Настороженный реализм

Банки
Москва, 15.04.2013
«Эксперт Северо-Запад» №15 (612)
Предпосылок для заметного роста корпоративного кредитования банкиры не видят, основная задача – удержать темпы прошлого года

Иллюстрация: архив «Эксперта С-З»

Несмотря на ряд факторов, сдерживавших развитие банковского рынка, в целом прошлый год его участники оценивают как вполне удачный. И признают, что 2013-й поставит перед банками более сложные задачи. О том, готовы ли кредитные организации к внедрению принципов «Базеля III» и почему удержание прошлогодних темпов роста – уже положительный фактор, шла речь на круглом столе «Банки: выживание в условиях противоречий», организованном журналом «Эксперт Северо-Запад».

С одной стороны, увеличение корпоративного кредитования в стране на 12,7% – весьма невысокий показатель. С другой стороны, банкиры полагают, что этот результат вполне адекватен экономической ситуации и не катастрофичен для системы.

По словам управляющего Санкт-Петербургским филиалом Банка Москвы Александра Волкова, на корпоративном рынке в прошедшем году еще присутствовал отложенный после кризиса 2008-го спрос на финансовые ресурсы, существенным драйвером выступали госзаказы. «2012 год стал не самым плохим для банковского сектора как Северо-Западного федерального округа, так и России в целом, – считает он. – Текущий же год будет сложнее как для предприятий реального сектора экономики, так и для банков. Многие эксперты снижают прогнозы по росту российской экономики, и очевидно, что этот показатель уже отражает стагнацию».

Смещение акцентов

Банкиры отмечают, что несмотря на перебои с ликвидностью в течение 2012 года, на данный момент можно говорить о ее высоком уровне в целом по системе. Основной вопрос для банков – куда инвестировать средства, чтобы быть уверенными в их эффективном размещении. Банкиры не первый год сетуют на недостаточное количество качественных заемщиков, особенно на Северо-Западе, и осторожное отношение предприятий к увеличению долговой нагрузки.

«В прошлом году бизнес действительно осторожничал, как по политическим причинам, так и по экономическим. Сыграли роль проблемы в еврозоне, нестабильность на рынках США, а в мае наблюдался небольшой локальный кризис ликвидности в банковской системе, – подтверждает управляющий Санкт-Петербургским филиалом Транскредитбанка Елена Кондратюк. – Однако если банковскому сектору с учетом тенденций этого года удастся сохранить темпы роста 2012-го, это уже можно назвать положительным фактором». По ее мнению, сохранится настороженное отношение компаний и кредитных организаций к долгосрочным проектам. «Такое отношение банков обусловлено не только высокими рисками по подобным проектам, но и тем, что Банк России намерен повысить нормы отчислений в резервы при финансировании инвестиционных проектов, от реализации которых на текущий момент нет прибыли», – поясняет Кондратюк.

Еще одним вызовом на корпоративном рынке может стать уменьшение объема государственных заказов. «Судя по первому кварталу, их пока меньше, чем в прошлом году. По крайней мере что касается Северо-Запада, то затишье в этой сфере ощущается в том числе и в Санкт-Петербурге», – констатирует Александр Волков.

Низкие темпы роста кредитования реального сектора экономики подвигали многие кредитные организации активнее идти в розничный бизнес, что вкупе с агрессивной политикой высокорисковых игроков этого сегмента привело к увеличению уровня рисков на рынке в целом. Годовые темпы роста на 40% на фоне стагнирующей экономики и медленного подъема доходов населения – явный перегрев рынка, убеждены банкиры. «Четко обозначилась тенденция, которую отметил Центробанк и стал ее жестче контролировать, – смещение усилий многих банков с развития в корпоративном сегменте на активацию в рознице, – рассказывает заместитель управляющего филиалом Абсолют Банка в Санкт-Петербурге Андрей Рублев. – Отчасти это связано с быстрой оборачиваемостью сектора, но основополагающую функцию – кредитование реального сектора экономики – некоторые финансовые организации и вовсе отодвинули на второй план, что не совсем правильно. Это достаточно опасно для банков – погружаться с головой в потребительское кредитование».

Ряд банков, традиционно фокусирующихся на корпоративном кредитовании, тоже рассматривают развитие розницы, но по консервативному сценарию. «Российская экономика находится в состоянии некого перманентного кризиса, и отечественные банки в таких условиях, несмотря ни на что, научились выживать и даже развиваться. У них действительно достаточно ликвидности, вопрос в том, кому ее предоставить, где разместить, – рассуждает заместитель председателя правления банка „Викинг“ Юрий Мунтян. – С одной стороны, на рынке мало качественных заемщиков, отвечающих рисковым критериям банков, с другой – предприятия с учетом нестабильности экономики опасаются активно привлекать кредиты. Мы до недавнего времени не занимались потребительским кредитованием, работая только в корпоративном сегменте и при этом ставя во главу угла риск-менеджмент. В 2012 году наблюдался бум розничного кредитования, и, отслеживая поведение рынка, мы начинаем осторожно смотреть в сторону розницы. Но это рискованный сегмент, он требует тщательной проработки».

Стоит также учитывать, что массовое развитие розницы предполагает значительные инвестиции в построение сети и ИT-инфраструктуры, так что на такой шаг вряд ли пойдут банки, которые ранее данное направление не развивали. От них скорее можно ждать узкосегментированного розничного бизнеса, рассчитанного прежде всего на сотрудников предприятий, которые обслуживаются по корпоративной линии. «Банковский ритейл в целом в России действительно очень активно растет, а на корпоративном рынке развиваться становится все сложнее, и это одна из причин того, что мы начали формировать розничное направление и держим курс на создание универсального коммерческого банка», – объясняет первый заместитель председателя правления Банка БФА Евгений Мищук. Но, по его словам, корпоративный бизнес все же останется для банка приоритетным.

Эффект домино

Масштабы потребительского кредитования и темпы прироста портфелей – вопрос внутренней политики управления рисками в каждом банке, и если организация придерживается взвешенного подхода к риск-менеджменту, она вряд ли безоглядно станет развивать потребительские ссуды только потому, что этот сегмент бурно растет. Так что основные риски, которые здесь существуют, все же связаны с розничными банками, изначально проводящими высокорисковую политику, признают участники круглого стола.

«На рынке потребительского кредитования по-прежнему немало банков проводят высокорисковую политику, выдавая ссуды по предъявлении заемщиком одного лишь паспорта, – замечает Елена Кондратюк. – Конечно, невозвраты они покрывают за счет выплаты добросовестными клиентами кредитов по высоким процентным ставкам. Но любой сбой в этой схеме может привести к большим проблемам у таких банков. Это очень опасная тенденция, когда рост потребительского кредитования в значительной степени опережает увеличение доходов населения».

Хотя наибольшие проблемы в связи с розничным бумом могут ощутить ограниченное число кредитных организаций, в случае их «схлопывания» негатив достанется всему рынку. В частности, потому, что у таких банков велик аппетит не только к кредитованию, но и к привлечению средств граждан, утверждает Андрей Рублев. И кризис в этих организациях может вызвать социальный взрыв как раз среди вкладчиков, отчасти подорвав доверие населения к банковской системе в целом. «Да и не факт, что Агентству по страхованию вкладов будет просто выровнять ситуацию по компенсации потерь граждан, если проблемы возникнут параллельно у трех-четырех высокорисковых игроков», – размышляет Рублев.

Впрочем, Центробанк уже принял меры, чтобы охладить перегретый рынок, повысив с марта 2013 года нормы резервирования под необеспеченные ссуды на 1%. Такая мера, по на взгляд банкиров, неизбежно приведет к снижению темпов роста розничного кредитования и, вероятнее всего, к небольшому увеличению ставок по таким кредитам.

На счет три

Ужесточение рисковой политики регулятором стало мейнстримом на банковском рынке в прошлом году. В июле ЦБ ужесточил требования к оценке уровня рисков при расчете достаточности капитала и предупредил банковское сообщество о перспективах внедрения принципов «Базеля III» в 2013 году.

Первое нововведение подвигло кредитные организации увеличивать капитал уже в четвертом квартале 2012 года. «Несмотря на то что ужесточение методики оценки рисков при расчете норматива „H1“, и введение принципов „Базеля III“ не стало для рынка неожиданностью, банки ощутили влияние этих инициатив на свою деятельность, – констатирует Евгений Мищук. – Ужесточение требований оказалось довольно серьезным, и наш банк, у которого традиционно высокие уровни ликвидности и достаточности капитала, в связи с этими изменениями столкнулся с необходимостью увеличения капитала для дальнейшего наращивания корпоративного портфеля».

Многие участники рынка были вынуждены направлять большой объем прибыли на докапитализацию, некоторые разместили облигации и привлекли субординированные займы, а кто-то обратился за поддержкой к акционерам. В нынешнем году давление на капитал и рисковую политику банков продолжится в связи с переходом на «Базель III». Этот шаг банкиры оценивают неоднозначно.

С точки зрения заместителя председателя правления по работе с корпоративными клиентами банка «Александровский» Сергея Иванова, здесь важно соблюсти баланс между ужесточением рисковой политики и возможностями банковской системы эти нормы выполнять. Несомненно, меры ЦБ, направленные на рост устойчивости банковского рынка, необходимы. Пример – розничный рынок, где очень высокий уровень рисков, и банки об этом осведомлены, тем не менее в прошлом году они наращивали портфели взрывными темпами, и Центробанку ничего не оставалось, кроме как вмешаться и охладить рынок. «В то же время закручивание гаек не должно быть чрезмерным. Как, в частности, произошло в сфере финансирования инновационных проектов, за развитие которых теоретически государство активно выступает, – комментирует Иванов. – Однако банкам при существующих требованиях к рискам нужно создавать под такие кредиты практически стопроцентные резервы, что делает финансирование подобных проектов экономически нецелесообразным для них».

Стоит учитывать, что «Базель III» разрабатывался до того, как в мировой экономике начались глобальные проблемы. И некоторые его принципы сегодня вызывают опасения. Там прописано, приводит пример Иванов, что ликвидными активами для капитала первого уровня считаются государственные облигации. А тот же Кипр вкладывался в греческие облигации, и всем известно, чем это для его экономики закончилось. Аналогичные риски существуют и в отношении гособлигаций других государств еврозоны. «Гособлигации часто служат инструментами покрытия избыточных госрасходов. Так что, прописывая подобные рекомендации, авторы „Базеля III“ закладывают мину в основу банковской системы. В целом в связи с ужесточением рисковой политики можно ожидать сокращения объемов кредитования реального сектора экономики», – говорит Сергей Иванов.

В целом банкиры поддерживают курс ЦБ на повышение устойчивости системы, но призывают регулятора делать это поступательно, тщательно анализируя возможности банковского рынка. «Действия Центробанка направлены на то, чтобы указать рынку: в стране не может существовать 900 универсальных кредитных организаций. Необходима более узкая специализация большинства банков: они должны четко ориентироваться либо на корпоративный рынок, либо на розничный, либо на инвестиционный», – объясняет Евгений Мищук. Но в таком случае, продолжает он, следует реформировать как внутренние процедуры кредитных организаций, так и системы взаимодействия между ними. И, конечно, нужна соответствующая законодательная база: инвестиционный банк, выдавая кредит, не должен создавать под него стопроцентные резервы.

Третья версия «Базеля» окажет определенное давление на рынок кредитования, и, вероятно, стоит ожидать дальнейшего укрупнения банковской системы страны. «Банки будут вырабатывать механизмы адаптации к новым условиям, потому что отказываться от кредитования ни один банк не будет», – уверен Евгений Мищук.

При этом «Базель» – не догма, а принципы, на основании которых формируются определенные правила и действия, добавляет Андрей Рублев. На данный момент разумным представляется сделать паузу и проанализировать, как внедрение третьей версии системы происходит в других странах. В частности, до конца года на «Базель III» переходят банки Японии и Мексики. Участники круглого стола единодушны в том, что на основе специфики отечественного рынка и опыта других государств России целесообразнее адаптировать эти принципы, а не копировать их под кальку.

Уже смирились

Что касается прогнозов на текущий год, то вполне естественно, что высоких темпов роста на корпоративном рынке ждать не стоит. В условиях стагнации экономики, ужесточения рисковой политики хорошо бы сохранить темпы предыдущего года. При этом вполне вероятно увеличение объемов просроченной задолженности не только в розничном, но и в корпоративном сегменте.

К негативным тенденциям на рынке корпоративного кредитования помимо замедления развития экономики можно отнести усиление монополизации рынка в сегменте финансовых услуг для крупного бизнеса, считает Сергей Иванов. По его наблюдениям, многим предприятиям головные структуры настоятельно рекомендуют, с какими банками сотрудничать.

Но если некоторое время назад подобные рекомендации чаще всего касались кредитных организаций, предлагающих конкурентоспособные условия, то теперь нередко они относятся к банкам, у которых уровень тарифов в несколько раз выше, чем у финансовых институтов, с которыми компании работали прежде. А использование нерыночных механизмов не может благоприятно сказываться на рынке кредитования.

Настроение банкиров можно охарактеризовать как настороженный реализм. Пессимистичных нот пока немного, в том числе и потому, что в условиях стабильной нестабильности банки работают уже не первый год и, смирившись с этим, готовы вырабатывать новые инструменты для адаптации и роста бизнеса.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама