Парад приоритетов

2013

Наука, туризм, транзитный потенциал и интересы России в Арктике – вехи долгосрочного развития Петербурга

Со Стратегией развития Петербурга до 2030 года я ознакомился достаточно детально. Группа экспертов сейчас занимается оценкой документа, но не для того, чтобы его раскритиковать или, наоборот, похвалить, а чтобы показать, что нужно доработать, чтобы это был документ реальный, в котором не было бы «хотелок», как, например, в Концепции развития страны до 2020 года, где есть желания, но нет ресурсного обеспечения – этакий набор добрых пожеланий друзьям.

Стратегия позволяет выявить приоритеты, причем не только субъектов стратегирования, но и национальные приоритеты России, которые локализованы в городе, и сконцентрировать на них ресурсы. А вопросы социально-экономического развития надо рассматривать с точки зрения не таких широких пожеланий, а имеющихся ресурсов, которые позволят повышать качество жизни прежде всего в регионах концентрации стратегических интересов страны в целом. Стратегия-2030 так и разработана, хотя есть над чем работать дальше.

Какова последовательность разработки Стратегии? Вначале выясняются интересы региона, на их основе строятся приоритеты. Под приоритеты уже ищутся конкурентные преимущества, которые могут быть в объекте стратегирования – в данном случае в хозяйстве Петербурга. И когда приоритеты не обеспечены такими конкурентными преимуществами, возникает альтернатива – или создать их, или не осуществлять реализацию данного приоритета, если это будет дорого, неэффективно и т.д.

В первую очередь определяются приоритеты развития страны в целом, локализованные в регионе, далее – приоритеты Северо-Запада, затем – самого города.

А после этого определяются конкурентные преимущества. Они тоже имеют свою иерархию. Есть конкурентные преимущества, которые, несмотря на экономические сложности, в постсоветский период сохранились и даже усилились. Их нужно использовать в первую очередь. Затем – конкурентные преимущества, где имеется отставание, но при определенном ресурсном обеспечении его можно компенсировать. И далее – те, что появились в результате новых научных исследований, новой комбинации факторов расширенного производства, которые сформировались в городе. Такие конкурентные преимущества могут реализовать приоритет. А после этого уже приоритеты декомпозируются в цели. Цели обычно имеют только временной горизонт, без ресурсов. А уже задачи концентрируются в ресурсах. Главный фактор в стратегическом документе – экономия времени. Как говорил Наполеон, пространство можно вернуть, а время не вернешь.

Предыдущие долгосрочные документы, которые разрабатывались в Петербурге, да и во всей стране, ориентировались на комплексное развитие, «размазывание» весьма ограниченных средств по всей территории. Кроме того, стратегии строились исходя из проблем. В Стратегии-2030, в том числе в ее доработанных версиях, мы будем стремиться к тому, чтобы она ориентировалась не на проблемы, а на приоритеты. На комплексное развитие средств нет. А проблемы должны решаться в процессе достижения этих приоритетов.

Не страшно, когда работа над Стратегией противоречит когда-то принятым документам. Сегодня мы работаем с небольшим опережением. Только что в Госдуме прошел первое чтение государственный закон о стратегическом планировании. Он во многом улучшает законодательную основу и подзаконные акты, которые сегодня ограничивают правильное использование стратегических подходов к экономике и социальной среды территорий для реализации приоритетов страны. Это позитивная динамика. Хуже было, когда  вообще выкинули всю систему планирования, а слово «стратегия» чуть ли не запрещалось произносить. Сейчас другая проблема. Слово «стратегия» проходит период инфляции, и его произносят, когда нечего сказать.

Если говорить о роли Петербурга и внимании к городу в масштабах страны: в стране в целом сегодня на одного жителя приходится примерно 20 долларов прямых иностранных инвестиций, в Петербурге – примерно в три раза больше. Много это или мало? Это очень мало. По моей оценке, 1 тыс. долларов – вот та веха, когда прямые иностранные инвестиции превращаются в фактор экономического развития. А раз до этой цифры далеко, значит, требуется большая концентрация прямых иностранных инвестиций, требуется оздоровление климата, чтобы внутренние инвестиции и внутренний потенциал концентрировались на внутренних интересах и сформированных для их реализации стратегических приоритетах. В Петербурге есть огромный научный потенциал – это объективно. В городе великолепный потенциал для  развития туризма. Вклад туризма как отрасли в мировой экономический продукт – 9%. В таком городе, как Петербург, туризм должен приносить минимум 15-18%, а то и все 20. Третье – это транзитный потенциал. Самых наукоразвитых стран, где экономика знаний стала лидирующей отраслью, всего несколько. Это Скандинавские страны: Швеция, Норвегия, Дания. Ну а из далеких – Южная Корея и Израиль. Мне кажется, развитие отношений с этими странами, особенно со Скандинавией, также должно быть стратегическим приоритетом для Петербурга. И наконец, последнее – это стратегические интересы России в Арктике.

Санкт-Петербург

«Эксперт Северо-Запад» №47 (644)



    Реклама

    Качество научных исследований как фактор продвижения университетов на мировой арене

    Аналитический центр «Эксперт» начал подготовку второго Рейтинга факультетов. Уникальность рейтинга состоит в том, что объектом ранжирования стали позиции российских вузов в узких предметных областях




    Реклама