Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Удары кистью

2012

Надышанное тепло культуры – так можно было бы назвать эту выставку

В Мраморном дворце Русского музея открылась своеобразная выставка – «Семья Трауготов». Отец, Георгий Траугот, – живописец из последнего творческого объединения художников конца 20-х годов ленинградского «Круга художников». Мать, Вера Янова, впервые выставляющаяся, – сильная, трагичная художница, начавшая рисовать в середине 40-х годов ХХ века, оказавшая огромное влияние на андеграундных живописцев из арефьевского круга. Сыновья, Валерий и Александр Трауготы, – знаменитые иллюстраторы, работавшие вдвоем под псевдонимом Г.А.В. (Георгий, Александр, Валерий). В Мраморном дворце представлены их станковые работы, портреты и пейзажи.

Выставка и начинается с их работ. Зарисовки городских сцен; портреты художника Владимира Стерлигова и его жены Татьяны Глебовой – обломков и осколков художественного авангарда 20-х годов; Фиалки Штеренберг – дочери художника Давида Штеренберга; организатора первых выставок андеграундной живописи в СССР; художника Евгения Рухина, погибшего при пожаре в мастерской; фантастическая картина «Жеребенок». На фоне довольно мрачных городских громад – белый жеребенок. Что-то сказочное, детское, хрупкое, веселое и печальное, ворвавшееся в пасть к веку-волкодаву. Про Александра и Валерия Трауготов писать легко, потому что сами они – легки. Если подбирать безответственные метафоры, то они – фехтовальщики. Каждый удар кистью точен и изящен, как удар шпаги. Их мир – пестр, фантастичен, добр, красив и… правилен. Они творят по правилам. Правда, своим.

Мать и приемный сын

Тем большим потрясением оказывается живопись Веры Яновой. По пестроте и фантастичности своего мира она очень близка к сыновьям. По несоблюдению правил, трагизму она ближе всего к экспрессионистам. Ее мир, будь то городские пейзажи, натюрморты или портреты, опасно накренен. Напряженно монументален. Если сыновья – фехтовальщики, то она – взрыв. Взрыв эмоций, зафиксированных в красках. От экспрессионистов она отличается только одним, но очень важным качеством. Она – добра. При всем трагизме мироощущения в ней нет отчаяния. Добрый экспрессионист, если возможно такое словосочетание. Представьте знаменитый «Крик» Мунка, в котором появляется что-то вроде хлопка по плечу: «Да не ори ты так, парень… Все образуется. Не надрывайся. Хотя, конечно, тяжело – кто спорит…»

Два портрета приемного сына, Михаила Войцеховского, детский и юношеский, – тому яркий пример. Михаил, оставшийся после блокады сиротой, был усыновлен семьей Трауготов. Он стал скульптором (на выставке есть одна его работа – очаровательный слон из проволоки), мастером игрушек и… религиозным философом, близким к арефьевскому кругу.

Детский его портрет кисти Веры Яновой был бы невыносимо, по-мунковски трагичен, если бы не одна деталь. Накрененная комната, столик, на столике – распахнутая белая книга. Маленький человечек, схватившийся за голову. Он очень много пережил, этот человечек, теперь он так же много читает, пытаясь понять и соединить прожитое и прочитанное. Это мучительно трудно. За спиной у него – огромная икона: Богоматерь и младенец Христос. Но по правую руку – картина (Вера Янова любила в свои работы вставлять другие картины), на которой тот же человечек со смешной белой уткой. И вот эта утка из сказки вносит надежду в трагичное полотно.

Юноша Войцеховский изображен на одноколесном велосипеде. Трауготам цирковые артисты, с которыми семья дружила, подарили одноколесный велосипед. Кататься на нем научились Александр Траугот и Михаил Войцеховский.

В 70-е годы моя приятельница видела на Петроградской стороне красивого длинноволосого очкарика, катящего на одном колесе по Большой Пушкарской. Это и был художник Александр Траугот. С одноколесным велосипедом Войцеховского связана одна история. Он подружился с подростком и подарил ему этот велосипед. Подростка звали Антон Адасинский...

Однако вернемся к картине Веры Яновой. Худенький юноша в цилиндре едет на одном колесе, балансирует и смотрит на нас. Худенький юноша – словно из сказок Гофмана и Андерсена. Он живет, словно работает в цирке. Держит равновесие и набирает скорость. И не падает.

Отец и сыновья

После взрывной анархической живописи матери – четкая, выверенная, очень лиричная живопись отца. Георгий Траугот был полной противоположностью Веры Яновой, и не только потому, что любил рисовать лес, северное море, оленей, сушку сетей, дальневосточные сопки, да и в городе выбирал окраинные места, где сквозь город проступает природа, но и потому, как он все это изображал. Он был сдержан и спокоен. Там, где Вера Янова кричала, он говорил. Тихо, но убедительно. Даже его потрясающие, страшные блокадные пейзажи – первый трамвай, люди, тащащиеся за водой мимо остовов зданий, занесенные снегом пустые улицы и разрушенные дома – спокойны. Драматизм загнан внутрь. Он был лиричен. Его лодки на северном море, груженые зелеными еще копнами сена, – одна из самых красивых и… тихих картин на выставке.

Последний зал – снова живопись сыновей. И вот там-то, глядя на нежные, в одно касание кисточки сделанные рисунки зверей Валерия Траугота, на угловатые, резкие портреты углем Роальда Мандельштама, Александра Арефьева, на работы, которые Александр и Валерий нарисовали вдвоем, там-то и понимаешь месседж выставки. Это – та самая нора, логово культуры против жестокости стаи, идеологии, государства, войн, высылок, о которой написал один из лучших поэтов современности, Дмитрий Быков: «Там мы выживем, в снежной норе. Мы тепла себе сами надышим…» Надышанное тепло культуры – так можно было бы назвать эту выставку.

Русский музей. Выставка «Семья Трауготов»

«Эксперт Северо-Запад» №36 (582)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама