ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Свет знаний стал услугой

2012

Если формат развития школы остается неясным, то стратегия ее существования состоялась. И ее суть заключается в непростом симбиозе платных и бесплатных образовательных услуг

Начало 2012/2013 учебного года запомнится тем, что традиционный ритуал обещаний для школы оказался необычно скромным. Очевидно, жаркая дискуссия последнего года о федеральных стандартах для старшей школы и законе «Об образовании» повлияла на журналистов и чиновников. И сегодня чаще говорят и пишут о конкретных документах. Тем более что материала для разговоров достаточно: принятый после бурных дебатов Федеральный государственный стандарт (ФГОС) для старшей школы, новый проект закона «Об образовании» и госпрограмма «Развитие образования на 2013-2020 годы», обозначившая весьма амбициозные планы государства.

Проблема в том, что понятной стратегии развития образования вышеназванные документы не дают: слишком много противоречий между ключевыми элементами системы. Так, в образовательных стандартах и проекте закона «Об образовании» в качестве результата обучения обозначены компетенции, но ЕГЭ и ГИА, по которым судят о развитии школы, проверяют все же знания.

Положения не подкреплены

«На уровне личного общения транслируется простая идея: сохранение традиций фундаментального образования при более активном использовании современных технологий. Но это ровно те ожидания, что были и год назад, и пять, и десять лет назад», – отмечает директор Аничкова лицея Николай Трубицын. «Я не вижу внятной стратегии развития образования, – добавляет директор школы №610 „Классическая гимназия“ Сергей Бурячко. – Более того, забыта цель, которая звучала в начале реформ, – встроить российское образование в болонскую систему, чтобы выпускники школ и студенты без особых проблем могли учиться в европейских вузах. Ведь для этого в свое время вводили деление на бакалавриат и магистратуру, рассматривали возможность перехода к 12-летнему школьному образованию, как в Европе. А теперь об этом и не вспоминают».

Даже с возможностью выбора траектории освоения образовательной программы (ученик может выбирать, какие предметы он будет изучать углубленно, какие – наоборот), которая зафиксирована во ФГОС для старшей школы, тоже все не так уж инновационно. Эти положения не подкреплены ни на организационном уровне, ни на финансовом. Более того, они в определенном смысле противоречат тем изменениям, что происходят в школе. И с точки зрения проведения уроков для пяти-десяти человек (с новым подушевым принципом финансирования небольшие классы экономически нецелесообразны), и с точки зрения привлечения специалистов, которые смогут прочитать углубленный курс (в большинстве школ сокращают совместителей).

Директора школ ожидают, что ФГОС будет воплощен в жизнь в упрощенном виде – школа определит два-три образовательных маршрута для старшеклассников, из которых они и будут выбирать. «В самом стандарте нет императива по отношению к школе: она должна предоставить возможность вариативного изучения, исходя из имеющихся ресурсов (кадровых, материальных). В этом смысле стандарт безобиден, он сохраняет существующую ситуацию: лицеям дает возможность иметь углубленную программу, обычным школам – упрощенную», – считает Бурячко.

Но если формат развития школы остается неясным, то новая стратегия ее существования все же прослеживается, и вышеупомянутые нормативные акты делают ее более явной. Раньше основной задачей было осуществление образовательного процесса в рамках бюджетного финансирования, а платные образовательные услуги воспринимались как дополнительное направление. Теперь услуги стали основной задачей образовательного учреждения, просто они будут бесплатными и платными (для населения).

Дополнительные услуги как спасение

Госпрограмма «Развитие образования на 2013-2020 годы», обозначившая, в частности, такие цели, как улучшение результатов российских школьников в международных тестах PISA, PIRLS, TIMSS, увидела свет почти синхронно с документом, который, как показалось экспертам, делает утопичными любые планы по улучшению системы образования. Речь идет о расшифровке бюджетного планирования Министерства финансов РФ на 2013-2015 годы. По части финансирования системы образования концепция Минфина оказалась крайне скупой. Как подсчитали специалисты Высшей школы экономики (ВШЭ), в ближайшие три года министерство предполагает уменьшить расходы на образование на 7% в номинальном (без учета инфляции) и 19,8% в реальном выражении по сравнению с 2012-м. Таким образом, по отношению к ВВП федеральные расходы на образование сокращаются с 4,1% ВВП в 2013 году до 3,9% в 2015-м.

Но в госпрограмме развития образования до 2020 года, вышедшей буквально через неделю после того, как эксперты ВШЭ обнародовали тревожные наблюдения, фигурируют совершенно иные цифры: в качестве ключевой цели программы обозначено увеличение затрат на сферу образования от 5,4 до 6,5% ВВП. Впрочем, это противоречие разрешается просто: госпрограмма использует показатель не бюджетного финансирования, а совокупного объема затрат, который определяется как бюджетные средства плюс средства семей и предприятий, направляемые в систему образования. Получается, что один подход не перечеркивает и не исключает другой, а сокращение бюджетного финансирования системы образования компенсируется за счет средств семей и предприятий. Это несколько настораживает.

«Когда мы говорим о финансировании со стороны семьи, то подразумеваем только вклад родителей в платные образовательные услуги, – разъясняет ситуацию заместитель председателя Комитета по образованию правительства Санкт-Петербурга Ирина Асланян. – Если говорим о финансировании образовательного учреждения, то имеем в виду два источника финансирования: бюджет, который обеспечивает реализацию федеральных стандартов, и составляющую платных услуг».

Вместе с тем подобный подход в целом не противоречит тому, что увеличение финансирования системы образования планируется осуществить в первую очередь за счет родителей. В госпрограмме развития образования в качестве важнейшей цели для школы (стоит рядом с задачей улучшить прохождение международных тестов) обозначено следующее: «Не менее 70-75% детей 5-18 лет будут охвачены программами дополнительного образования, в том числе 50% из них – за счет средств бюджетов соответствующих уровней». Вторые 50% дополнительных услуг, которыми должно быть охвачено абсолютное большинство школьников, – это, как легко понять, платные услуги.

Вопрос наращивания доли дополнительного образования уже приобрел первостепенное значение. «Родители хотят видеть школу такой, чтобы ребенку в ней было комфортно. Хотят, чтобы в школе была организована вторая половина дня. И надо отметить, что это направление в Петербурге развивается достаточно активно. Во многих школах города существуют центры дополнительного образования, где ребенок может не только получить основное образование, но и реализовать себя во второй половине дня», – рассказывает Асланян. Точное число школ, где есть центры дополнительного образования, она не называет – по ее словам, «их больше половины». Общий объем прибыли от платных образовательных услуг также пока сложно определить: слишком уж велик разброс от школы к школе. «В разных школах города доля платных услуг в общем числе образовательных услуг разная: где-то – ближе к 20%, где-то – меньше», – признает Ирина Асланян.

Говорим «государство» – подразумеваем «и семья»

Дополнительное образование играет большую роль в развитии ребенка, стимулирует его интерес к учебе. Проблема в другом – лозунг о необходимости развития системы дополнительного образования приводит к тому, что, стирая грань между деньгами, идущими в школу из бюджета и от родителей, государство тем самым открывает путь к снижению своих обязательств в отношении предоставления бесплатного образования. «Мы должны понимать: поскольку школа привлекает учителей для оказания дополнительных платных услуг, то конкретный учитель работает не на себя, вернее не только на себя, но еще и на школу. Он оказывает услуги в государственном образовательном учреждении, поэтому при распределении заработанных средств должны быть учтены интересы учреждения в целом», – рассуждает Ирина Асланян.

Эту логическую цепочку легко развить: учитель предоставляет платные образовательные услуги в интересах школы, а школа – соответственно, в интересах государства. К сожалению, такой подход – не теория или перспектива школы. Это уже реальность.

Яркое доказательство – критерий оценки работы региональных администраций в сфере образования: средняя заработная плата учителей. В рамках национального проекта «Наша новая школа» в текущем году запущен открытый мониторинг региональных систем общего образования. Теперь есть детализация вплоть до района, а сведения о размере средней зарплаты педагогов обновляются каждый месяц. Но цифры, которые выдает портал, неизменно удивляют и учителей, и директоров школ, которые, казалось бы, должны лучше других разбираться в этом вопросе. Как свидетельствует мониторинг, в июле средняя заработная плата учителя в Петербурге превысила 30 тыс. рублей. В то же время директора школ утверждают, что этот показатель находится на уровне 15 тыс. рублей за ставку. Большой стаж, высшая категория и двойная нагрузка могут довести эту цифру до 25 тыс. рублей, но она все равно меньше официальной.

Представители администрации данную нестыковку предпочитают не видеть, в том смысле что выборка у любого директора или журналиста всегда будет недостаточной. Между тем открытая статистика помогает объяснить этот парадокс. «Все очень просто: при расчете средней заработной платы весь фонд оплаты труда, включая доходы от платных образовательных услуг, делится просто на количество работающих педагогов. Хотя мы уже давно говорим о том, что такая методика как минимум некорректна», – комментирует Сергей Бурячко. Получается в определенном смысле обман, причем двойной: взятые у родителей деньги выставляют как достижение государства в сфере повышения зарплат учителей, при этом делают нормой фактическую переработку педагогов.

Но что означает это лукавство – сбой общей системы, порожденный стремлением местных администраций выглядеть красиво, или все же новая форма жизни школы, остается неясным. В госпрограмме развития образования до 2020 года ссылка на рапорты местных администраций о повышении зарплат учителей сопровождается коротким: «…эта тенденция должна получить развитие». Возможно, тенденция к тому, чтобы государство и дальше спекулировало на платных услугах.             

Санкт-Петербург

«Эксперт Северо-Запад» №36 (582)

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама