То есть когда понимаем, что хотим получить и как будем реализовывать.

Мы не бегаем с продуктом, который изобрели ученые, по инвестиционным фондам в поисках поддержки. Во главу угла ставим коммерческую составляющую. Именно это позволяет часто добиваться успеха.

– Кто ваш потенциальный заказчик?

– Мы постоянно работаем с различными госструктурами и коммерческими компаниями. Генерируем идеи и согласовываем с ними. Затем заказчики анализируют свою потребность в новых изделиях, формируют требования к техническим и экономическим характеристикам. После этого продукт разрабатывается, проходит опытную эксплуатацию и запускается в производство. При этом мы понимаем, что помимо российских заказчиков есть и зарубежные. Чтобы конкурировать на мировом рынке, приходится жестко следовать экономическим требованиям. Главное – четко понимать, насколько целесообразно тратить большие деньги на создание той или иной возможности инновационного продукта.

 sever_573_016.jpg Фото: «Лазерные системы»
Фото: «Лазерные системы»

Способны сами

– В производстве лазеры используются не так давно, с 60-х годов прошлого века, и развиваются быстрыми темпами. Как обстоят дела в нашей стране – мы отстаем или в авангарде? Есть ли технологии, которые вы были бы готовы приобрести у зарубежных коллег?

– Будучи системным интегратором, мы сами создаем системы, основываясь на ведущих отечественных и зарубежных разработках в области лазерных технологий детектирования тех или иных объектов. Если говорить в целом о лазерных технологиях, то отечественная школа в этой сфере не отстает. Более того, российские специалисты плотно работают и выводят на международные рынки свои разработки.

Есть хорошие примеры российских компаний, которые сейчас плотно работают в партнерстве с зарубежными, например IPG Photonics (ведущий на мировом рынке поставщик мощных волоконных лазеров и усилителей). Компания, созданная ученым с мировым именем Валентином Гапонцевым (включен в список 28 выдающихся ученых мира, по оценке SPIE, в области лазерной физики, техники и технологии. – «Эксперт С-З»), занимает порядка 70% мирового рынка волоконных лазеров. Это очень перспективная технология и очень крупное предприятие с миллиардным оборотом. Есть и другие примеры, свидетельствующие о том, что в области лазерных технологий Россия занимает достойное место на мировом рынке.

– Как получилось, что в каких-то сферах Россия утратила позиции и отстает, а в лазерных технологиях – наоборот?

– По многим позициям действительно был значительный отток ученых из страны. В результате мы видим ряд продуктов, разработанных западными лабораториями совместно с нашими бывшими соотечественниками. Что касается специалистов в области лазерных технологий, то дело не в том, что их меньше или больше уезжало, а в том, что многие из оставшихся оказались способны реализовать свои идеи, коммерциализировать их и создать компании, ныне обладающие мировым именем.

Хорошая фантастика

– Какие новинки и прорывные технологии могут быть выведены на рынок?

– Идет работа над целым рядом разработок в области детектирования различных веществ, в том числе дистанционного. Есть интересные результаты, в том числе по детектированию взрывчатых веществ на большом расстоянии. Думаю, в ближайшее время стоит ожидать прорыва, который позволит изготавливать уже реальные прикладные системы. Мы плотно работаем в этой области.

– То есть в скором времени за счет новых технологий станет возможно ввести тотальный контроль?

– Тотальный контроль не нужен – это экономически нецелесообразно. Зато его можно организовать в точках досмотра. Есть специалисты, которые понимают, где и что нужно смотреть. И их работу можно облегчить.

– Есть ли в арсенале компании уникальные разработки?

– Наряду с системами слежения и идентификации, мобильными лидарными комплексами для экологического мониторинга, системами вихревой безопасности аэропортов, мощными лазерами и различными системами безопасности и контроля доступа есть уникальный проект. Это первый в мире прибор для дистанционного определения паров алкоголя в салоне автомобиля – алколазер.

– Как будет работать этот прибор? Это уже будоражит интернет-пользователей и активно обсуждается.

– Хорошо, что обсуждение идет. Принцип работы алколазера простой: он сможет вычислять следы этанола в автомобиле, двигающемся на скорости до 150 км/ч, при любых погодных условиях. Датчик будет срабатывать в момент, когда машина проезжает мимо прибора, установленного поперек дороги, а в 20-30 м будет дежурить инспектор ДПС, которому в случае положительного срабатывания на алкоголь по Wi-Fi будет передано изображение этого автомобиля. Задача определить, пассажир или водитель нетрезв, не ставилась. Нужно было создать устройство-детектор, которое просто дает сигнал инспектору, в каком автомобиле находятся пьяные. То есть система облегчает работу инспектора, чтобы он не тормозил всех подряд, а выделял из потока именно те автомобили, в которых находятся люди, употребляющие алкоголь. При этом лазер не будет реагировать на незамерзающую жидкость для очистки стекол или духи.

 sever_573_018.jpg Фото: «Лазерные системы»
Фото: «Лазерные системы»

Эта работа делается по заказу Министерства внутренних дел. Сейчас проходит опытная эксплуатация этих изделий. И по ее результатам в конце года мы уже будем иметь конкретную информацию по заказам. Начать поставку прибора сможем со следующего года.

– Долго ли пришлось работать над алколазером? Во сколько обошлась его разработка?

– Научно-исследовательская работа шла с 2007 года, на этой стадии мы привлекали много ведущих специалистов, в том числе из зарубежных институтов. И в немалой степени благодаря этому, а также, конечно, нашей команде проект реализован. Всего в него вложено около 2 млн долларов, то есть это достаточно капиталоемкая работа. Но мы смотрим на перспективу – используемая в алколазере технология действительно прорывная. Поэтому мы надеемся в ближайшие три-пять лет окупить затраты.

– Вы можете продать эту или другую технологию или выгоднее продавать изделия?

– Обязательно будем это делать. Но все очень индивидуально. Например, работая с Китаем, нужно принимать во внимание все особенности. Понятное дело, они хотят приобрести одно устройство, разобрать и дальше придумать, как его воспроизвести. И в переговорном процессе мы приходим к общему убеждению, что лучше продать технологию, а дальше под нашим надзором выпускать те или иные продукты серийно.

Все зависит от конкретной ситуации, поэтому сложно ответить однозначно. Иногда выгоднее продавать технологии, иногда – конечное устройство, а порой интереснее говорить о совместном производстве.

Время роста

– Начав деятельность в 1990-х годах с небольшой научно-исследовательской фирмы, к настоящему времени «Лазерные системы» стали крепкой инновационной компанией. Как планируете развивать ее?

– На данный момент мы видим хорошие перспективы роста и нацелены на развитие. В прошлом году оборот компании достиг 10 млн евро, что на 30% превышает аналогичный показатель 2010-го. То есть находимся в стадии активного роста. С 2005 года являемся резидентами ОЭЗ «Нойдорф», но на самом деле только в последние полгода реально приступили к строительству административно-производственных площадей в этой зоне. Причина задержки – необходимость проходить множество формальных процедур, что достаточно долго в условиях, когда система только выстраивается. За счет организации производства в ОЭЗ мы должны увеличить экономическую и производственную эффективность более чем на 20%, а интенсивность работы – на 30%. Новое производство планируем запустить в начале 2014 года. 

– Сколько вы готовы вложить в создание новой площадки?

– Мы намерены вложить примерно 400 млн рублей собственных средств.

– То есть в ближайшее время пересматривать ориентиры бизнеса вы не будете?

– Пока нет, если все пойдет так, как запланировано. На перспективу ближайших трех лет мы понимаем, в каком направлении нужно развиваться, что необходимо усилить. У нас есть план развития компании на этот срок. Но не исключено, и это вполне естественно, что через те же три-пять лет придется вернуться к вопросу, как развивать бизнес дальше. Придется оценить и посмотреть, чего мы достигли, в правильном ли направлении идем, требуются ли изменения. 

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №26-27 (573) 2 июля 2012
    ПМЭФ-2012
    Содержание:
    Лик новой индустрии

    Новая волна индустриализации, которую Россия не намерена пропускать, развернет масштабную конкуренцию не столько за инвестиции, сколько за людей, которые способны освоить и приумножить их. И борьба будет серьезной, если учесть, что в ней участвуют не только развивающиеся, но и развитые экономики

    Реклама