Парк советского периода

Территория роста
Москва, 18.02.2013
«Эксперт Северо-Запад» №7 (604)
Череповцу, одному из крупнейших промышленных центров России, удалось не только практически полностью сохранить, но и приумножить свой индустриальный потенциал. Однако городу необходимо качественное разноплановое развитие

Фото: пресс-служба мэрии Череповца

Соборная горка над Шексной с золотыми луковками церквей, просвечивающими сквозь прозрачное березово-лиственное кружево, для Череповца место особое – здесь, по преданию, монахи Феодосий и Афанасий, ученики Сергия Радонежского, основали Воскресенский монастырь, положивший начало поселению.

Сегодня о монастыре напоминает одноименный собор – главный православный храм Череповца, удивительным образом соседствующий с мемориальным кладбищем героев Октябрьской революции 1917 года. Рядом, по ту сторону булыжного спуска к речному вокзалу, недавно восстановлен дом купца Ивана Милютина – одного из самых легендарных персонажей городской истории.

Русская Америка

Почти полвека Иван Милютин пробыл городским головой, и во многом кипучей энергии именно этого неординарного человека Череповец обязан превращением из заштатного городишки Новгородской губернии, балансировавшего на грани ликвидации, в серьезный торгово-промышленный центр региона.

Купец, судовладелец и промышленник Милютин сделал немало, чтобы здесь по-настоящему развернулась деловая инициатива. Он вовремя оценил и сумел правильно использовать как последствия крестьянской реформы 1861 года, давшей городу на реке Шексне значительный приток рабочей силы, так и результаты технического прогресса – завершение строительства Мариинской водной системы и начавшееся в России масштабное железнодорожное строительство.

В городе окреп купеческий и мещанский капитал, появилось мощное речное пароходство, развились торговля и ремесла, открылись первый банк и первые промышленные предприятия. Стараниями Ивана Милютина правительство включило Череповец в план строительства железной дороги Санкт-Петербург – Вологда. Но, пожалуй, главным достижением Милютина стала слава города как значимого образовательного центра страны – Северных Афин или Русского Оксфорда.

Следуя глубокому убеждению, что «из правильного образования проистекут и промышленность, и здоровье, и богатство, и сила страны», Милютин последовательно учреждал техническое и реальное училища, женскую гимназию, учительскую семинарию. По доле учащихся, находившейся на хорошем для тех лет европейском уровне, Череповец превосходил многие губернские города России. И эта традиция до сих пор оказывает влияние на его судьбу.

«Здесь комфортно жить – мне нравятся стиль и ритм жизни родного города, нравятся его люди, которые умеют решать дела. За день здесь можно решить вопросы, на которые даже в столицах наших уходят недели и месяцы», – говорит городской «министр культуры» – глава соответствующего управления мэрии Леонид Лавров. Из окна его кабинета в историческом здании красного кирпича на Советском проспекте (в XIX веке – Воскресенском) хорошо виден бронзовый памятник Ивану Милютину, внимательно глядящему вверх – на куранты городского Камерного театра. «Уже к концу XIX века Череповец по потенциалу, динамике, хорошему авантюризму его рисковых, незашоренных людей сравнивали с молодыми американскими городами. История Череповца доказывает: достаточно было только создать более или менее подходящие условия, а главное – дать глоток свободы, как город немедленно начинал жить и развиваться. И мне очень нравится в Череповце сохраняющийся вкус к жизни», – продолжает Лавров.

Пляшем от печки

Главное предприятие Череповца – Череповецкий металлургический комбинат (ЧерМК), который, в свою очередь, составляет основу огромной горно-металлургической империи местного уроженца Алексея Мордашова.

Череповецкий металлургический комбинат был одной из множества великих индустриальных строек СССР. Уникальность утвержденного Совнаркомом в 30-е годы прошлого века проекта академика Бардина заключалась в идее поставить новый завод не на сырье, как это делалось прежде, а на пересечении водных и железнодорожных путей, связывающих город с рудными месторождениями Кольского полуострова, углем Воркуты и обеспечивающих отправку продукции потребителям.

Эти планы затормозила война. Возводить предприятие начали только в 1950-х годах. В 1952 году вместе с закладкой первой доменной печи по решению руководителя череповецкой стройки Диниахмеда Мамлеева закладывались и многоэтажные дома – он справедливо полагал, что строители и металлурги не должны жить в бараках. Поэтому рядом с огромным заводом вырос фактически новый город металлургов – во многом невыразительно-серый, сливающийся с индустриальным пейзажем, но местами удивительно выразительный. Привлекательность сталинского классицизма со временем только возрастает, и у городского руководства уже возникают идеи создания на месте комплекса центральной площади Металлургов и Комсомольского парка музея под открытым небом – Парка советского периода.

В принципе, это название можно отнести ко всему городу, в период развала СССР сумевшему сохранить практически весь промышленный потенциал. Спасительным «колпаком» в этом случае выступил ЧерМК. Новое руководство сумело спасти комбинат, переориентировав его с рухнувшего внутреннего рынка на внешний, а комбинат дал людям работу и зарплату, поддержал другие отрасли экономики – не только города, но и всего региона. До сих пор Череповец, население которого составляет четвертую часть всех жителей Вологодской области (надо сказать, не самой населенной), обеспечивает более 77% ее промышленного производства. Естественно, львиную долю в нем занимает металлургия.

Большинство транспортных маршрутов в городе ведут на ЧерМК. Это особенно заметно по утрам и вечерам, когда на завод или с завода непрерывным потоком идут забитые людьми автобусы и трамваи. Многие добираются на своих машинах (город в последние годы стремительно автомобилизируется, догоняя столицы) или на такси – этот вид транспорта переживает в Череповце расцвет. Во множестве частных таксомоторных предприятий работают те же металлурги – действующие или бывшие.

«В Череповце жить можно, – делится своим мнением Артем, водитель синего „Логана“, пока мы вместе с утренней пробкой продвигаемся в сторону огромных труб, дымящих в конце улицы Металлургов. – Таксистом я недавно, раньше был оператором в цехе шлакопереработки. Зарплата там маленькая, гоняют, как разнорабочего, да еще и оштрафовать могут за всякую ерунду. На заводе хорошо разве что управленцам – у них зарплата большая. Пошел в такси, потому что больше некуда. Надо было учиться, образование высшее получать, но по молодости не хотелось, а сейчас вроде бы и желание есть, да в голове пусто».

И таких, как Артем, в городе все больше. В прошлом году консалтинговая фирма BCG (Boston Consulting Group), составитель Global Challengers – рейтинга претендующих на мировое лидерство фирм, признала «Северсталь» одной из шести самых перспективных российских компаний. Руководство «Северстали» не устает повторять, что лидерство для нее не самоцель, а способ выжить. Это главный урок последнего и уже во многом преодоленного металлургами кризиса.

И компания старается соответствовать своей претензии во всем: организационно – выстраивая современную бизнес-систему, технологически – проводя модернизацию и ориентируясь на производство продуктов с высокой добавленной стоимостью для перспективных рыночных ниш (стройкомплекс, автопром, машиностроение), кадрово – оптимизируя численность работников, оставляя самых квалифицированных, трудоспособных и избавляясь от «балласта».

Надежда и опора

Представление о Череповце как о моногороде с экономической точки зрения не совсем верно. Перечень промышленных отраслей не исчерпывается металлургией, и за это надо тоже сказать спасибо специалистам советского Госплана.

В первую очередь следует вспомнить предприятия химического комплекса, которые последовательно строились в Череповце с начала 1970-х годов. История химических активов получилась не менее (если не более) захватывающей, чем металлургических. После развала Советского Союза предприятия довольно долго переходили из рук в руки, но закончилось все хэппи-эндом: все три завода – «Череповецкий Азот», «Аммофос» и «Карбамид» – оставались на плаву и в неплохой технологической форме до того счастливого момента, когда ими заинтересовался крупнейший отечественный холдинг «ФосАгро Г». Это заслуга их руководителей-технократов, таких как нынешний заместитель генерального директора «ФосАгро» и депутат областного Законодательного собрания Евгений Иванов.

Иванов, как и бывший руководитель ЧерМК Юрий Липухин, был довольно равнодушен к манипуляциям с пакетами акций. Однако оба понимали, что даже в самые тяжелые времена нужно всеми силами сохранять квалифицированные кадры и заниматься модернизацией производства. И оказались правы. Это сегодня и словами, и делами подтверждают молодые руководители череповецкой металлургии и химии Алексей Мордашов и Максим Волков.

Хотя вклад производства минеральных удобрений (основное направление активов, объединенных прошлым летом в дивизион «ФосАгро-Череповец») в общую структуру промышленного производства города сложно сравнивать с долей металлургии (18 против 72%), именно он оказался дополнительной опорой, которая помогла выстоять экономике Череповца в кризис. Этот период химики пережили менее болезненно, чем металлурги. Во всяком случае, не было ни остановок агрегатов, ни массовых увольнений.

В прошлом году под Череповцом в присутствии премьера Дмитрия Медведева запущен уникальный современный комплекс по производству карбамида в связке с газотурбинной электростанцией. «Мы не боимся кризиса», – утверждает Максим Волков. С ним согласен генеральный директор «ФосАгро-Череповец» Алексей Григорьев: «Наша технология очень конкурентная. Даже если цены упадут, будем продавать и ждать, когда неконкурентоспособные производители уйдут с рынка. Тогда и цена пойдет вверх».

Производственная программа на 2013 год вновь сверстана со значительным увеличением выпуска удобрений (по азотным – более 50%). А если благодаря поддержке правительства страны оживет отечественный сельхозпроизводитель, химики, по их словам, будут чувствовать себя еще увереннее. Мэр Череповца Юрий Кузин подчеркивает, что помимо химиков стабильность экономике города придает целый ряд промышленных предприятий – не самых крупных, но заметных в своих отраслях: машиностроении, пищевой промышленности, деревообработке.

«Деревообработчику в Череповце непросто: это индустриальный город, каких мало в стране. Рядом активно развиваются металлурги, химики, машиностроители, – объясняет Евгений Коротков, генеральный директор одного из крупнейших в России Череповецкого фанерно-мебельного комбината, поставляющего продукцию в 50 стран мира. – И мы вынуждены ориентироваться не на предприятия своей отрасли, а на соседей по городу, в котором, например, средняя зарплата выше общероссийской (если не брать Москву и нефтеносные регионы). Надо соответствовать – нам тоже нужны квалифицированные кадры. А заработная плата – наверное, главная составляющая в себестоимости продукта. И это заставляет нас быть эффективными – работа в таком городе, как Череповец, очень стимулирует к развитию».

Не хлебом единым

Со стороны Череповец производит впечатление благополучного города: здесь в среднем приличная зарплата, на улицах много новых автомобилей вполне престижных марок и прилично одетая толпа, в которой бросается в глаза обилие красивых девушек. За Шексной поднимаются новые жилые микрорайоны, где немедленно появляется главная примета благополучного мирного времени – мамы с колясками.

Все это – торговые центры, растущие один за другим, роскошные дворцы культуры, классический университет, театр и филармония, какими может похвалиться не всякий губернский город, – стало возможно в тепличных условиях города, прикрытого защитным индустриальным «колпаком». «„Северсталь“ четко выполняет свои социальные обязательства, – говорит генеральный директор дивизиона „Северсталь Российская сталь“ Александр Грубман. – Компания ведет на территории региона благотворительные проекты, в первую очередь – направленные на решение проблем социального сиротства и детской беспризорности, поддержку культуры. Инвестирует сотни миллионов долларов в модернизацию череповецкой площадки и экологические программы».

И все это правда: выполняет, ведет, решает, инвестирует и строит. Вот только на этом фоне саднящим диссонансом звучит откровение девушки – продавца в огромном новом торговом центре. «Плохо здесь жить, – вздыхает Марина. – Город грязный, некрасивый. Но мы родились здесь и этого не видим. Уезжать я пока не хочу. В будущем – возможно, но не сейчас. Чтобы переехать в Москву или Питер, нужны деньги, а у меня их нет. Знаю, люди копят, чтобы переехать. Я тоже коплю».

Владелец группы коммунальных компаний Александр Сметанин формулирует свои претензии более отчетливо: «В последние несколько лет Череповец у меня ассоциируется с душным помещением. Свежий ветер сюда не проникает, потому что все окна и двери хорошо закрыты. Хорошо здесь себя никто чувствовать не может, пока все мы, включая чиновников, так чрезмерно завязаны на „Северсталь“. Кто-то сказал однажды, что Череповец – рабочий поселок при заводе. Таким он пока и остается».

Социологические опросы подтверждают: большинство череповчан (77%) не чувствуют себя активными действующими лицами, от которых зависят реальные изменения, не считают себя непосредственными участниками череповецких событий. Глухое недовольство местной атмосферой патернализма выливается в усилившийся в последнее время отток молодых людей – как правило, наиболее мобильных и амбициозных.

Все могло быть еще хуже, если бы город и «Северсталь» не предвидели нечто подобное и не стали загодя к этому готовиться. Созданы Агентство городского развития, призванное содействовать развитию малого предпринимательства, а затем и инвестиционное агентство «Череповец», которое активно занялось привлечением инвесторов и инвестиций.

Для начала, рассказывает директор Агентства городского развития Оксана Андреева, удалось договориться с «Северсталью» о том, что компания будет привлекать малый и средний бизнес, обеспечивая его заказами. И сегодня услуги по реализации инвестиционной программы ЧерМК оказывают 210 малых и средних компаний, в основном череповецких, на 635-650 млн рублей ежеквартально. Примеру металлургов последовали химики.

Андреева особо отмечает эффективность финансовой программы поддержки предпринимательства, которую Агентство городского развития реализует вместе с банками при поддержке Минэкономразвития РФ. В результате количество субъектов малого и среднего бизнеса выросло на 12%, в том числе с 3 до 6% – доля предприятий, занятых в производстве. Этот сектор стал крупнейшим работодателем города – в нем занято уже более трети работоспособного населения. «Народ пошел в бизнес, – добавляет Оксана Андреева, – но возникает нехорошая тенденция, которую провоцирует политика руководства страны, – введение драконовских ставок страховых пенсионных взносов для предпринимателей. Мы столько сделали в городе и области для облегчения налогового бремени, и вдруг – такой удар. Люди начали в массовом порядке сдавать предпринимательские свидетельства».

Следующим шагом стала программа развития городской территории, которую местное инвестиционное агентство во взаимодействии с Агентством городского развития и Корпорацией развития Вологодской области реализует, основываясь во взаимоотношениях с инвесторами на принципах «одного окна». Среди уже запущенных в работу проектов можно назвать строительство не только закусочной «Макдональдс» или еще одного магазина сети «Ашан», но и заводов по производству специальной техники, пластиковой тары, лакокрасочной продукции.

Главная задача новой городской стратегии, как ее формулирует Юрий Кузин, – «не только реагировать на изменения в экономике, социальных приоритетах и ожиданиях людей, а сделать так, чтобы в Череповце было комфортно и нескучно жить». Люди действительно ждут большего жизненного разнообразия, которое не исчерпывается производством.

«Если бы у меня была еще одна возможность выбора, я бы не выбрала Череповец как место своего жительства, – размышляет признанная в 2011-м учителем года в Вологодской области и Череповце Альмира Бабушкина. – Здесь неблагоприятная экология, не очень ценят интеллигенцию. Это город инженеров – металлургов, химиков. Понимаю, развитие промышленности необходимо, но, по-моему, технократический путь – не лучший путь для человечества. Хотя мой сын – настоящий фанат Череповца. Он вернулся сюда из Москвы, где учился, и хочет сделать родной город лучше».

Такую дихотомию все большего количества молодых, активных, образованных череповчан, живущих в индустриальном «заповеднике» между металлургическими трубами и Соборной горкой, понимает и разделяет ректор Череповецкого университета Дмитрий Афанасьев. «Существование классического университета в промышленном городе имеет свои плюсы и минусы, – рассуждает он. – Большой плюс – близость к потенциальному работодателю, традиции взаимодействия с ним. Минус – в таких городах, как правило, менее развиты сферы гуманитарного профиля и соответствующий рынок труда. К тому же города, завязанные на традиционные отрасли, как правило, не дают достаточно импульсов для инновационного прорыва». В такой ситуации университету приходится работать, в некотором смысле инвестируя в перспективу, в ожидании, что выпускники сами создадут эти будущие точки роста, инновационные отрасли, новые предприятия.

Череповец

Численность населения на начало года, тыс. человек
Промышленное производство, млрд рублей
Инвестиции в основной капитал, млрд. рублей
Оборот розничной торговли, млрд рублей
Среднемесячная заработная плата (по полному кругу организаций), тыс. рублей

У партнеров

    Реклама