Чудо задерживается

Экономика и финансы
Москва, 10.12.2012
«Эксперт Северо-Запад» №49 (596)
Рынок страхования ответственности владельцев опасных объектов оказался вдвое меньше, чем прогнозировалось, из-за некорректных исходных данных и сопротивления страхователей

Итоги первого года обязательного страхования ответственности владельцев опасных производственных объектов (ОПО) можно обозначить одним словом: просчитались. Объем этого рынка оказался почти вдвое меньше, чем предполагалось при принятии ФЗ №225, – 10,5 млрд против 20 млрд рублей. Незастрахованными остались около 40% объектов.

Есть три основные причины столь глобального просчета: отсутствие исчерпывающих сведений о количестве ОПО и их характеристиках, желание владельцев предприятий сэкономить на страховке и недостатки системы контроля. Национальный союз страховщиков ответственности (НССО) вместе с Ростехнадзором пытаются скорректировать ситуацию с учетом полученного опыта. Но чуда больше никто не ждет.

Объекты не считаны

Редкая отрасль в России знает о себе все. Как правило, любые единые базы данных отличаются неполнотой, неактуальностью и некорректностью. Перечень ОПО, на основе которого делался прогноз нового сегмента страхового рынка, оказался именно таким. Несоответствие первоначальных оценок количества опасных объектов, подлежащих обязательному страхованию, и страховых премий фактическим показателям рынка произошло по нескольким причинам.

Прежде всего потому, утверждают страховщики, что в него безосновательно включены бюджетные (государственные и муниципальные) ОПО, владельцы которых должны страховать свою ответственность только с 2013 года. Сколько таких объектов в стране, точно не знает никто. По статистике «Ингосстраха», бюджетные объекты составляют 25 тыс. из 300 тыс. производственных опасных объектов и 3 тыс. из 5 тыс. гидротехнических сооружений. Таким образом, доля бюджетных ОПО большая, но не определяющая, и эта ошибка ввода не объясняет двукратный просчет в оценке объема рынка.

Были и другие несовпадения перечня ОПО с действительностью, указывает заместитель директора Центра страхования ответственности – начальник управления страхования ответственности опасных объектов СК «Альянс» Галина Гуляева. Например, нет точной информации о количестве подлежащих страхованию АЗС. Условно считается, что их около 30 тыс., половина из которых застрахована. Кроме того, реальная база данных опасных объектов сильно «похудела» по сравнению с первоначальной. Сначала – по решению государства.

«Некоторые группы объектов (к примеру, трансформаторные подстанции) выведены из категории ОПО, подлежащих регистрации в Ростехнадзоре, соответственно, обязанность страхования у их владельцев отпала», – поясняет Гуляева. Затем – и по инициативе предприятий, которые постарались минимизировать новый обязательный платеж и стали снимать с учета в Ростехнадзоре фактически не эксплуатируемые объекты – законсервированные, разобранные, утилизированные и т.п. Количество действительно эксплуатирующихся ОПО на поверку оказалось значительно меньше, чем предполагалось.

Игра на понижение

Помимо статистических огрехов страховщики называют еще одну причину несовпадения действительности с ожиданиями. «По изобретательности и умению находить выход из различных ситуаций наши владельцы ОПО при „талантливой“ помощи отдельных страховых компаний заслуживают восхищения. Владельцы, поняв, что им придется страховать ответственность по этим объектам, приняли все возможные меры, чтобы минимизировать финансовые издержки», – говорит первый заместитель директора филиала компании «ГЕФЕСТ» в Санкт-Петербурге Анатолий Кузнецов. Плата действительно выросла в разы: если ранее владелец подъемного крана страховал свою ответственность за 200-500 рублей, то теперь речь идет о 6 тыс. Для АЗС сумма изменилась соответственно с 0,5 до 13,5 тыс. рублей. Крупные предприятия ощутили еще больший финансовый прессинг.

Неудивительно, что владельцы ОПО воспользовались всеми легальными способами снижения затрат. Во многих случаях прошел процесс укрупнения, когда несколько ОПО одного технологического цикла были слиты воедино. Соответственно, вместо нескольких объектов страхуется один. Кроме того, компании активно переоформляли декларации промышленной безопасности, где содержится информация о максимально возможном количестве пострадавших при аварии на опасном объекте. «Переоформление декларации с уменьшением количества потерпевших, к примеру с 3 тыс. до 300 человек, приводит к сокращению страховой суммы по договору обязательного страхования с 1 млрд до 100 млн рублей», – комментирует Галина Гуляева.

Страховщики в этой игре на понижение участвуют отнюдь не пассивно – они борются за клиента привычными методами, предлагая лучшую цену. В принципе, ресурс для демпинга в этом виде страхования ограничен: государством установлены жесткие тарифы в зависимости от класса опасности объекта и количества потенциальных пострадавших. Но лазейки находятся. Некоторые страховые компании при расчете стоимости полиса необоснованно применяют понижающий коэффициент, доходящий до 10%, за якобы высокий уровень безопасности производства. Или консультируют клиента относительно технологии уменьшения страховых сумм и, соответственно, стоимости полиса.

«Есть игроки, которые активно пользуются административным ресурсом. Конкуренция иногда строится даже на уровне взаимоотношений акционеров компаний: при прочих равных они выбирают того, кто смог договориться с владельцами бизнеса. Есть и игроки, необоснованно снижающие цену полиса. Таким образом, страховщик формирует у клиента неверное представление о реальной стоимости страхования и просаживает рынок», – рассказывает директор филиала компании «ВТБ Страхование» в Санкт-Петербурге Кирилл Павлов. По наблюдениям компании «Согласие», наиболее распространен демпинг в сегменте страхования небольших рисков со страховой суммой до 50 млн рублей, который занимает около 97% общего объема рынка.

В результате совместных усилий двух сторон заключаются договоры, которые объективно не могут обеспечить полную страховую защиту. Например, как сообщили «Известия», Красноярская ГЭС застрахована как десять отдельных объектов, каждый с покрытием 10 млн рублей. Страхование произведено по минимальным ставкам, аналогичным тем, по которым страхуются, например, АЗС. В соответствии с ФЗ №225, этой суммы хватит на выплату компенсации за гибель не более пяти человек, тогда как на Саяно-Шушенской ГЭС погибших было в 15 раз больше.

Проблема в данном случае вновь сводится к неполноте информации в реестрах. «До сих пор возникают трудности при идентификации опасных объектов, как правило, когда наименование ОПО не соответствует перечню наименований согласно приказу №168 Ростехнадзора. В связи с этим случается, что страховые компании относят один объект к разным тарифным группам. В подобной ситуации клиент, как правило, выбирает лучшее, но не всегда правильное ценовое предложение», – отмечает руководитель управления имущественных видов страхования Северо-Западного дивизиона «Ренессанс страхования» Виталий Овсянников.

Впрочем, предпринимаются попытки отрегулировать эти вопросы. По словам заместителя генерального директора компании «РЕСО-Гарантия» Дмитрия Большакова, планируется, что Федеральная служба по финансовым рынкам начнет в 2013 году наказывать недобросовестных владельцев ОПО. Ведомство имеет полномочия по взысканию необоснованно сбереженных средств, которые должны были пойти на уплату премии по обязательному страхованию ответственности владельцев опасных объектов, а также суммы премий, проценты и судебные расходы. При этом неважно, действует ли договор страхования на дату подачи иска, то есть наказание может быть применено и за прошлые прегрешения.

Плохо ловят

Немало предприятий и вовсе уклоняются от обязательного страхования ответственности. По статистике НССО, с начала года произошло 430 аварий, связанных с ОПО, а заявления на страховые выплаты поданы предприятиями в 78 случаях (15%). Можно предположить, что в остальных инцидентах источники повышенной опасности просто не были застрахованы. «Органы Ростехнадзора оказались не готовы к исполнению своих контрольных функций. В их обязанности входят проверка наличия у организаций полиса обязательного страхования и информирование об этом НССО. Но этого не происходит», – констатирует заместитель территориального директора «СОГАЗа» по СЗФО Анна Врублевская.

Теоретически система контроля за исполнением нового закона разработана: контроль передан Ростехнадзору, который проводит плановые проверки и налагает на уклонистов существенные штрафы – 300-500 тыс. рублей. На практике же у надзорного органа просто не хватает сил: с начала года, по данным Ростехнадзора, заведено всего 65 дел об отсутствии полисов обязательного страхования ОПО. «Если бы инспекторы Ростехнадзора качественно проводили проверку, выявляли нарушения и штрафовали за них, то юридическому лицу было бы проще застраховать ответственность, заплатив 20 тыс. рублей. Значит, этот механизм не работает», – уверена Врублевская.

Ростехнадзор ищет выходы из тупика. Он собирается проверять наличие страховки без плановых проверок: если в системе отчетности нет сведений о страховке, служба инициирует запрос предприятию, и оно обязано в течение пяти дней продемонстрировать регулятору полис. Это предложение пришлось по вкусу страховщикам, в отличие от альтернативной инициативы Российского союза промышленников и предпринимателей, который настаивает на снижении давления регулятора. Промышленники предлагают поделить все ОПО на четыре категории опасности вместо существующих трех и вывести наименее опасную четвертую категорию из-под контроля Ростехнадзора. «Это приведет к тому, что 99% объектов будут находиться в четвертой категории и перестанут страховаться», – опасаются страховщики.

Скромные ожидания

По идее, в 2013 году рынок обязательного страхования опасных объектов должен достичь максимально возможного объема: с января, как уже говорилось, в обязательном порядке ответственность будут страховать владельцы бюджетных предприятий, а также домовых лифтов. Но ожидания страховщиков на этот раз отнюдь не радужные. Если с покупкой полиса для лифта все более или менее ясно (скорее всего, дополнительные расходы будут включены в квартплату), то источники финансирования обязательного страхования ОПО государственными и муниципальными предприятиями пока не определены. «Очевидная проблема страхователя – внесение затрат на обязательное страхование в бюджет госучреждений и предприятий. В какую очередь он включит в бюджет целевые расходы на страхование ОПО? И не менее важно, когда эти средства поступят на его расчетные счета», – размышляет заместитель по корпоративному страхованию директора филиала РГС в Санкт-Петербурге и Ленинградской области Дмитрий Куксинский.

Как утверждают страховщики, часть бюджетных организаций или вовсе не знают о том, что им вскоре придется страховать свои активы, или плохо представляют размеры затрат, или, планируя бюджет на 2012 год, забыли внести в него приобретение полиса страхования ОПО, а значит, вступят в новый год без обязательной страховки. По информации НССО, на данный момент к приобретению полиса готовы не более 10% таких предприятий.

На быстрый рост рынка больше никто не рассчитывает. По прогнозам «Эксперт РА», число застрахованных опасных объектов на конец 2013 года достигнет 270-290 тыс., а объем рынка будет находиться в интервале 11-15 млрд рублей.  

Санкт-Петербург

Структура аварий на промышленных предприятиях

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №49 (596) 10 декабря 2012
    Бюджет Петербурга
    Содержание:
    Реклама